1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воспоминания жены достоевского

Анна Достоевская — Воспоминания

Анна Достоевская — Воспоминания краткое содержание

Федор Михайлович Достоевский — такова главная тема воспоминаний; рассказ о Достоевском — семьянине, любящем муже, заботливом и нежном отце — основной стержень книги

Воспоминания — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Предисловие (к “Воспоминаниям”)

Я никогда прежде не задавалась мыслью написать свои воспоминания. Не говоря уже о том, что я сознавала в себе полное отсутствие литературного таланта, я всю мою жизнь была так усиленно занята изданиями сочинений моего незабвенного мужа, что у меня едва хватало времени на то, чтоб заботиться о других, связанных с его памятью, делах.

В 1910 году, когда мне, по недостатку здоровья и сил, пришлось передать в другие руки так сильно интересовавшее меня дело издания произведений моего мужа и когда, по настоянию докторов, я должна была жить вдали от столицы, я почувствовала громадный пробел в моей жизни, который необходимо было заполнить какою-либо интересующею меня работой, иначе, я чувствовала это, меня не надолго хватит.

Живя в полнейшем уединении, не принимая или принимая лишь отдаленное участие в текущих событиях, я мало-помалу погрузилась душою и мыслями в прошлое, столь для меня счастливое, и это помогало мне забывать пустоту и бесцельность моей теперешней жизни.

Перечитывая записные книжки мужа и свои собственные, я находила в них такие интересные подробности, что невольно хотелось записать их уже не стенографически, как они были у меня записаны, а общепонятным языком, тем более, что я была уверена, что моими записями заинтересуются мои дети, внуки, а может быть, и некоторые поклонники таланта моего незабвенного мужа, желающие узнать, каким был Федор Михайлович в своей семенной обстановке.

Из этих разновременно записанных в последние пять зим (1911-1916) воспоминаний составилось несколько тетрадей, которые я постаралась привести в возможный порядок.

Не ручаясь за занимательность моих воспоминаний, могу поручиться за их достоверность и полное беспристрастие в обрисовке поступков некоторых лиц: воспоминания основывались главным образом на записях и подкреплялись указаниями на письма, газетные и журнальные статьи.

Признаю откровенно, что в моих воспоминаниях много литературных погрешностей: растянутость рассказа, несоразмерность глав, старомодный слог и пр. Но в семьдесят лет научиться новому трудно, а потому да простят мне эти погрешности ввиду моего искреннего и сердечного желания представить читателям Ф. М. Достоевского со всеми его достоинствами и недостатками — таким, каким он был в своей семейной и частной жизни.

Часть первая Детство и юность

I Мое появление на Свет Божий

С Александро-Невской лаврой в Петербурге соединены многие важные для меня воспоминания: так, в единственной приходской церкви (ныне монастырской) Лавры, находящейся над главными входными вратами, были обвенчаны мои родители. Сама я родилась 30 августа, в день чествования св. Александра Невского, в доме, принадлежащем Лавре, и давал мне молитву и меня крестил лаврский приходский священник. На Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры погребен мой незабвенный муж, и, если будет угодно судьбе, найду и я, рядом с ним, место своего вечного успокоения. Как будто все соединилось для того, чтобы сделать Александро-Невскую лавру самым дорогим для меня местом во всем мире.

Родилась я 30 августа 1846 года, в один из тех прекрасных осенних дней, которые слывут под названием дней “бабьего лета”. И доныне праздник св. Александра Невского считается почти главенствующим праздником столицы, и в этот день совершается крестный ход из Казанского собора в Лавру и обратно, сопровождаемый массою свободного в этот день от работ народа. Но в прежние, далекие времена, день 30 августа праздновался еще торжественнее: посредине Невского проспекта, на протяжении более трех верст, устраивался широкий Деревянный помост, по которому, на возвышении, не смешиваясь с толпой, медленно двигался крестный ход, сверкая золочеными крестами и хоругвями. За длинной вереницей духовных особ, облаченных в золоченые и парчовые ризы, шли высокопоставленные лица, военные в лентах и орденах, а за ними ехало несколько парадных золоченых карет, в которых находились члены царствующего дома. Все шествие представляло такую редкую по красоте картину, что на крестный ход в этот день сбирался весь город.

Мои родители жили в доме, принадлежащем и поныне Лавре, во втором этаже. Квартира была громадная (комнат 11), и окна выходили на (ныне) Шлиссельбургский проспект и частью на площадь перед Лаврою <Дом в том же виде существует и теперь. (Прим. А. Г. Достоевской.)>. Семья была большая: старушка-мать и четыре сына, из которых двое были женаты и имели детей. Жили дружно и по-старинному гостеприимно, так что в дни рождения и именин членов семейства, на рождестве и святой все близкие и дальние родные сбирались у бабушки с утра и весело проводили время до поздней ночи. Но особенно много собиралось гостей 30 августа, так как при хорошей погоде окна были открыты и можно было с удобством посмотреть на шествие, а кстати и побыть в веселом знакомом обществе. Так было и 30 августа 1846 года. Моя матушка вместе с прочими членами семьи, вполне здоровая и веселая, радушно встречала и угощала гостей, а затем скрылась, и все были уверены, что молодая хозяйка хлопочет во внутренних комнатах насчет угощения. А между тем моя матушка, не ожидавшая так скоро предстоявшего ей “события”, вероятно, вследствие усталости и волнения, вдруг почувствовала себя нехорошо и удалилась в свою спальню, послав за необходимою в таких случаях особою. Мать моя всегда пользовалась хорошим здоровьем, у ней уже прежде рождались дети, а потому наступившее событие не внесло никакой суматохи и волнения в доме.

Около двух часов дня торжественная обедня в соборе окончилась, загудели звучные лаврские колокола, и при выступлении крестного хода из главных ворот Лавры раздались торжественные звуки стоявшей на площади военной духовой музыки. Лица, сидевшие у окон, стали сзывать остальных гостей, и были слышны восклицания: “Идет, идет, тронулся крестный ход”. И вот при этих-то восклицаниях, звоне колоколов и звуках музыки, слышанных моею матушкою, тронулась и я в мой столь долгий жизненный путь <Про обстоятельства, сопровождавшие мое появление на свет, я слышала впоследствии от разных дядюшек и тетушек, бывших в тот день в гостях, много рассказов с разными вариациями и комментариями. (Прим. А. Г. Достоевской.)>.

Торжественная процессия прошла, и гости стали собираться домой, но их удержало желание проститься с бабушкой, которая, как им сказали, прилегла отдохнуть. Около трех часов в залу, где были гости, вошел мой отец, ведя под руку старушку-мать. Остановившись среди комнаты, мой отец, несколько взволнованный происшедшим событием, торжественно провозгласил: “Дорогие наши родные и гости, поздравьте меня с великою радостью: бог даровал мне дочь Анну”. Отец мой был чрезвычайно веселого характера, балагур, шутник, что называется, “душа общества”. Думая, что это известие — праздничная шутка, никто ей не поверил, и раздались восклицания: “Не может быть! Григорий Иванович шутит! Как же это возможно? Ведь Анна Николаевна все время была тут”, — и т. д. Тогда сама бабушка обратилась к гостям: “Нет, Гриша говорит правду: час тому назад появилась на свет моя внучка, Нюточка!”

Жена Достоевского

Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека.

Сегодня день рождения Федора Достоевского. Он родился 11 ноября 1821 года.

Пару лет назад перечитывала «Преступление и наказание». Так как читаю по несколько книг одновременно, решила, что Достоевского буду читать по 20-30 страниц во время обеденного перерыва. И в какой-то момент поймала себя на мысли о том, что с нетерпением, в предвкушении жду очередной встречи с его героями. Кстати, читала где-то, что это любимая книга Ирины Шейк.

Недавно перечитывала его «Неточку Незванову» — незаконченный роман, превращённый впоследствии автором в повесть. И собираюсь в ближайшие дни начать «Идиота». Эту книгу мне хочется читать в бумажном виде, но пока руки еще не дошли купить ее. Зато она есть у Ирины))

Несмотря на то, что я люблю Достоевского и сегодня его день рождения, пост все же решила написать об его удивительной жене Анне.

В момент их знакомства ей было 20, ему 45. В то время Достоевский испытывал серьёзные материальные затруднения. На нём висел долг в 25 тыс. руб. К тому же на попечении писателя находилась не только семья умершего старшего брата, но и младший, Николай, а также 21-летний пасынок — сын его первой жены, Марии Дмитриевны. Федор Михайлович, трудившийся над романом «Преступление и наказание», который частями выходил в журнале, должен был сделать вынужденную паузу. По кабальному договору с издателем Стелловским менее чем через месяц к 1 ноября Достоевский должен был представить ему какой-нибудь небольшой роман. Если бы произведение не было готово, ему грозила бы 9-летняя потеря авторских прав на все вновь создаваемые сочинения. Ужас заключался в том, что романа у Достоевского не было! А до конца срока оставалось 26 дней.

Ему посоветовали взять стенографа и попытаться с его помощью в сжатые сроки написать новое произведение. Так в квартиру Достоевского пришла лучшая выпускница курсов стенографов — 20-летняя Анна Сниткина.

Неточка, как ее называли в семье, окончила Мариинскую женскую гимназию с серебряной медалью. Она решила посвятить свою жизнь обучению детей и поступила на педагогические курсы. Но из-за тяжелой болезни отца юная Анна была вынуждена бросить обучение. Но отец настоял, чтобы она пошла учиться стенографии. Однажды ее учитель стенографии П. М. Ольхин предложил ей работу: Аня должна была стенографировать у писателя Ф. М. Достоевского, который, по удивительному стечению обстоятельств, был любимым писателем ее отца. Получив от Ольхина записку, в которой значилось: «Столярный переулок, угол М. Мещанской, дом Алонкина, кв. № 13, спросить Достоевского», Неточка отправилась по указанному адресу.

«Он мне не понравился и оставил тяжелое впечатление. Я думала, что навряд ли сойдусь с ним в работе, и мечты мои о независимости грозили рассыпаться прахом», — вспоминала потом Анна.

Новым спасительным романом должен был стать «Игрок». Ночью Достоевский делал наброски, днём надиктовывал их стенографистке, вечером она приводила записи в порядок, а утром Достоевский исправлял приготовленные листки. «Игрок» был написан в срок — 30 октября 1866 года роман был закончен.

Это титульный лист первого издания романа «Игрок».

Однако издатель специально исчез из Петербурга, не давая Достоевскому возможности исполнить договор. И тут Анна проявила смекалку — рукопись была сдана под расписку приставу той полицейской части, где проживал Стелловский, за несколько часов до истечения срока.

Спустя 8 дней Неточка вновь пришла к Федору Михайловичу, чтобы договориться о работе над завершением «Преступления и наказания». Однако тот заговорил с девушкой о новом романе — истории старого художника, пережившего много страданий, который встречает молодую девушку по имени Анна.

Спустя годы она вспоминала: «Поставьте себя на ее место, — сказал он дрожащим голосом. — Представьте, что этот художник — я, что я признался вам в любви и просил быть моей женой. Скажите, что вы бы мне ответили?“ Я взглянула на столь дорогое мне, взволнованное лицо Федора Михайловича и сказала: „Я бы вам ответила, что вас люблю и буду любить всю жизнь!»

«Я поняла, что это не простая „слабость воли“, а всепоглощающая человека страсть, нечто стихийное, против чего даже твердый характер бороться не может. С этим надо примириться, смотреть как на болезнь, против которой не имеется средств».

Из ее воспоминаний.

15 февраля 1867 года они поженились. Первые месяцы их супружеской жизни были тяжелы для молодой женщины: как известно, писатель всю жизнь страдал от эпилепсии, и Анна мучилась от осознания, что ничем не может ему помочь. Терзали ее и сомнения: ей казалось, что муж вдруг разочаруется в ней и разлюбит. Кроме того, многочисленные родственники Достоевского, с которыми ей приходилось жить под одной крышей, относились к ней с пренебрежением, а пасынок мужа и вовсе откровенно издевался.

Чтобы сменить обстановку и не дать браку разрушиться, Анна Григорьевна предложила супругу отправиться в путешествие в Европу, ради которого ей пришлось заложить драгоценности, доставшиеся в приданое. Сам же Федор Михайлович был беден: как только появлялся даже самый маленький гонорар, родственники прибегали с различными просьбами, в которых тот был не в силах отказать. Вообще он был человеком очень добрым и наивным: писатель был готов отдать последнее, не замечая даже явного обмана.

В путешествие супруги отправились с тяжелым сердцем, так как Достоевский боялся, что страсть к рулетке, возникшая в предыдущие заграничные поездки, объявится вновь. 21-летняя Анна и вовсе впервые в жизни оказалась далеко от матери, которую утешала тем, что вернется через 3 месяца (на деле же они вернулись в Петербург спустя 4 года). Девушка пообещала матери записывать все, что будет происходить, в записную книжку — так родился уникальный дневник жены писателя, в котором были описаны многие подробности их тогдашней жизни.

Читать еще:  Какие делают поминки

В 1867 году, во время поездки, Анна нашла увлечение, которое оставалось с ней на протяжении всей жизни — коллекционирование почтовых марок, — и стала одной из первых филателисток в России.

Вот что она пишет в «Воспоминаниях»: «Очень меня возмущало в моем муже то, что он отвергал в женщинах моего поколения какую-либо выдержку характера, какое-нибудь упорное и продолжительное стремление к достижению намеченной цели.

Этот спор меня почему-то раззадорил, и я объявила мужу, что на своем личном примере докажу ему, что женщина годами может преследовать привлекшую ее внимание идею. А так как в настоящую минуту никакой большой задачи я пред собой не вижу, то начну хоть с занятия, только что тобою указанного, и с сегодняшнего дня стану собирать марки.

Сказано — сделано. Я затащила Федора Михайловича в первый попавшийся магазин письменных принадлежностей и купила (на свои деньги) дешевенький альбом для наклеивания марок. Дома я тотчас слепила марки с полученных трех-четырех писем из России и тем положила начало коллекции. Наша хозяйка, узнав о моем намерении, порылась между письмами и дала мне несколько старинных Турн-и-Таксис и Саксонского Королевства. Так началось мое собирание почтовых марок, и оно продолжается уже сорок девять лет. »

Достоевский не умел обращаться с деньгами, и после в возвращения в Петербург Анна Григорьевна взяла руководство финансовыми делами семьи в свои руки, оберегая писателя от докучливых кредиторов. Она всегда относилась к супругу как к большому, наивному и простодушному ребенку (хоть он и был старшее нее на четверть века), которого надо оберегать от всех насущных проблем. Вскоре после возвращения она родила сына Федора (это был уже их третий ребенок после первенца Софии, которая умерла в три месяца, и дочки Любы), но, невзирая на хлопоты с новорожденным, Анна Григорьевна решила сама разобраться с кредиторами.

Она договорилась с ними об отсрочке платежа и начала заниматься тем, что никогда не делал ни один из русских писателей: готовить роман «Бесы» к самостоятельной публикации без помощи издателей. Со свойственной ей педантичностью Достоевская разобралась во всех тонкостях издательского дела, и «Бесы» разошлись моментально, принеся хорошую прибыль. И с тех пор супруга писателя самостоятельно занималась публикациями всех произведений своего гениального мужа.

В 1875 году в семье случилось еще одно радостное событие — родился второй сын, Алексей. Но, к несчастью, ему передалась болезнь Федора Михайловича, эпилепсия, и первый же приступ, случившийся с мальчиком в 3 года, его убил. Писатель был вне себя от горя, и Анна Григорьевна настояла на том, чтобы он отправился в Оптину пустынь, а сама осталась наедине со своей бедой. «Моя обычная жизнерадостность исчезла, равно как и всегдашняя энергия, на место которой явилась апатия. Я охладела ко всему: к хозяйству, делам и даже к собственным детям», — напишет она в своих «Воспоминаниях» годами позже.

Вернувшись из Оптиной пустыни, Федор Михайлович сел за главное творение своей жизни — «Братьев Карамазовых». Анна, как всегда, стенографировала, ведь к Рождеству 1881 года роман должен был быть издан. Последний труд Достоевского, который он посвятил Анне Григорьевне, был завершен 8 ноября 1880 года. Спустя 2 месяца после публикации великого писателя не стало. Анне Григорьевне Сниткиной, в замужестве Достоевской, было 34 года.

«Идя за гробом Федора Михайловича, я давала себе клятву жить для наших детей, давала обет остальную мою жизнь посвятить, сколько будет в моих силах, прославлению памяти моего незабвенного мужа и распространению его благородных идей».

Анна с дочерью Любой и сыном Федором.

После смерти Федора Михайловича Анна Григорьевна больше никогда не выходила замуж, а на вопрос, почему она не найдет себе супруга, отвечала: «Да и за кого можно идти после Достоевского? Разве за Толстого. Так он женат!»

Из ее воспоминаний:

«Мне всю жизнь представлялось некоторого рода загадкою то обстоятельство, что мой добрый муж не только любил и уважал меня, как многие мужья любят и уважают своих жен, но почти преклонялся предо мною, как будто я была каким-то особенным существом, именно для него созданным, и это не только в первое время брака, но и во все остальные годы до самой его смерти. А ведь в действительности я не отличалась красотой, не обладала ни талантами, ни особенным умственным развитием, а образования была среднего (гимназического). И вот, несмотря на это, заслужила от такого умного и талантливого человека глубокое почитание и почти поклонение».

Анна Григорьевна пережила писателя на 37 лет и все эти годы посвятила его памяти: только полные собрания сочинений гениального мужа при ее жизни издавались 7 раз, а отдельные книги — в еще большем количестве. В конце XIX века она спустя многие годы принялась за расшифровку стенографических записей 1867 года, которые, как и их письма с супругом и «Воспоминания», были опубликованы уже после смерти Достоевской, поскольку она сама считала их издание нескромным. В память о Федоре Михайловича она организовала в Старой Руссе — там, где у супругов была дача, — школу для бедных крестьянских детей.

Их брак продлился всего 14 лет, но именно в это время Федор Михайлович Достоевский написал все свои самые известные и значимые романы: «Преступление и наказание», «Идиот», «Братья Карамазовы». Хочется сказать большое спасибо Анне Григорьевне не только за то, что она была его музой и вдохновляла писателя, но и за ее труд, сделавший Достоевского самым издаваемым русским писателем в мире.

15 фактов о Достоевском

1. В романе Ф. Достоевского «Бесы» цинично-надменный образ Ставрогина вам станет более понятен, если знать один нюанс. В рукописном оригинале романа есть признание Ставрогина об изнасиловании девятилетней девочки, которая после этого повесилась. Из печатного издания этот факт изъят.

2. Достоевский, в прошлом состоявший в революционной организации беспредельщиков Петрашевского, в романе «Бесы» описывает членов этой организации. Подразумевая под бесами революционеров, Фёдор Михайлович прямо пишет о своих бывших подельниках – это было «…противоестественное и противогосударственное общество человек в тринадцать», говорит о них, как о «…скотском сладострастном обществе » и что это «…не социалисты, а мошенники…». За правдивую прямоту о революционерах В.И.Ленин обзывал Ф.М.Достоевского «архискверный Достоевский».

3. В 1859 Достоевский вышел в отставку из армии «по болезни» и получил разрешение жить в Твери. В конце года он переехал в Петербург и совместно с братом Михаилом стал издавать журналы «Время», затем «Эпоха», сочетая огромную редакторскую работу с авторской: писал публицистические и литературно-критические статьи, полемические заметки, художественные произведения. После смерти брата от журналов осталось огромное количество долгов, которые Федору Михайловичу приходилось выплачивать почти до конца жизни.

4. Любителям творчества Ф.М.Достоевского, известно, что грех отцеубийства в «Братьях Карамазовых» лежит на Иване, но не ясна причина преступления. В рукописном оригинале «Братьев Карамазовых» указана истинная причина преступления. Оказывается, сын Иван убил отца Ф.П.Карамазова из-за того, что отец насиловал малолетнего Ивана содомским грехом, в общем, за педофилию. В печатные издания этот факт не вошёл.

5. Достоевский широко использовал реальную топографию Петербурга в описании мест своего романа «Преступление и наказание». Как признался писатель, описание двора, в котором Раскольников прячет вещи, украденные им из квартиры процентщицы, он составил из личного опыта — когда однажды прогуливаясь по городу, Достоевский завернул в пустынный двор с целью справить нужду.

6. Его впечатлительность явно выходила за границы нормы. Когда какая-нибудь уличная красотка говорила ему «нет», он падал в обморок. А если она говорила «да», результат зачастую был точно таким же.

7. Сказать, что Федор Михайлович обладал повышенной сексуальностью, значит, почти ничего не сказать. Это физиологическое свойство было настолько в нем развито, что, несмотря на все старания скрыть его, невольно прорывалось наружу — в словах, взглядах, поступках. Это, конечно же, замечали окружающие и осмеивали его. Тургенев назвал его «русским маркизом де Садом». Не в состоянии совладать с чувственным огнем, он прибегал к услугам проституток. Но многие из них, однажды вкусив любви Достоевского, потом отказывались от его предложений: слишком уж необычна, и, главное, болезненна была его любовь.

8. Спасти от пучины разврата могло лишь одно средство: любимая женщина. И когда такая в его жизни появилась, Достоевский преобразился. Именно она, Анна, явилась для него и ангелом-спасителем, и помощником, и той самой сексуальной игрушкой, с которой можно было делать все, без чувства вины и угрызения совести. Ей было 20, ему — 45. Анна была молода и неопытна, и не видела ничего странного в тех интимных отношениях, которые предложил ей муж. Насилие и боль она воспринимала как должное. Даже если она и не одобряла, или ей не нравилось то, чего хотел он, она не говорила ему «нет», и никак не обнаруживала своего неудовольствия. Однажды она написала: «Я готова провести остаток своей жизни, стоя пред ним на коленях». Его удовольствие она ставила превыше всего. Он был для нее Богом…

9. Знакомство с будущей супругой Анной Сниткиной пришлось на очень трудный период в жизни писателя. Он заложил ростовщикам за копейки буквально все, что только мог, даже свое ватное пальто и, тем не менее, за ним оставались срочные долги в несколько тысяч рублей. В этот момент Достоевский подписал с издателем Стрелловским фантастически кабальный контракт, согласно которому он должен был, во-первых, продать ему все свои уже написанные произведения, а во-вторых, написать к определенному сроку новое. Главным же пунктом в контракте была статья, согласно которой в случае непредставления нового романа к сроку, Стрелловский в продолжении девяти лет будет издавать как вздумается все, что напишет Достоевский причем без вознаграждения.
Несмотря на кабальность, контракт дал возможность Достоевскому расплатиться с наиболее агрессивными кредиторами и сбежать от остальных за границу. Но после возвращения оказалось, что до сдачи нового романа в полторы сотни страниц остался месяц, а у Федора Михайловича не написано ни строчки. Друзья предложили ему воспользоваться услугами «литературных негров», но он отказался. Тогда они посоветовали ему пригласить хотя бы стенографистку, которой и была юная Анна Григорьевна Сниткина. Роман «Игрок» был написан (вернее, продиктован Сниткиной) за 26 дней и сдан в срок! Причем при обстоятельствах опять же экстраординарных – Стрелловский специально уехал из города, и Достоевскому пришлось оставить рукопись под расписку приставу части, где проживал издатель.
Достоевский же сделал юной девушке (ей тогда было 20 лет, ему-45) предложение и получил согласие.

10. Мать Анны Григорьевны Сниткиной (второй жены) была солидной домовладелицей и давала за дочкой многотысячное приданое в виде денег, утвари и доходного дома.

11. Анна Сниткина уже в юном возрасте вела жизнь капиталистки-домовладелицы и после свадьбы с Федором Михайловичем, сразу взялась за его финансовые дела.
В первую очередь она усмирила многочисленных кредиторов покойного брата Михаила, объяснив им, что лучше получать долго и понемногу, чем не получать вовсе.
Потом обратила свой деловой взгляд на издание книг ее мужа и обнаружила, опять же, вещи совершенно дикие. Так, за право издать популярнейший роман «Бесы» Достоевскому предложили 500 рублей «авторских», причем с выплатой частями в течение двух лет. В то же время, как оказалось, типографии, при условии известности писательского имени, охотно печатали книги с отсрочкой платежа на полгода. Таким же образом можно было приобрести и бумагу для печатания.
Казалось бы, при таких условиях очень выгодно издавать свои книги самим. Однако смельчаки скоро прогорали, поскольку издатели книготорговцы-монополисты, естественно, быстро перекрывали им кислород. Но 26-летняя барышня оказалась им не по зубам.

В результате изданные Анной Григорьевной «Бесы» вместо предложенных издателями 500 рублей «авторских» принесли семейству Достоевских 4000 рублей чистого дохода. В дальнейшем она не только самостоятельно издавала и продавала книги своего мужа, но и занималась, как бы сейчас сказали, оптовой торговлей книгами других авторов, нацеленной на регионы.

Сказать, что Федору Михайловичу бесплатно достался один из лучших менеджеров его современности, — значит сказать пол правды. Ведь этот менеджер еще и беззаветно любил его, рожал детей и терпеливо вел за копейки (отдавая кровно заработанные тысячи рублей кредиторам) домашнее хозяйство. Кроме того, все 14 лет замужняя Анна Григорьевна еще и бесплатно работала у своего мужа стенографисткой.

Читать еще:  Как поминать самоубийцу

12. В письма к Анне Федор Михайлович часто был не сдержан и наполнял их множеством эротических аллюзий: «Целую тебя поминутно в мечтах моих всю, поминутно взасос. Особенно люблю то, про что сказано: И предметом сим прелестным — восхищен и упоен он. Этот предмет целую поминутно во всех видах и намерен целовать всю жизнь. Ах, как целую, как целую! Анька, не говори, что это грубо, да ведь что же мне делать, таков я, меня нельзя судить… Целую пальчики ног твоих, потом твои губки, потом то, чем «восхищен и упоен я». Эти слова написаны им в 57 лет.

13. Анна Григорьевна сохранила верность мужу до своего конца. В год его смерти ей исполнилось лишь 35 лет, но она сочла свою женскую жизнь конченной и посвятила себя служению его имени. Она издала полное собрание его сочинений, собрала его письма и заметки, заставила друзей написать его биографию, основала школу Достоевского в Старой Руссе, сама написала воспоминания. В 1918 году, в последний год ее жизни, к Анне Григорьевне пришел начинающий тогда композитор Сергей Прокофьев и попросил сделать в его альбом, «посвященный солнцу», какую-нибудь запись. Она написала: «Солнце моей жизни — Федор Достоевский. Анна Достоевская…»

14. Достоевский был невероятно ревнив. Приступы ревности охватывали его внезапно, возникая подчас на ровном месте. Он мог неожиданно вернуться час домой — и начать обшаривать шкафы и заглядывать под все кровати! Или ни с того ни с сего приревнует к соседу — немощному старику.
Поводом для вспышки ревности мог послужить любой пустяк. Например: если жена слишком долго смотрела на такого-то, или — слишком широко улыбнулась такому-то!
Достоевский выработает для второй жены Анны Сниткиной ряд правил, которых она, по его просьбе, станет придерживаться впредь: не ходить в облегающих платьях, не улыбаться мужчинам, не смеяться в разговоре с ними, не красить губы, не подводить глаз… И вправду, с этих пор Анна Григорьевна будет вести себя с мужчинами предельно сдержанно и сухо.

15. В 1873 Достоевский начал редактировать газету-журнал «Гражданин», где не ограничился редакторской работой, решив печатать собственные публицистические, мемуарные, литературно-критические очерки, фельетоны, рассказы. Эта пестрота «искупалась» единством интонации и взглядов автора, ведущего постоянный диалог с читателем. Так начал создаваться «Дневник писателя», которому Достоевский посвятил в последние годы много сил, превратив его в отчет о впечатлениях от важнейших явлений общественной и политической жизни и изложив на его страницах свои политические, религиозные, эстетические убеждения.
«Дневник писателя» имел огромный успех и побудил многих людей вступить в переписку с его автором . По сути это был первый живой журнал.

Достоевский в воспоминаниях своей супруги

Анна Григорьевна о Федоре Михайловиче

Обстоятельства знакомства Анны Сниткиной и Федора Достоевского уже давно стали своеобразной литературной байкой. Осенью 1866 года в качестве стенографистки Анна Григорьевна участвовала в подготовке романа «Игрок», и в ходе совместной работы Федор Михайлович влюбился в свою юную помощницу. 15 февраля 1867 года они поженились.

В браке у них родилось четверо детей. Анна Григорьевна во всем помогала своему мужу, а после его смерти в 1881 году собрала и систематизировала его рукописи, письма, фотографии и личные вещи. Теперь все это представлено в музее писателя.

Эта удивительная женщина оставила замечательные мемуары.

Мы публикуем из них несколько отрывков:

А как бы выиграли в художественном отношении произведения моего мужа, если бы он не имел этих взятых на себя долгов и мог писать романы не спеша, просматривая и отделывая, прежде чем отдать их в печать. В литературе и обществе часто сравнивают произведения Достоевского с произведениями других талантливых писателей и упрекают Достоевского в чрезмерной сложности, запутанности и нагроможденности его романов, тогда как у других творения их отделаны, а у Тургенева, например, почти ювелирски отточены. И редко кому приходит в голову припомнить и взвесить те обстоятельства, при которых жили и работали другие писатели, и при которых жил и работал мой муж. Почти все они (Толстой, Тургенев, Гончаров) были люди здоровые и обеспеченные и имевшие полную возможность обдумывать и отделывать свои произведения. Федор же Михайлович страдал двумя тяжкими болезнями, был обременен большою семьею, долгами и занят тяжелыми мыслями о завтрашнем дне, о насущном хлебе.

Мой дорогой муж представлял собой идеал человека! Все высшие нравственные и духовные качества, которые украшают человека, проявились в нем в самой высокой степени. Он был добр, великодушен, милосерден, справедлив, бескорыстен, деликатен, сострадателен — как никто!

Боже, как они мня мучают! Что мне о том, «кого потеряла Россия»? Что мне в эти минуты до «России»? Вспомните, кого я потеряла? Я лишилась лучшего в мире человека, составлявшего радость, гордость и счастье моей жизни, мое солнце, мое божество! Пожалейте меня, лично меня пожалейте и не говорите мне про потерю России в эту минуту!

Действительно, мы с мужем представляли собой людей «совсем другой конструкции, другого склада, других воззрений», но «всегда оставались собою», нимало не вторя и не подделываясь друг к другу, и не впутывались своею душою — я — в его психологию, он — в мою, и таким образом мой добрый муж и я — мы оба чувствовали себя свободными душой. Федор Михайлович, так много и одиноко мысливший о глубоких вопросах человеческой души, вероятно, ценил это мое невмешательство в его душевную и умственную жизнь, а потому иногда говорил мне: «Ты единственная из женщин, которая поняла меня!» (то есть то, что для него было важнее всего). Его отношения ко мне всегда составляли какую-то «твердую стену, о которую (он чувствовал это), что он может на нее опереться или, вернее, к ней прислониться. И она не уронит и согреет».

Сначала мне представлялось странным, как это Федор Михайлович, с таким мужеством перенесший в своей жизни столько разнородных страданий (заключение в крепости, эшафот, ссылку, смерть любимого брата, жены), как он не имеет настолько силы воли, чтобы сдержать себя, остановиться на известной доле проигрыша, не рисковать своим последним талером. Мне казалось это даже некоторым унижением, недостойным его возвышенного характера, и мне было больно и обидно признать эту слабость в моем дорогом муже. Но скоро я поняла, что это не простая «слабость воли», а всепоглощающая человека страсть, нечто стихийное, против чего даже твердый характер бороться не может. С этим надо было примириться, смотреть на увлечение игрой как на болезнь, против которой не имеется средств. Единственный способ борьбы — это бегство.

Почему Достоевский – русский де Сад и как его спасла Анна Сниткина

К тому, что гениальность и безумство идут рука об руку, люди давно уже привыкли, но у немногих литературных классиков тревожные звоночки носили пикантный характер. Один из отличившихся по этой части – сам Федор Михайлович Достоевский. Гиперактивность в любовном плане, фут-фетишизм, садомазохизм – да, все это про автора «Преступления и наказания» , «Идиота» , «Братьев Карамазовых» и других великих произведений русской литературы. И это еще не полный набор!

Рассказываем, как Федор Михайлович дошел до жизни такой, чем грешил, и как Анна Сниткина спасла любимого писателя и мужа.

1. Детство и юность гения – кладезь для психиатров

Детство – нежная пора, когда легко получить тяжелую психологическую травму, которая будет влиять на человека всю оставшуюся жизнь, особенно если живешь не во времена психоаналитиков и антидепрессантов. У Достоевского так и случилось.

Начать с того, что его отец был сущим тираном. Он был вспыльчивым, страдал приступами ревности и гнева. Именно характеру Михаила Достоевского приписывают появление у писателя ряда неврозов. Впрочем, поводов для них и без этого было достаточно…

В детстве Федор Михайлович любил играть с дочкой кучера, но с подругой случилась трагедия: девятилетнюю девочку изнасиловал какой-то пьяница. От полученных травм ребенок скончался. Терзающее воспоминание об этом Достоевский сохранил на всю жизнь.

2. Дальше – хуже

Когда Федору Михайловичу стукнуло шестнадцать лет, его мать скончалась от болезни – ей было всего 36. Еще через два года умер отец. Согласно официальному заключению, причиной смерти стал удар, однако свидетели уверяли, что на самом деле он был убит своими крепостными – те просто не выдержали жестокого обращения.

Разумеется, все это не могло не сказаться на психике будущего великого писателя. Следует помнить и то, что спустя десять лет он был приговорен к расстрелу. Приговор отменили в самую последнюю минуту. Потрясение, пережитое в то время, не раз появляется в романах писателя.

Так что же, все-таки, у Достоевского были за наклонности?

3. Русский маркиз де Сад!

Первые слухи пошли из борделей, куда время от времени заглядывал писатель – и отнюдь не ради сбора информации для своих книг. С работницами Достоевский вел себя не только гиперактивно, но и, так сказать, изобретательно. И даже жестоко. Уже после первой встречи женщины начинали умолять своих хозяек, чтобы с этим типом их больше не сводили. Одна из ночных бабочек коротко описала причину: «Он извращенец».

Эти истории распространились по России и дошли до заграницы. Услышав о них, Тургенев окрестил Федора Михайловича «русским маркизом де Садом».

Был Достоевский еще и фетишистом. Особенно его привлекали женские ножки. В своих дневниках он писал, что стоит ему увидеть оголенную лодыжку, и у него перехватывает дыхание, начинает кружиться голова. Приходилось срочно искать место, чтобы присесть.

Среди великих классиков немало фут-фетишистов, взять того же Гюго, но даже у известного французского развратника это не доходило до столь серьезной степени.

4. Набоков отдыхает

Но хотя вести для света того времени были шокирующими, все-таки в действиях Достоевского не было ничего противозаконного – во всяком случае, пострадавшие о себе не заявляли. Сложнее обстоит вопрос с несовершеннолетними, и поднимает его почти каждый школьник, впервые знакомящийся с произведениями писателя.

Какие сцены с совсем юными девочками, и не нимфетками, как в нашумевшей «Лолите» Набокова, а, по сути, детьми! Подробные, тщательно проработанные, сочащиеся авторским наслаждением. Откуда это? Просто фантазия, или.

Еще современники Достоевского говорили о том, что он якобы надругался над двенадцатилетней девочкой, которую привела в баню гувернантка. Одна из вариаций этой истории гласит, что досталось не только девочке, но и ее сопровождающей. Биографы до сих пор не сходятся в том, правда это или ложь. С одной стороны, свидетельства есть – но не письменные, а из оперы «мне Достоевский сам рассказывал».

С другой, Федор Михайлович осуждал насилие, особенно над детьми. Но и здесь грань очень размыта. Достоевский ссылается на трагедию детства, когда из-за насильника умерла его маленькая подружка, однако этот ужасный случай мог не столько отвратить от насилия, сколько еще сильнее пошатнуть психику.

5. Фанатка Анна – укротительница демонов

Достоевский пытался справиться со своими демонами, во-первых, конечно, через творчество, а во-вторых – с помощью подруги жизни, которая бы укротила его бурную энергию и способствовала душевному равновесию. Увы, с последним ему не везло.

Его первой жене Марии Исаевой уже в медовый месяц пришлось столкнуться с приступом эпилепсии у Достоевского, и это внушило ей отвращение, так что ни о какой удовлетворенности в этом браке не могло быть и речи.

Еще до ее смерти от чахотки Федор Михайлович увлекся Полиной Сусловой, которая была на двадцать лет младше него. Эта женщина терзала его капризами и ревностью. И лишь потом появилась спасительница – Анна Сниткина.

Анна, дочь мелкого петербургского чиновника, была поклонницей Достоевского с самого детства. В возрасте всего 20 лет ей посчастливилось устроиться к любимому писателю стенографисткой. Достоевский не то чтобы был влюблен, это пришло потом, но девушка его очаровала, и уже через год они поженились.

6. В чем заслуга Сниткиной?

Главная заслуга Анны перед Достоевским-писателем состоит в том, что она значительную часть жизни посвятила его поддержке, систематизации и публикации его произведений, а перед Достоевским-мужем – в том, что приняла его таким, каков он есть, без упреков и нареканий.

Возможно, Анне удалось это потому, что она была молода и неопытна. Когда в спальне начались затейливые и жестокие эксперименты, ей и в голову не могло прийти, что что-то происходит не так, как должно.

Читать еще:  Дмитриевская родительская суббота в 2018

С ней Федору Михайловичу удалось претворить в жизнь все свои фантазии, то есть в некотором роде вырастить из нее жену себе по потребностям, и со временем он очень полюбил ее. Анна покорно сносила причуды мужа, ее не отвращала ни его гиперактивность, ни подчас жестокое обращение. Для нее Федор Михайлович был настоящим кумиром, от него она готова была претерпевать все, что угодно.

Хотя писатель постоянно закатывал молодой жене сцены ревности, он понимал, как ему повезло. Его письма полны теплоты к Анне, он считал ее человеком, избавившим его от тяжкого бремени ненормальности. Облегчение было таким сильным, что даже приступы эпилепсии почти прекратились.

Именно Анне он обязан своим спасением и душевным спокойствием, а мы, читатели – плодотворным творческим годам Достоевского и бесценным воспоминаниям, которые оставила его жена, пережившая своего кумира почти на четыре десятка лет.

Какие еще факты о странностях Ф.М. Достоевского вам известны? Пишите в комментариях!

7 цитат из дневника Анны Достоевской

Анна Григорьевна Достоевская вела свой дневник в 1867 году, во время путешествия с мужем по Европе. Мы выбрали семь отрывков из этих записей, которые дают представление о жизни и характере великого писателя

Федор Михайлович и Анна Григорьевна Достоевские поехали за границу вскоре после свадьбы — в апреле 1867 года. Анне было двадцать, и она впервые покинула Россию. Готовясь к путешествию, она начала вести дневник и продолжала делать заметки в течение нескольких месяцев жизни в Берлине, Дрездене, Баден-Бадене и Женеве. В трех тетрадях описан каждый день 1867 года: это рассказы о новых местах, поведении мужа и собственных переживаниях. Записывая, Достоевская использовала специальные стенографические значки. В начале XX века — видимо, думая об издании дневника — она начала их расшифровывать, но обработала только первую тетрадь. В этой отредактированной версии Анна Григорьевна постоянно оправдывает мужа, который все время раздражался, кричал на нее и делал в ее адрес обидные замечания. И все же, стараясь пред­ставить великого писателя в лучшем свете, его жена не искажает историю их отношений: дневник — самое подробное и авторитетное свидетельство о жизни Достоевского в 1867 году, и по нему можно не только восстановить события, но и узнать многое о характере писателя и его жизни с женой.

1. О стоимости товаров и услуг

« Здесь мы отдали письма. (С нас взяли за 3 письма 12 зильб. — 36 копеек, — это очень мало) Мы заходили купить папирос, с нас взяли 4 зильб. (12 коп.) за те, которые в Петербурге стоят 25, ровно вдвое. Чем дальше, тем дешевле становятся папиросы».

В своем дневнике Анна Григорьевна записывает все траты. Сначала в уме пере­водит их на российские деньги и оценивает дороговизну, потом сравнивает цены на одни и те же товары в разных городах. Кроме того, она подробно опи­сы­вает вид монет и экономические привычки населения. Сначала Достоевские живут в Берлине и Дрездене, где в ходу талеры, гульдены и зильбергроши В одном талере было 30 зильбергрошей, в одном гульдене — 20 зильбергрошей. . Обедают в среднем на 2 талера на двоих, пьют кофе, покупают фрукты, цветы, сувениры, одежду. На все это Анна Григорьевна охотно тратит деньги, потому что еда и вещи здесь дешевле, чем в Петербурге.

Главная претензия к местному населению — это постоянные попытки обмануть путешественников, пользуясь тем, что они не разбираются в местной валюте. В Баден-Бадене им пытаются разменять деньги старыми прусскими монетами, которых они никогда не видели и цены которых не знали. Однако Достоевские, уже пару раз попадавшие в руки мошенников, отказываются.

2. Об игре в рулетку

«Сегодня у нас было утром 20 золотых — это слишком маленький ресурс, ну да что делать, может быть, как-нибудь и подымемся. Федя отправился, а я осталась дома, но он скоро пришел, сказав, что проиграл взятые 5, и просил еще 5; я дала, и осталось 10; он пошел и проиграл и эти 5; взяв еще 5, он воротился и сказал, что и эти проиграл, и просил у меня один золотой. У нас осталось 4. Я дала 1 золотой, Федя пошел, но через ¼ часа воротился, да и где же было держаться с одним золо­тым. Мы сели обедать очень грустные. После обеда я отправилась на почту, а Федя пошел играть, взяв с собою еще 3. Остался всего только один. Я долго ходила по аллее, поджидая его, но он все не приходил. Наконец пришел и сказал, что эти проиграл, и просил дать ему сейчас же заложить вещи».

После переезда в Баден-Баден, где Достоевский постоянно играет в рулетку, текст дневника меняется: автор фиксирует только количество оставшихся денег. Чаще всего это подсчет последних монет, которые приходится отдавать мужу, хотя нужно починить одежду и приготовить обед. Достоевские больше не ходят по ресторанам, а едят дома, постоянно задерживая квартплату. Анна Григорьевна расплачивается платьями, накидками, шубкой, обручальными кольцами.

Игровой зал в Висбадене. 1871 год Diomedia

При первых проигрышах Анна Григорьевна сохраняет спокойствие:

«Когда я пришла домой, то немного спустя пришел и Федя и, весь бледный, сказал, что проиграл и эти, и просил ему дать последние четыре талера. Я отдала, но была уверена, что он непременно их про­играет, что иначе и не может быть. Прошло более с полчаса. Он воро­тился, разумеется, проиграв…» Запись от 8 июля (26 июня).

Позже, когда потери становятся масштабными, у нее начинаются истерики. Она тайком прощается с вещами, которые надо заложить, и плачет. Федор Михайлович винится и страдает после каждого проигрыша, хвалит жену, говорит, что недостоин ее, ругает себя, называя подлецом, но все равно заби­рает последние деньги и уходит играть.

3. О причинах проигрышей

« …он говорил: „Нет, ведь у меня было 1300 франков, в руках было третьего дня, я велел себя разбудить в 9 часов, чтобы ехать на утреннем поезде, подлец лакей не думал меня будить, и я проспал до половины 12-го . Потом пошел в вокзал и в три ставки все проиграл. Потом зало­жил свое кольцо, чтобы расплатиться в отеле. Потом на остальные тоже проиграл“».

Сообщая жене о проигрышах, Достоевский всегда старался объяснить их при­чину. С его точки зрения, это происходило потому, что его постоянно толкали у игрального стола. Не в силах сконцентрироваться, он делал плохие ставки. Также ему мешали люди, разговаривающие у него за спиной, шум в зале и даже сама Анна Григорьевна, пришедшая с ним в игральное заведение. Позже Федор Михайлович придумывает и другие объяснения — как проигры­шам, так и ре­ше­ниям пойти играть. Например, его не разбудили, у него появилось свобод­ное время, и поэтому он пошел попытать счастья. Поначалу его оправды­вав­шая, Анна Григорьевна начинает упрекать и подозревать мужа.

4. О ссорах

« …Федя заметил мне, что я по-зимнему одета и что у меня дурные перчатки. Я очень обиделась и ответила, что если он думает, что я дурно одета, то нам лучше не ходить вместе. Он повернулся и пошел назад, и я отправилась ко дворцу».

Фрагменты с описанием ссор подверглись наибольшей правке Вот как выглядит тот же текст в редакции Анны Григорьевны, сделанной после смерти мужа: «…Федя заметил мне, что я по-зимнему одета (белая пуховая шляпа) и что у меня дурные перчатки. Я очень обиделась и отве­тила, что если он думает, что я дурно одета, то нам лучше не ходить вместе. Сказав это, я повернулась и быстро пошла в противопо­ложную сторону. Федя несколько раз оклик­нул меня, хотел за мною бежать, но одумался и пошел прежнею дорогою. Но мало-помалу я успокоилась и поняла, что Федя своим замечанием вовсе не хотел меня оби­деть и что я напрасно погорячилась. Меня сильно беспокоила моя ссора с Федей, и я бог знает что вообразила себе, различные глупости, и потому раньше пришла домой.
Мне представилось, что он меня разлю­бил и, уверившись, что я такая дурная и ка­призная, нашел, что он слишком несчастлив, и бросился в Шпрее. Затем мне представи­лось, что он пошел в наше посольство, чтоб развестись со мной, выдать мне отдельный вид и отправить меня обратно в Россию». . Но даже несмотря на правку, указания на постоянные ссоры сохраняются. В большин­стве случаев именно Достоевский выступает в роли агрессора. Он делает жене замечания, если ему не нравится, как она выглядит или что говорит, раздража­ется на нее, если им долго не несут кофе, из-за потерянных вещей, из-за не­удач­ной ставки на рулетке и проч. Во всех этих случаях Федор Михайлович утверждает: Анна Григорьевна приносит неудачу или специально так все под­страивает. Она же старается смеяться и переводить все в шутку. Но чем чаще Достоевский проигрывает, тем сильнее меняется ее реакция: она начинает говорить с мужем резче, ставить его на место и отрицать свою вину.

5. Об уродливых и бесячих людях

« Вчера мы ходили по городу и встретили ужасное множество различных калек: то горбатых, то с вывернутыми ногами, то криво­ногих; вообще Дрезден — город всевозможных калек. Это самое некрасивое население, которое только я вижу, все старики и старухи просто отвратительны, смотреть не хочется, так они безобразны».

Весь 1867 год, путешествуя по разным странам, Достоевские постоянно ругают местных жителей, предъявляя им самые разные претензии. Главная проблема немцев в том, что они глупые и непонятливые; Анне Григорьевне местные нравы кажутся дикими: ее удивляет и почти возмущает, что оказывающие разного рода услуги люди не отвлекаются от своих сторонних дел, когда к ним приходит клиент. Например, повивальная бабка, к которой Анна Григорьевна приходит проконсультироваться насчет своей беременности, принимает ее за завтраком.

Бесят Достоевских и русские. Анна Григорьевна смотрит на наряды женщин-путешественниц, считая их безвкусными, а Федор Михайлович скандалит в рос­сийском консульстве — из-за того, что его попросили предъявить паспорт.

6. О русских писателях, которые тоже бесят

«Федя, по обыкновению, говорил с ним [с Тургеневым] несколько резко, например советовал ему купить себе телескоп в Париже, и так как он далеко живет от России, то наводить телескоп и смотреть, что там происходит, иначе он ничего в ней не поймет, Тургенев объявил, что он, Тургенев, реалист, но Федя говорил, что это ему только так кажется. Когда Федя сказал, что он в немцах только и заметил, что тупость, да кроме того, очень часто обман, Тургенев ужасно как этим обиделся и объявил, что этим Федя его кровно оскорбил, потому что он сделался немцем, что он вовсе не русский, а немец».

Встречая за границей русских писателей, Достоевские тоже бесятся: их раздра­жает незнание русской жизни. Так, Тургенев считает себя немцем, а Огарев не читал «Преступление и наказание». Лучше всех Гончаров — потому что не обсуждает с Достоевскими российскую и европейскую действительность.

7. О припадках эпилепсии

« Федя лежал очень близко головой к краю, так что одна секунда, и он мог бы свалиться. Как потом он мне рассказал, он помнит, как с ним начался припадок: он еще тогда не заснул, он приподнялся, и вот почему, я думаю, он и очутился так близко к краю. Я стала вытирать пот и пену. Припадок продолжался не слишком долго и, мне показа­лось, не был слишком сильный; глаза не косились, но судороги были сильны».

Эпилептические припадки случались у Достоевского на протяжении всей поездки и пугали его жену куда больше проигрышей в рулетку. Постепенно она начинает отличать сильные от слабых и осваивает правила первой помощи. Главное — зажать бьющегося в судорогах мужа, чтобы он не ударился и ничего себе не сломал, и вытирать пену, чтобы не захлебнулся. При сильных припад­ках она переживает, что у него могут выпасть вставные зубы и что он ими подавится. Самое страшное для нее — скошенные глаза и посиневшее лицо. В такие моменты Анна Григорьевна начинала молиться, чтобы муж не умер. Иногда она вставала по ночам, чтобы проверить, жив ли он, и трогала его за нос. Федора Михайловича, вполне себе живого, просто крепко спящего, это пугало.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector