0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воспоминания воображаемого друга мэтью грин

Воспоминания воображаемого друга Текст

Макс Дилэйни не одинок. У него есть друг Будо. Правда, Будо – воображаемый друг, только Макс может его видеть и с ним общаться. Мало кто об этом знает, но у большинства детей есть такие воображаемые друзья, они присматривают за своими подопечными вплоть до того момента, когда ребенок перестает их воображать. Тогда они исчезают. Но друг Макса – особенный, он задержался рядом с Максом дольше обычного, и, когда случилось несчастье, он единственный, кто приходит на помощь другу. Ведь для друга нельзя жалеть ничего, даже жизни.

Нужно быть очень храбрым, чтобы каждый день оставаться самим собой в мире, где тебя никто не любит.

Монстры — это жуткие твари, но те монстры, которые ходят и говорят по-человечески, еще хуже.

— Почему ты не боишься?

— А чего мне бояться? — спрашивает он.

— Того, что будет после того, как ты умрешь.

— Я не знаю, что будет.

— Тогда чего бояться? — спрашивает Освальд. — Я думаю, что, наверное, ничего не будет. А если там лучше, чем ничего, то тоже хорошо.

— А если хуже, чем ничего?

— Нет ничего хуже, чем ничего. Но если там ничего нет, я об этом все равно не узнаю, потому что меня тогда тоже не будет.

В мире есть два типа учителей: те, которые играют в школу, и те, которые учат в школе.

— Может быть, все дьяволы похожи на обычных людей, — говорит Освальд. — Может быть, потому они и успевают сделать много зла.

Кратко: не понравилось. Спекуляция на теме детей с особым восприятием мира. Ощущение, что где-то это уже читал – то ли у Сэлинджера, то ли у Кинга…

Честно говоря, я ожидала от книги совсем другого. Начало мне нравилось, я думала, что книга и дальше пойдет в русле жизненных историй про мальчика и его воображаемого друга, но потом повествования превратилось в детективное расследование, к которым у меня лично душа не лежит. Если я захочу прочитать детектив, то я лучше найду детектив «от и до», а не что-то, подобное этому! Книга превратилась в жуткое чтиво, где несчастного мальчика-аутиста похищает больная на голову учительница. В итоге, я осталась довольна только началом и концовкой истории, которая, к счастью, оказалась очень эмоциональной и хорошо написанной, а развитие событий, где воображаемый друг пытается исправить ситуацию, мне не понравилось.

Эта книга потрясла меня до глубины души.

И мальчик не даун совсем, у него синдром аспергера. В этом вся драма: он беспомощен перед внешним миром, а его друг – воображаемый и не может помочь.

Читайте эту историю, она проникает в самое сердце. Дружба, выбор, жизнь, смерть – здесь не абстрактные понятия, а часть реальности. И герои будто не придуманы, а жили.

Огромное спасибо Мэтью Грину.

Прекрасная идея, специфическое исполнение

Меня очень сильно привлекла идея книги – повествование идет от лица «воображаемого друга». Интересный поворот, причем продумана вся технология существования воображаемых друзей: как они живут, что они могут видеть друг друга, а люди – только своих собственных, как и когда они исчезают.

И написано очень неплохо, так что прочитать стоит.

Что меня немного напрягло: непонятно зачем мальчика-главного героя делать дауном. Ну сколько можно мусолить эту тему, еще бы родителей сделали геями. Ну и сама история какая-то очень уж шаблонная, прямо Тимур и его команда…

Книга очень интересная. Захватывающая. Я её прочитала всего за три дня. Я так быстро книги не читаю. Настолько эта книга мне понравилась.

Прочитав пару глав, я подумала, что это обычный рассказ ни о чём. Однако читая дальше, третью, четвёртую, пятую и дальше главы, мне всё больше и больше хотелось знать, – А что там дальше? Что же?

Метью Грин: «Воспоминания воображаемого друга»

В статье «Не улетай, Карлсон: опасен ли выдуманный друг?» мы размышляли о так называемом синдроме Карлсона, или выдуманного друга, который в нынешнем мире виртуального общения становится проблемой все большего числа детей. Тема получила резонанс. Развивая её, предлагаем вниманию родителей книгу Мэтью Грина «Воспоминания воображаемого друга».

Немного об авторе

Причудливый мир, созданный писателем в этой книге для детей – абсолютный художественный вымысел, но прочной психологической основой для него стала правда о сложном внутреннем мире ребенка, осмысленная глазами педагога, работающего с маленькими учениками и имевшего возможность их хорошо изучить.

Мэтью Грин – это литературный псевдоним, настоящее имя американского писателя, блоггера, профессионального оратора, поэта и учителя – Мэтью Дикс.

Мэтью Грин родился в Массачусетсе в многодетной семье и вроде бы мало напоминает своих героев – грустных и одиноких детей, тоскующих по общению. Скаут, спортсмен, юный музыкант (в его жизни с детства были флейта, фагот и ударные), автор кажется вполне благополучным ребенком.

Однако в детские и юношеские годы ему пришлось не раз соприкоснуться с близостью смерти, посмотреть ей в лицо, и этот, не побоимся сказать духовный, опыт, похоже, и стал поводом к написанию книг.

Известность пришла к довольно молодому автору 1971 года рождения уже в 2008 году с его первым романом, который теперь доступен читателю на 6 языках.

Роман «Воспоминания воображаемого друга» был третьим по счету и вышел в 2012 году, он был переведен на 20 языков, в том числе и на русский, и вскоре получил популярность в нашей стране.

О любви и нелюбви

Казалось бы, в книге преобладают совсем не детские мотивы. Вспомним советскую литературу для маленького читателя: ничем не замутненная радость, атмосфера чуда – вот ее главные законы. Но время меняется, а с ним меняется и юный читатель, способный испытывать кроме радости еще очень широкий спектр сложных и противоречивых чувств.

Мэтью Грин касается разных душевных струн: его персонажи трогают, печалят, наводят на размышления, раскрывают перед ребенком такую непростую для него тему смерти. Автор откровенно говорит о страхе и одиночестве, надежде и ее утрате, любви и нелюбви, самопожертвовании и эгоизме.

Писатель выбрал необычный прием – вести повествование от лица того, кого…нет. Кто никогда по-настоящему не жил и не рождался на свет. То есть от лица придуманного друга мальчика Макса, страдающего аутизмом. Если Вы знаете особенности аутичных детей, то без труда поймете, почему выдуманный персонаж Макса по имени Будо прожил в его воображении так долго – целых пять лет. Так вот, писатель переселяет выдуманных друзей в реальный мир (собственно, именно такими, абсолютно реальными, их и воспринимают дети).

Сотворенный воображением друг больше всего на свете любит своего маленького создателя. Ради него и его счастья он готов жертвовать своей жизнью. А жизнь его – очень хрупка, она, можно сказать, висит на волоске. Стоит начать забывать своего придуманного друга – и он понемногу растворяется в воздухе, пока совсем не исчезнет.

Роман может показаться очень трагичным, но сквозь боль в повествовании проглядывает радость и воля к жизни и, конечно, детский взгляд на происходящее, в котором так много внутреннего света.

Зачем ребенку выдуманные друзья? Почему он ищет любви и тепла в придуманном мире и что он обретает для своей души? Отчего дети вовсе не такие радостные существа, как мы привыкли думать, создавая удобные стереотипы? Как ребенок начинает свои внутренние отношения с Богом и о чем Его вопрошает? Легко ли ему делать выбор в пользу добра? На эти и другие вопросы и пытается найти ответы в своем романе Мэтью Грин.

Читаем большой ознакомительный фрагмент книги, опубликованный на нашем сайте.

Вместе с вами с книгой знакомилась Валентина КИДЕНКО

Илл. из открытых источников

Мэтью Грин — Воспоминания воображаемого друга

Мэтью Грин — Воспоминания воображаемого друга краткое содержание

Воспоминания воображаемого друга читать онлайн бесплатно

ВОСПОМИНАНИЯ ВООБРАЖАЕМОГО ДРУГА

Вот что мне известно.

Меня зовут Будо.

Пять лет — очень много для такого, как я.

Имя мне дал Макс.

Макс — единственный человек, который способен меня видеть.

Родители Макса зовут меня «воображаемый друг».

Я люблю учительницу Макса — миссис Госк.

Я не люблю другую учительницу Макса — миссис Паттерсон.

Я не воображаемый.

По сравнению с другими мне повезло. Я живу уже дольше многих. Однажды знал я воображаемого друга по имени Филип. Тот был другом мальчика, который учился в одном подготовительном классе с Максом. Так вот этот Филип протянул меньше недели. В один прекрасный день он перебрался в реальность — при этом выглядел очень даже по-человечески, только ушей не хватало (у многих воображаемых друзей нет ушей), — а потом, через несколько дней, исчез.

Еще мне повезло, что у Макса богатое воображение. Знал я как-то одного воображаемого друга по имени Чамп, так тот вовсе был пятном. Обыкновенным черным бесформенным пятном на стене. Чамп умел разговаривать и елозить вверх-вниз, но он был двухмерным, как лист бумаги, и не мог отрываться от стенки. У него, в отличие от меня, не было ни рук, ни ног. Не было даже лица.

Внешность воображаемых друзей зависит от воображения того, кто их придумал. У Макса воображение отличное, и потому у меня есть две руки, две ноги и лицо. Есть все, что есть у людей, а это большая редкость. Почти у всех воображаемых друзей чего-нибудь да не хватает, а некоторые вообще на людей не похожи. Как Чамп.

Впрочем, чрезмерно развитое воображение тоже бывает вредно. Знал я как-то одного воображаемого друга по имени Птеродактиль, так у того глаза висели на тонких таких, зеленых антенках. Друг Птеродактиля наверняка думал, что это круто, а бедный Птеродактиль ни на чем не мог сосредоточиться. Мне он как-то пожаловался, что его постоянно укачивает, и еще, что он без конца спотыкается, потому что ноги у него нормальные, а ступни не ступни, а какие-то кляксы. Его друг-приятель так увлекся головой и антенками, что почти забыл о том, что должно быть ниже пояса.

Читать еще:  Как начать поминки

Так часто бывает.

А еще мне повезло в том, что я могу двигаться самостоятельно. Обычно воображаемые друзья не могут отойти от тех, кто их придумал. Одни ходят на поводке. Другие ростом в три дюйма, и носят их в кармане. Третьи — просто пятно на стенке, как Чамп. А я — спасибо Максу — могу от него отходить. Я могу даже вообще уйти, если захочу.

Но этим нельзя злоупотреблять, это может быть вредно для моего здоровья.

Я жив, пока Макс в меня верит. Люди — например, родители Макса или моя подруга Грэм — говорят, что я поэтому и воображаемый. Но это не так. Может, без воображения Макса я и погибну, но у меня есть свои мысли, свои идеи и своя жизнь. Я привязан к Максу, как космонавт привязан к космическому кораблю всякими шлангами и проводами. Если корабль вдруг взорвется и космонавт погибнет, это не значит, что он воображаемый. Это значит лишь, что он лишился системы жизнеобеспечения.

Так же и мы с Максом.

Макс мне необходим, чтобы жить, но все равно я самостоятельная личность. Я могу говорить и делать все, что хочу. Мы с Максом даже иногда спорим, хоть и по пустякам. Например, о том, что смотреть по телевизору или во что играть. Хотя мне и надлежит (это слово мы на прошлой неделе узнали от миссис Госк) по возможности чаще держаться рядом с Максом, потому что мне необходимо, чтобы он почаще обо мне вспоминал. Чтобы он в меня верил. Я не хочу быть «с глаз долой — из сердца вон», как иногда говорит мама Макса, если его папа забывает позвонить, когда задерживается на работе. Если я отлучусь надолго, Макс может перестать в меня верить, и тогда — пфф!

Когда Макс учился в первом классе, его учительница сказала, что комнатные мухи живут в среднем три дня. Интересно, а сколько в среднем живут воображаемые друзья? Наверное, не намного дольше мух. Так что в нашем мире я, можно сказать, древность.

Макс придумал меня в четыре года, и я — р-раз — и появился на свет. Сначала я знал только то, что знал Макс. Знал, какие на мне цвета и несколько своих цифр, а еще названия разных предметов, например: стол, микроволновая печь и авианосец. Моя голова была набита всем тем, что знают четырехлетние мальчики. Хотя я в воображении Макса был старше, чем он. Был, может, подростком. Может даже, немного старше. А может, я у него был ребенок с мозгами взрослого. Трудно сказать. Ростом я не намного выше Макса, но мы разные, это точно. Я с рождения более собранный, чем Макс. Я с самого начала разбирался в вещах, которые Макс до сих пор не понимает. Я умею решать проблемы, какие не может решить Макс. Наверное, потому и рождаются воображаемые друзья. Точно не знаю.

Макс не помнит день, когда я появился на свет, и не помнит, о чем он тогда думал. Но так как он придумал, что я старше и собраннее, то я мог учиться намного быстрее, чем он. Я даже в день своего рождения мог сосредоточиться лучше, чем Макс сейчас. Помню, в тот первый день мама Макса пыталась научить его считать четными числами, а он все никак не мог понять, как это. А я понял сразу. Мне это было нетрудно, потому что мои мозги были готовы к такому счету. А у Макса — нет.

По крайней мере, я так думаю.

Кроме того, я не сплю, потому что Макс не подумал о том, что я должен спать. Так что у меня больше времени на учебу. А так как я не все время с Максом, то я и знаю много такого, чего он никогда не видел и не слышал. Когда Макс засыпает, я сижу с его родителями в гостиной или в кухне. Мы смотрим телевизор, или они болтают, а я слушаю. Иногда выхожу пройтись. Я иду на автозаправку, которая работает круглые сутки, потому что там трудятся люди, которых я люблю больше всех, кроме Макса, его родителей и миссис Госк. Или я иду немного дальше по дороге, в закусочную «Хот-доги Дугис», или в полицейский участок, или в больницу (хотя сейчас я в больницу не хожу, потому что там Освальд и он меня пугает). А когда мы в школе, я иногда захожу в учительскую или в какой-нибудь другой класс, иногда даже в кабинет директора, просто чтобы послушать, о чем говорят. Я не умнее Макса, но я знаю больше, потому что спать мне не нужно и я хожу туда, куда Макс пойти не может. Это хорошо. Иногда, когда Макс чего-то не понимает, мне удается ему помочь.

Вот, например, на прошлой неделе Макс хотел сделать бутерброд с джемом и арахисовым маслом и не мог открыть банку с джемом.

— Будо! — сказал он. — Я не могу ее открыть.

— Конечно можешь, — сказал я. — Крути в другую сторону. Влево — открыть, вправо — закрыть.

Так иногда говорит себе под нос мама Макса, когда собирается открыть банку. Это сработало. Макс открыл банку. Но он пришел в такой восторг, что уронил ее на пол и она разлетелась на миллион маленьких осколков.

Мир Макса устроен очень сложно. Он не всегда может получить что хочет, даже если делает все правильно.

Мой мир — странное место. Я живу в пространстве между людьми. Большую часть времени я провожу с Максом в мире детей, но не меньше времени провожу со взрослыми: родителями Макса, учителями, моими друзьями с автозаправки, — хотя они меня не видят. Мама Макса сказала бы, что я «ни то ни се». Так она говорит Максу, когда он не может принять решение.

— Ты хочешь голубой попсикл[1] или желтый? — спрашивает она.

Тут Макс просто замирает. Будто замерз, как попсикл. Максу, если приходится выбирать, нужно учесть очень многое.

Что лучше — красный или желтый?

Что лучше — зеленый или голубой?

Какой попсикл холоднее?

Какой быстрее растает?

Какой вкус у зеленого?

Какой у красного?

Влияет ли цвет на вкус?

По-моему, лучше бы мама Макса выбирала за него. Она ведь знает, как это для него трудно. Но она просит выбрать, и, когда у Макса не получается, я иногда ему подсказываю.

— Выбери голубой, — шепчу я.

Все. Дело сделано. Никаких «ни то ни се».

Вот примерно так я живу. Я сам ни то ни се. Я живу в желтом мире и в синем мире. Живу с детьми и со взрослыми. Я не совсем ребенок, но и не взрослый.

Я — желтый и синий.

Так что я знаю не только свои цвета, но и сочетания.

Миссис Госк — учительница Макса. Она очень мне нравится. Миссис Госк ходит по классу со своей линейкой и грозит ею ученикам, пугая их на своем будто британском английском, хотя они знают, что на самом деле она просто шутит. Миссис Госк очень строгая и требует, чтобы все учились изо всех сил, но она никогда не ударит ученика. И все-таки она очень строгая. Заставляет сидеть прямо, во время контрольной не разрешает разговаривать, а если кто-то не слушается, говорит:

— Стыд и срам! Стыд и срам! За тебя стыдно нам! — И добавляет: — Теперь, молодой человек, вам это будут помнить, пока свинья не полетит![2]

Рецензии на книгу « Воспоминания воображаемого друга » Мэтью Грин

Книга читается, как говорится, на одном дыхании. И это не просто слова на бумаге, а целостная искренняя история, которая не может оставить никого равнодушным.
Мэтью Грин пишет доступно и легко. Это произведение может понравится и подростку, и взрослому человеку. Конечно если вы ожидаете чего-то очень глубокого и серьезного, то лучше выбрать что-нибудь другое.
Рассказчиком здесь является воображаемый друг маленького мальчика, он и ведет повествование соответственным образом. Если же вы ждете легкого чтива, то эта книга для вас.
Оформление красивое. Поверх твердого переплета бумажная обложка. Бумага хорошая, текст напечатан четко. Шрифт удобен.

Очень хорошая, милая книга в приятном издании.
Самое главное достоинство данного романа в том, что все персонажи в нем оживают, они словно из плоти и крови, даже — и особенно — если это воображаемые друзья. И каждый из этих персонажей и их поступки, как и некоторые ситуации в самой книге, вызывают самые разнообразные чувства и эмоции. От чего-то улыбаешься, от чего-то грустишь, кто-то раздражает, но так, что ты вдруг понимаешь, что начинаешь относится к тому или иному персонажу так, будто он реален. Именно все эти герои, через взгляд «воображаемого друга», делают эту довольно простую историю многогранной, интересной и запоминающейся. Потому что-ты следишь за каждым шагом и переживаешь каждый шаг.

прочитала! книга очень тронула. очень довольна. мамочкам у которых есть маленькие дети надеюсь очень понравиться.

Жаль, что автор не поделился своей литературной фантазией с каким-нибудь настоящим писателем, дабы достойно облечь свою мысль в слова. Сказать, что язык ужасен — это еще ничего не сказать. Предложения построены примитивно, такое впечатление, что автор нарочно пытается нарубить их покороче и засунуть в каждое имя главного героя. Что-то типа «Макс повернул голову. Макс меня увидел. Макс сказал: Привет» Утрирую, конечно, но не сильно. Прибавьте к этому туалетную тему, «расписанную» столь конкретно. Но главный минус для меня — многократные, нет многократнейшие)) повторения одного и того же. Одни и те же мысли и предложения со страницы на страницу, чуть-чуть другими словами. Взрослому это не под силу. Серьезно. Из-за беднейшего языка (ну прям давно такого нигде не видела) я бы бросила чтение или по диагонали просмотрела бы, чем дело кончится. Взрослым, для себя — однозначно не советую.
Но так получилось (на отдыхе, нечаянно. ), что книгу я читала 7летнему ребенку. Занудности изложения она не заметила, и мы по сюжету обговорили всякие темы про «больных детей, преступников, убийства, похищения» и т.д. Возможно, книга не плоха для разговоров про смерть, потому как она вся пронизана размышлениями об исчезновении, но нам это уже не актуально (обсуждали, переобсуждали))). А вот те темы — впервые так у нас прозвучали, так что книга была полезна, но.. Ребенку на все эти нужные темы я б хотела другую какую-нибудь книгу, более литературную.. А взрослому тут ловить нечего.

Читать еще:  Как устраивать поминки

Тяжело быть другом, тем более, когда нужно решить, помочь ли другу в беде, с риском для собственной жизни. Будо – воображаемый друг Макса. Но Макс не обычные ребенок, он аутист, поэтому Будо живет уже очень долго, пять лет. Воображаемые друзья других детей рождаются и умирают очень быстро, иногда даже не поняв, что они воображаемые. Но Будо не такой, он умный, потому что таким его придумал Макс. Будо знакомится с такими же воображаемыми друзьями как он сам, и каждый раз он встречается с всепоглощающей любовью придуманного существа к своему «выдумщику». Грэм, девочка с жесткими торчащими вверх волосами, исчезая, так как она больше не нужна ранее заикавшемуся ребенку, грустит только об одном: единственное, о чем она жалеет, что не увидит, как растет ее друг Мэган. Саммер, воображаемый друг умирающей от лейкемии девочки, умирает раньше нее, чтобы встретить ее «с той стороны». Будо часто задумывается о смерти. Бог сотворил людей, а его сотворил Макс, значит Макс – бог Будо. Для людей есть небеса, а существуют ли небеса для воображаемых друзей, ведь если так, Будо бы знал, что где-то есть для него место, и ему не было бы так страшно. Будо сомневается, как правильно поступить, ведь «правильные поступки хороши только тогда, когда остаешься, чтобы порадоваться, что их совершил». И Будо делает свой выбор, ведь нет ничего важнее счастья самого близкого существа на свете.

Очень воздушная, трогательная книга Мэтью Грина (Дикса), школьного учителя, насквозь пропитана одиночеством, грустью, болью, страхом и… надеждой. Книга о дружбе, любви, верности и самопожертвовании, написанная от лица главного героя, воображаемого друга, позволяет увидеть мир его глазами, глазами души, которая никогда не жила в реальном мире, разбивает сердце читателю, заставляет задуматься о духовных ценностях, и в то же время наполнена оптимизмом и жизнелюбием.

Очень понравилась книга! И оформление очень крутое!
Всем, кому понравилась, очень советую прочитать книжку «дневник Ангела-хранителя» — похожа очень. и очень интересная и трогательная

Даже не знаю — понравилось или нет. Сюжет интересный, оригинальный и интригующий, но ожидала от книги большего. Не произвела она на меня такого уж сильного впечатления, хоть и читается довольно легко. А вот оформление у книжечки просто замечательное:

Впервые за 5 лет не стали читать эту книгу, не интересно, плохой литературный слог. Дочитав с трудом до 20 страницы решили, что данная книга скорее будет интересна ребенку, а не взрослому читателю. Ребенок скорее ее оценит на 5, мы же оцениваем ее на 2. Было бы правильнее разместить данную книгу в разделе для детей, но никак не для взрослых. Жалко время, жалко деньги.

Очень трогательный рассказ от лица воображаемого друга. Читается ну очень легко, я прочитала ее за три вечера. Книга подойдет вполне для подростков- не крамольно, с захватывающим сюжетом, но при этом затрагивает серьезные темы. Буду рекомендовать книгу друзьям!

Книга Мэтью Грина «Воспоминания воображаемого друга» абсолютно точно принадлежит к числу тех произведений, которые невозможно забыть! Она прогремела на весь мир по праву – трудно с чем-нибудь сравнить из современного потока литературы. Хотя сюжет немного мистичен, ведь в нем одинаково живы два мира – мир реальных людей и мир воображаемых друзей, роман абсолютно реалистичен, мудр и трагичен. Очень быстро по ходу чтения герои из обоих миров становятся для нас одинаково близкими и «осязаемыми», сочувствуешь и переживаешь их боли и обидам ни чуть не меньше, чем проблемам живого мальчика Макс Дилэйни.
Все происходящее мы узнаем от имени Будо, воображаемого друга девятилетнего Макса, но круг нравственных проблем, затрагиваемых этим романом, отнюдь не ограничивается миром каких-то детских обид и горестей. Скорее даже наоборот, просто удивительно, как ярко и четко Мэтью Грин передает через призму детского восприятия круг извечных общечеловеческих дилемм. Эта книга о вечном выборе – добро или зло, эгоизм или самопожертвование, правда или ложь. О том, как не просто понять другого, еще сложнее – принять его таким, какой он есть; совсем тяжко пожертвовать чем-то или даже всем для счастья другого.
Если вы думаете, прочитав о сюжете, что книга детская, то ошибаетесь, эта книга очень серьезная, глубокая и сильная – взрослых читателей она заденет сильнее, чем подростков, ведь груз ошибок и разочарований взрослого человека гораздо тяжелее. Это просто замечательная «история, разбивающая сердце читателя и жизнеутверждающая одновременно».

Книга из тех, что рекомендуют друзьям! Правда, свой экземпляр я никому не отдам 🙂

Хочу также отметить работу переводчика, Илоны Русаковой, текст читается просто на одном дыхании, легкий язык, без каких-либо досадных «несуразностей» в тексте.

Издана книга очень симпатично, хорошая бумага, суперобложка, удобный для чтения формат.

Воспоминания воображаемого друга

Мэтью Грин

Макс Дилэйни не одинок. У него есть друг Будо. Правда, Будо — воображаемый друг, только Макс может его видеть и с ним общаться. Мало кто об этом знает, но у большинства детей есть такие воображаемые друзья, они присматривают за своими подопечными вплоть до того момента, когда ребенок перестает их воображать. Тогда они исчезают. Но друг Макса — особенный, он задержался рядом с Максом дольше обычного, и, когда случилось несчастье, он единственный, кто приходит на помощь другу. Ведь для друга нельзя жалеть ничего, даже жизни.

Макс Дилэйни не одинок. У него есть друг Будо. Правда, Будо — воображаемый друг, только Макс может его видеть и с ним общаться. Мало кто об этом знает, но у большинства детей есть такие воображаемые… Развернуть

Кураторы

Рецензии

Чтобы книга понравилась большинству читателей, и чтобы они плакали и переживали над книгой, нужно взять:
1. Главный герой ребенок или старик, в данной книге ребенок.
2. Просто ребенок не интересно, пусть будет необычный ребенок. Аутист? Пойдет. И даже если писатель ничего не знает об этой болезни или об особенностях этой болезни, и так сойдет, читатели схавают, они тоже ничего не знают.
3. Воображаемые друзья. В англоязычных странах это какая-то особая тема для книг, фильмов и мультфильмов. Лично у меня не было никаких выдуманных друзей, и у родственников не было, и у друзей, и у коллег. У нас в России все так сурово, что нам не нужны выдуманные друзья.
4. Тема жизни и смерти, тема взросления. Обычно или то или другое трогает читателя, а если обе темы, то вообще бинго.
5. Какой-нибудь персонаж должен пожертвовать собой ради другого. И обычные разговоры: «Нет, ты не должен жертвовать собой ради него, подумай о себе! Нет, я сделаю так, я спасу его! Бла-бла-бла. »
Это были основные ингредиенты.
И здесь тоже присутствует тенденция, замеченная мною недавно в современных книгах, написанных мужчинами — это обвинение женщин во всех смертных грехах и выставление женщин монстрами, где-то озабоченными, где-то чокнутыми. В этой книге первый укол в женскую сторону был произнесен воображаемым другом (. ), почему женщина главная в семье, почему мужики подстраиваются, почему боятся с женами спорить и т. д. Ну а дальше в повествовании появляется съехавшая с катушек женщина. Все по канону современной литературы. Ладно хоть геев нет.
Зато есть очень странная сцена в туалете. Даже вспоминать не хочу. Она запомнится мне надолго наверно.
Книга написана слабо, очень простой язык. В некоторых моментах было такое ощущение что писатель не читал что он только что написал. Например: воображаемый друг не знает что делает психиатр, через страницу он описывает что психиатр обычно делает на приеме.
Очень много ненужных описаний. Такое ощущение что автор писал для того чтобы его книгу экранизировали, поэтому тщательно расписывал обстановку и персонажей.

Если вам уж совсем нечего читать (не верю что такое бывает с кем-то), тогда можно прочитать эту книгу, в остальных случаях не тратьте на нее время.

Чтобы книга понравилась большинству читателей, и чтобы они плакали и переживали над книгой, нужно взять:
1. Главный герой ребенок или старик, в данной книге ребенок.
2. Просто ребенок не интересно, пусть будет необычный ребенок.… Развернуть

Необычность главного героя зашкаливает) Я читала книги, где главным персонажем была собака и одежда и вот наткнулась на воображаемого друга.

Кто и что это могут понять только дети, которым так одиноко, что они находят дружбу только в фантазиях.История о мальчике-аутисте и его невероятно продвинутом воображаемом друге Будо. Будо, в отличие от многих подобных друзей, очень похож на реального человека, он даже умеет проходить сквозь двери, что дает ему большие возможности познавать мир. Очень умный и общительный. Это-то и позволяет ему в трудную ситуацию спасать своего создателя)

Книга проста в изложении, иногда думаешь зачем они так часто используют слово «какать», а потом понимаешь, что это же дети и этика их мало интересует.

Необычность главного героя зашкаливает) Я читала книги, где главным персонажем была собака и одежда и вот наткнулась на воображаемого друга.

Кто и что это могут понять только дети, которым так одиноко, что они находят дружбу… Развернуть

Читать еще:  Воспоминания соловецких узников том 5 купить

«Монстры — это жуткие твари, но те монстры, которые ходят и говорят по-человечески, еще хуже»

Стр.: 416
Изд.: Азбука
Livelib: 8.40

Как же я люблю книги от лица детей, а если у ребенка есть еще и проблемы в развитии или социализации, то принесите три! Без упаковки! Нравятся ли вам подобные книги? Есть топ, который вы обязательно рекомендуете знакомым и друзьям? У меня пока в этом списке только две книги: «Даун», и «Мальчик из кубиков», а эта встает на почетное 3 место.

Повествование ведется от лица воображаемого друга нашего маленького героя. Наш мальчик замкнутый, зацикленный, чрезмерно осторожный и одинокий. Так появляется его самый близкий, после родителей, друг и помощник во всем — Будо.

Через воспоминания друга мы познаем мир ребенка, знакомимся и с самим другом, который рассказывает о том, как нелегко быть воображаемым в мире людей.

Несмотря на то, что родители раскрыты мало, это не мешает понимать и осознавать всю их боль и страхи. Книга очень понравилась, жаль, что ее сейчас днем с огнем не сыщешь.

Отдельная история — задумка сосуществования людей и воображаемых друзей, ведь автор упрямо убеждал меня, что если я чего то не вижу — не значит, что этого нет. И знаете? Я поверила. Смеялась и плакала вместе с героями. Чувствовала каждого из них. Обязательно потратьте время на эту книгу.

«Монстры — это жуткие твари, но те монстры, которые ходят и говорят по-человечески, еще хуже»

Стр.: 416
Изд.: Азбука
Livelib: 8.40

Как же я люблю книги от лица детей, а если у ребенка есть еще и проблемы в развитии или… Развернуть

Неожиданно для себя обнаружила эту книгу в папке «хочу прочитать», а поскольку слова из названия и тогда и сейчас имели для меня особое значение, всё-таки взялась за неё. И это оказался тот случай, когда проще вовсе не читать, чем пытаться отделаться от неприятного впечатления после прочтения.

Обычно я начинаю с плюсов, но не в этот раз. Я прочла много детской и подростковой литературы. Это один из моих любимых жанров, поэтому периодически у меня в голове происходили спонтанные сравнения. Прежде всего, потому что книга сама по себе не настолько качественно написана, чтобы насладиться повествованием. И в то же время – повествование – это основной стиль автора. Диалоги ему даются ещё хуже. Все герои говорят одним голосом – голосом автора. За исключением, пожалуй, Макса. Он немного отличается. Думаю, образ этого героя основан на реальном ребёнке из жизни, поэтому он несколько живее, чем другие персонажи. Мне нравятся книги, для которых писатель трудится, собирая информацию, чтобы создать мир, в котором будут жить его герои. В результате получается мир объемный и реалистичный, живой. В этой книге между строк читалось «вымысел автора». И мне вообще не было интересно, что творится в голове этого человека, ибо ограниченное пространство его фантазий было для меня тесным и бедным.

Сама тема детей с расстройством аутистического спектра очень интересна. И сюжет, когда такой ребенок создает себе воображаемого друга, потому что не может общаться с людьми на их условиях, — уже прекрасная объемная тема для книги. И, если честно, я хотела получить такую книгу, начиная читать. Хотела, чтобы было много скучных, но необходимых описаний жизни «не такого» ребёнка, его глубоких мыслей, о которых не знает большинство окружающих, его картины мира. Мои надежды оказались беспочвенны. Да, скорее всего, автор сталкивался с таким ребёнком или детьми, но он вовсе не глубоко ориентируется в этой теме, и, соответственно, не погружает в неё читателя.

Вторая тема, на которую покусился Мэтью Грин – воображаемые друзья. Ахерн написала волшебную книгу на эту же тему — «Посмотри на меня», она запомнилась мне на всю жизнь не только содержанием, но и эмоциями, и живыми героям. И здесь, я просто не могу поверить, что у автора был воображаемый друг в детстве. Видимо от него ничего не осталось, потому что ни один персонаж из книги не обладал достаточной индивидуальностью и не был раскрыт настолько, чтоб произвести впечатление и запомниться. Их описания были беглыми и поверхностными. И практически не сложилось впечатления, что кто-то что-то чувствовал. «Я испугался», «она плакала» — вот так автор передаёт чувства и эмоции. Это не вызывает во мне желания сопереживать героям. Всё равно, что сказать человеку в депрессии: «Не стоит грустить» и рассчитывать на какую-то реакцию.

Две большие неожиданности настигли меня на виражах ухабистого сюжета. Первая: вооруженное нападение на магазин. С кровью. Что говорите, детская книжка? Вот совершенно ни к чему пихать нереализованные мужские фантазии все в одну единственную книгу. И вообще здесь слишком много смертей. Давайте прикинем: раз, два, три, четыре. Это нормально вообще на книжечку такого формата, да ещё детскую?

Вторая неожиданность – внезапно возникшая тема

оказалось основной. Тут просто шок для меня в качестве читателя и снова замаячила мысль о нереализованной потребности автора, как мужчины (помним, да) в детективных расследованиях, в игре в спасателя и проч., и проч. Надо признать (вот здесь я скажу о единственном плюсе, который приходит в голову,) что-то заставляло меня читать всю эту сумятицу и добить-таки до конца. Это было непонятно откуда возникшее желание защитить ребенка, неприспособленного к обычной жизни. Ну и зря я так этого желала. Внезапно, в ребёнке, неспособном к обычному общению с ровесниками, возникли суперспособности, которые сложно заподозрить даже у здорового взрослого в подобной ситуации.

В итоге – масса нелогичных линий, неправильные акценты и отсутствие единой канвы. О чём эта книга? У неё нет одной основной темы, она похожа на разбитый стакан – масса осколков, и я даже не могу представить его изначальной формы.
Не стоило ожидать так много от этого произведения.

Неожиданно для себя обнаружила эту книгу в папке «хочу прочитать», а поскольку слова из названия и тогда и сейчас имели для меня особое значение, всё-таки взялась за неё. И это оказался тот случай, когда проще вовсе не… Развернуть

Воспоминания воображаемого друга

Скачать книгу в формате:

Аннотация

ВОСПОМИНАНИЯ ВООБРАЖАЕМОГО ДРУГА

Вот что мне известно.

Меня зовут Будо.

Пять лет — очень много для такого, как я.

Имя мне дал Макс.

Макс — единственный человек, который способен меня видеть.

Родители Макса зовут меня «воображаемый друг».

Я люблю учительницу Макса — миссис Госк.

Я не люблю другую учительницу Макса — миссис Паттерсон.

Я не воображаемый.

По сравнению с другими мне повезло. Я живу уже дольше многих. Однажды знал я воображаемого друга по имени Филип. Тот был другом мальчика, который учился в одном подготовительном классе с Максом. Так вот этот Филип протянул меньше недели. В один прекрасный день он перебрался в реальность — при этом выглядел очень даже по-человечески, только ушей не хватало (у многих воображаемых друзей нет ушей), — а потом, через несколько дней, исчез.

Еще мне повезло, что у Макса богатое воображение. Зн.

Отзывы

Популярные книги

  • 64390
  • 9

Библия секса Предисловие переводчика к русскому изданию Эта пронзительно откровенная книга написа.

Библия секса

  • 32580
  • 3
  • 1

Когда жизнь преподносит нам «сюрприз» в виде болезненных, невыносимых, запутанных ситуаций, мы вп.

Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей

  • 30874
  • 1

Джефф Вандермеер Аннигиляция Посвящается Энн 01: Проникновение Башню мы обнаружили случайно. .

Аннигиляция

  • 40426
  • 2

Автор этой книги отбросил скучные детали и статистику и предлагает читателю занимательные уроки .

Психология. Люди, концепции, эксперименты

  • 31052
  • 1

Архипелаг ГУЛаг ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ТЮРЕМНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ Глава 1. АРЕСТ Глава 2. ИСТОРИЯ НАШЕЙ КАНА.

Архипелаг ГУЛаг(в одном томе)

  • 33978
  • 9
  • 3

В моем мире живут оборотни. Об этом мало кто знает, но мне, к сожалению, данный факт известен. И н.

Шепот в темноте

Дорогие друзья по чтению. Книга «Воспоминания воображаемого друга» Грин Мэтью произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Умеренное уделение внимания мелочам, создало довольно четкую картину, но и не лишило читателя места для его личного воображения. При помощи ускользающих намеков, предположений, неоконченных фраз, чувствуется стремление подвести читателя к финалу, чтобы он был естественным, желанным. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного. Один из немногих примеров того, как умело подобранное место украшает, дополняет и насыщает цветами и красками все произведение. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы «видишь» происходящее своими глазами. Положительная загадочность висит над сюжетом, но слово за словом она выводится в потрясающе интересную картину, понятную для всех. Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, дает возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни. Зачаровывает внутренний конфликт героя, он стал настоящим борцом и главная победа для него — победа над собой. Чувствуется определенная особенность, попытка выйти за рамки основной идеи и внести ту неповторимость, благодаря которой появляется желание вернуться к прочитанному. «Воспоминания воображаемого друга» Грин Мэтью читать бесплатно онлайн увлекательно, порой напоминает нам нашу жизнь, видишь самого себя в ней, и уже смотришь на читаемое словно на пособие.

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0

Новинки

  • 5

Кошка пересекла твою тропинку в снегу и замяукала. «Дул Хуракан» – эти слова постоянно звучат в.

Земляничный вор

Кошка пересекла твою тропинку в снегу и замяукала. «Дул Хуракан» – эти слова постоянно звучат в.

  • 9

Вы наверняка знаете семьи, в которых мама воспитывает ребенка одна. Или семьи с тремя детьми, где.

Семья с детьми. Выжить и не сойти с ума

Вы наверняка знаете семьи, в которых мама воспитывает ребенка одна. Или семьи с тремя детьми, где.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector