3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воспоминания старцев мед

Воспоминания старцев мед

Священник Дионисий Тацис

© Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 2002

О старце Паисии я писал много раз. Сначала публиковал отдельные статьи, посвященные его поучениям. Позже они были собраны в книгу «Афонский дневник», которая разошлась во многих тысячах экземпляров. Потом, за несколько месяцев до успения Старца, вышла в свет книга «Архондарик под открытым небом»[1], которая также очень хорошо была встречена читателями. В начале 1995 года вышла книга «Старец Паисии»[2], принесшая некоторое удовлетворение тем, кто желал почерпнуть больше биографических сведений о Старце и жаждал его поучений, воспринимая с особой духовной радостью публикацию каждого его слова.

Память о Старце жива не только в моей душе, но и в душах всех, кто его знал. Естественно, что мой интерес к собиранию всего, имеющего отношение к его святой личности, не уменьшается. Поэтому, смиренно продолжая свое исследование и отслеживая все новые публикации, я составил настоящую книгу в надежде, что она принесет духовную пользу, как и предыдущие мои книги о Старце.

Братия, возблагодарим Бога, Который в наши трудные дни даровал нам еще одного святого – старца Паисия, чтобы укрепить и просветить нас для восхождения к жизни во Христе. Именно сейчас, когда мы становимся все более теплохладными, вера наша колеблется, нравы ослабляются, – сейчас, когда нет в наших очах слез покаяния, поучения Старца и его предстательство за нас пред Богом нам особенно необходимы.

Священник Дионисий Тацис

После успения старца Паисия

Потомки всегда имеют священный долг писать о божественных подвигах святых отцов своего времени и об их честном подвижничестве ради приближения к Богу. Конечно, когда мы пишем о наших святых, то получаем пользу, потому что вспоминаем о них и стараемся им подражать. Да и сами святые приходят тогда в большее умиление и помогают нам прийти к ним.

12 июля 1994 года старец Паисий почил в монастыре святого апостола Иоанна Богослова[3] в местечке Суроти, под Салониками. Известие об этом распространилось быстрее молнии и всколыхнуло весь греческий народ. После смерти Старца о нем было написано немало, в основном – в церковной печати. Однако, к сожалению, часто одна публикация повторяла другую, а различные биографические сведения, приводившиеся в них, не отличались точностью. (В этом может убедиться каждый, обратившись к нашей книге «Старец Паисий», где мы со всевозможной полнотой и точностью опубликовали сведения о его жизни.) Но были и такие публикации, которые действительно сообщали полезные сведения и раскрывали подвижнический образ Старца. Здесь мы приводим некоторые из них не только для того, чтобы наш друг читатель смог получить верное представление о святом образе отца Паисия, но и для того, чтобы они были доступны для каждого, кто пожелал бы узнать, что думали о Старце другие люди. Расположены эти публикации в хронологическом порядке.

Почил отец Паисий

«12 июля сего года в монастыре святого Иоанна Богослова в Суроти под Салониками почил известный всему православному миру отец Паисий, один из величайших старцев Афона.

Наше беспокойство началось осенью прошлого года из-за пошатнувшегося здоровья отца Паисия. Впоследствии, когда после операции на кишечник врачи удостоверились, что многие области его тела поражены злокачественными опухолями, это беспокойство достигло апогея. Ежедневно, днем и ночью, в молитве и труде, мысль о том, что Старец уйдет, мучила нас. Беспокойство верующих, живущих в Греции и за ее пределами, было велико. Все старались узнать, как дела у отца Паисия, где он и что мы будем делать без него.

В какой-то момент истонченное постом тело отца Паисия – исстрадавшееся от юности тело подвижника, имевшего с тридцати лет лишь половину легкого, – не выдержало. Старец любви, как он часто говорил, «всеобъемлющей любви», который выслушивал тысячи посетителей на келий Честного Креста[4], а наиболее всего на келий Панагуда[5], принимая их в своем архондарике[6] под открытым небом, по прошествии ровно семидесяти лет своей земной жизни ушел от нас. Он родился в июле 1924 года в Фарасе Каппадокийской, а преставился в июле 1994 в монастыре Суроти.

К сожалению, мы не смогли дать ему последнее целование: согласно желанию Старца, о его преставлении было сообщено лишь через четыре дня, и погребение прошло в узком монашеском кругу. Сейчас, когда известие об успении Старца для нас еще ново и не знаю, ослабеет ли когда-нибудь боль, произведенная им, не нужно многословия. Возможно, мы еще расскажем о личности Старца более пространно. Теперь же попытаемся сохранить то, чему он научил нас в своем архондарике под открытым небом, и постараемся усердно исполнять его поучения на деле. Не будем довольствоваться лишь рассказами о его святости. Сделаем шаг вперед, выберем благоразумную жизнь, приобретем любовь и усилим молитву. В этом труде будем приводить себе на память те характерные черты отца Паисия, которые столь редки в наше время.

• Старец Паисий был монахом, следовавшим подвижническому пути древних афонских отцов, которыми он восхищался, как видно из его книги «Святогорские рассказы»[7].

• Он был человеком великой и всеобъемлющей любви. Можно недоумевать: как удавалось ему на протяжении стольких лет ежедневно принимать десятки и сотни людей, различным образом проявляя свою любовь к ним.

• Он был великим учителем Православия. Его поучения удивительны. Кто слышал их от самого Старца или читал их, удивлялся его мудрости по Богу.

• И последнее. Старец был святым, который как словами, так и чудесами, совершавшимися по благоволению Божию, духовно облагодетельствовал тысячи людей.

Теперь отца Паисия уже нет среди нас. Тропинка от монастыря Кутлумуш до келий Панагуда заросла травой. Архондарик под открытым небом закрылся навсегда. Мы остались без духовной поддержки. Но не будем отчаиваться. Бог дарует нам достойных его преемников. Ибо на Афоне есть немало монахов, которые хранят его подвижнический устав и продолжат его дело. Старец не позволит, чтобы прекратилось духовное орошение народа Божия. Теперь, на иной Родине, куда он ушел не с пустыми руками, он молится за нас, и даже больше прежнего, потому что там у него есть свободное время для своих, как он говорил, «духовных занятий». Ведь мы более не беспокоим его в архондарике под открытым небом своими делами и немощами.

Молись, отче Паисие, и о нас, находящихся еще в этой жизни!».

Священник Дионисий Тацис, газета «Ορθόδοξος Τύπος». 1994. 29 июля

«Подвижник старец Паисий, о котором уже много сказали и продолжают говорить, написали и еще напишут, всегда был умеренным в пище, постником и воздержником. Великолепная память, природное остроумие, искрометный юмор, неустанное трудолюбие, рассуждение – его человеколюбию были даны все дары. Множество людей со всех концов света нашли у него исцеление, помощь, подкрепление, утешение и руководство. Их сопровождали его молитвы. И его благословение явилось определяющим в жизни очень многих людей.

Рассказы старца Паисия остаются в памяти всех, кто знал его. И они должны остаться чистыми, неизмененными, без примеси анализа и толкований. Ибо можно опасаться, что в противном случае они будут перетолкованы. Худшее, что может быть, – это искажение слов Старца, произвольное расширение их смысла и дополнение, с чем мы, к сожалению, сталкиваемся. Мы не думаем, что здесь уместны непродуманность, поспешность и легкомыслие. Нам становится известно о том, что его жизнеописания уже находятся в типографии. Однако подчас ожидание приносит больше пользы, чем поспешность.

Воспоминания о старце Нектарии

Батюшка родился в 1852 году.

Приход в монастырь – 1876 год.

1913 – избран Старцем.

Особенно настаивал на избрании его Старцем архимандрит Агапит. Духовный отец его и учитель по смерти батюшки о. Анатолия (Зерцалова).

Архимандрит Агапит– одна из таинственных фигур в Оптиной. Он был исключительно образован (в мирском смысле) и вместе духовно одарен. Ему предлагалось и архиерейство и старчество, но он не захотел принять на себя подвиг общественного служения. В старости он стал юродствовать, заболел, порой впадал как бы в слабоумие, хотя в просветах сохранил и прозорливость, и всяческую высоту духовную. Жил в больнице. Батюшка Нектарий говорил, что болезнь его – наказание за отказ от общественного служения.

О Старце Агапите очаровательно рассказывала сиделка Дунечка, ходившая за ним в больнице. Однажды она тихонько сняла четки с перекладины постели, где они всегда висели, и взяла их с собой в храм. «Вот-то,– думает,– помолюсь я по его четкам!» Старец Агапит словно бы и не заметил, как она четки брала. Стоит Дунечка в церкви, пробует молиться по его четкам, а ее в сон клонит. Никогда в жизни она так спать не хотела – засыпает стоя – и все. Тут она видит, что неладно что-то, раскаялась и понесла четки обратно. Хочет их незаметно повесить на место. А старец Агапит открыл глаза, смотрит на нее и смеется: «Открой-ка мой ящик». Дуня открыла. «Вот возьми там четочки. Те легонькие, а эти мои слишком тяжелы для тебя».

Старец Нектарий ходил исповедоваться к о. Агапиту в больницу и советоваться с ним. Когда батюшку избрали Старцем и братским духовником, он трижды отказывался, плача, и лишь за послушание принял этот крест. Уже на хуторе Василия Петровича он сказал мне: «Я уже тогда, когда избирали меня, предвидел и разгон Оптины, и тюрьму, и ссылку и не хотел брать всего этого на себя».

Он часто говорил: «Как я могу быть наследником прежних Старцев? У них благодать была целыми караваями, а у меня ломтик».

Про старца Амвросия: «Это был небесный человек или земной ангел, а я едва лишь поддерживаю славу Старчества».

Духовный путь батюшки был окрашен юродством. Он юродствовал и в платье (в прежние годы), и в еде. Носил яркие платки, шапки, пестрые кофты и шали. Сливал весь обед: и щи, и кашу, и холодец, и кисель в одну кастрюлю. Смущал еще тем, что играл игрушками. Я поинтересовалась, какие же у него были игрушки. Оказалось – трамвай, автомобиль и т. п. Меня он просил привезти ему игрушечную модель аэроплана. Так играя, следил он за движением современной жизни, сам не выходя десятилетиями из Скита. Я помню, на хуторе у Василия Петровича стоит он на крылечке и глядит на Плохинскую дорогу, по которой тянутся возы на базар. Он глядит своим прекрасным умным человеческим взором– и вдруг круто поворачивается ко мне: ». ведь я 50 лет этого не видел».

Еще был у батюшки в Оптиной музыкальный ящик, и граммофон он завел с духовными пластинками, да скитское начальство отняло у него и запретило заводить. Еще были у него прелестные миниатюрные вещицы, – какие-то ножнички и наперсток, помещающиеся в орехе, какие-то безделушки из слоновой кости, которые он в минуты отдыха рассматривал. В нем было чутье и понимание изящного. Его пальцы удивительно касались всех этих хрупких вещиц. А потом у него была птичка, в которую можно было дуть, и она свистела, и он заставлял пищать в нее взрослых людей, приходивших к нему с пустыми горестями. И был волчок, который он заставил запускать известного русского профессора. И были детские книги, которые он давал читать мне и подобным мне. И у него были кисти и краски– весь набор художника. Но его взяли при обыске, и он долго на это жаловался.

С раннего утра и до поздней ночи – непрерывный поток посетителей со всех концов России.

Вот он выходит на благословение – в шапочке, в фиолетово-малиновой ветхой епитрахили с убогими галунными крестами. В руке свеча. Идет по рядам, за ним келейник. Старец никогда не торопился на благословение и никогда не опаздывал. Отец Макарий пасечник сказал про него: «Он никогда не выйдет к посетителю сразу, всегда даст подумать, зачем ты пришел».

Наступает революция 1917 года. В 1923 году Оптина, как монастырь, ликвидируется. Батюшку арестовывают.

Его вели по Скитской дорожке в монастырский хлебный корпус, превращенный в тюрьму. Дорожка мартовская, обледенелая. Он шел и падал.

Келлия, где он сидел, была перегорожена не до верху. Во второй половине были конвойные. Они курили. Он задыхался. Потом его перевели в больницу.

В Страстной Четверг, как ударили к 12-ти Евангелиям, повезли в тюрьму в Козельск. За кучера ехал брат Яков. Сначала привезли его в милицию, там было очень плохо, а потом удалось устроить Батюшку в больницу, и здесь только часовых поставили.

Следствие показало, что он неповинен ни в какой контрреволюции, он был освобожден, даже имущество было ему возвращено, но по административным соображениям его выслали за пределы губернии.

Сначала он поехал на хутор Василия Петровича в 45 верстах от Козельска, но это еще Калужская губерния – 2,5 версты от границы ее с Брянской, и оставаться здесь нельзя.

Здесь батюшку поместили в отдельном доме. С ним был келейник Петр. Потом приехала я с Феней. Батюшка был очень печален, плакал целыми днями. Хозяева служили ему от всего сердца. Василий Петрович и жена его истинные христиане и преданные батюшке духовные дети. И нас они привечали, как родных.

Здесь батюшка иногда выходил на воздух, гулял в полях, однажды я гуляла с ним. Он был в коричневом подряснике, в широкой светлой соломенной шляпе, раньше принадлежавшей о. Иоанну Кронштадтскому. Я вела Батюшку под руку. На неровных местах поддерживала его, а он шел тихими, мелкими, колеблющимися шагами.

Читать еще:  Как правильно отмечать родительскую субботу

Мы сначала пошли в сад – прекрасный, весь цветущий. Батюшка посмотрел на него, вдохнул аромат, улыбнулся и сказал: «Я боюсь клещуков». Я обещала принести ему цветущих веток в комнату.

Потом мы пошли осматривать двор, машины, постройки. У Василия Петровича культурное хозяйство. Батюшка всем заинтересовался: и колодцем, и машинами,– благословлял все. С любовью и особенным уважением благословил старушку-работницу. Потом еще долго стоял на крылечке.

С хутора, еще в самом начале, Батюшка послал меня в Холмищи посмотреть квартиру Андрея Евфимовича. Надо было выбрать, куда перевезти батюшку – в Плохино, большое село в двух верстах от Василия Петровича, или в Холмищи, в 14-ти верстах (и то, и другое уже в Брянской губернии). Андрей Евфимович умолял, чтобы Батюшка устроился у него. Я поехала. Квартира мне понравилась, светлая, чистая, для Батюшки отдельная половина. Андрей Евфимович страшно ухаживал за мной, обещал устроить и меня и Петра, обещал покоить Батюшку – я согласилась, вернулась к батюшке и дала хороший отзыв о Холмищах. Батюшка переехал, но уже без меня, потому что тут я захворала малярией и уехала лечиться в Москву. А когда я вернулась, Андрей Евфимович был уже другим человеком. Он был груб не только со мной и с Петром-келейником, но и с самим Батюшкой. В один прекрасный день Андрей Евфимович заявил, что он требует прекращения моих посещений Старца (я жила в доме напротив), и Батюшка едва вымолил (я слышала, как он умолял) позволения приходить для меня два раза в неделю.

Я была в ужасе, чувствуя свою ответственность за неудачное помещение Старца и умоляла его позволить мне поискать для него другую квартиру, но он сказал: «Меня сюда Бог привел».

Скоро после этого он отправил меня в Ленинград. Но тут-то на хуторе и в Холмищах у Батюшки одно время был страшный упадок духа. На хуторе он прямо сказал мне: «Не спрашивай меня ни о чем. Сейчас я не могу быть Старцем. Ты видишь, я не знаю, как я сейчас собственную жизнь управлю». И я служила ему как дочь и как сиделка, не спрашивая ни о чем. Наш день проходил так: я спала с Феней в том же доме, где он, на другой половине. Утром мы шли на благословение, и я оставалась и поила Батюшку чаем. Потом я убирала посуду, а Батюшка начинал перекладывать сухарики или сидел в страшной грусти. Однажды я заметила, что он нервничает и как-то не так, как всегда, возится со своими коробочками. Я спросила, что с ним, и чтобы он оставил все это, я уберу. Он сказал очень быстро и жалобно: «Ты думаешь, мне легко? В Скиту у меня посетители были, и грядка моя была под окном, и я трудился там. А сейчас что мне делать?» Потом плакал: «Я умру голодной смертью». Потом мы шли в его комнату, где он ложился и спал, а я садилась рядом и читала ему вслух Добротолюбие 5 том, или он просто говорил со мной. Часто от слабости он засыпал, и я переставала читать и только берегла его сон. Иногда он впадал в полное малодушие и плакал у меня на руках, как ребенок, особенно если приходили посетители. Он никого не хотел принимать, и я умоляла пожалеть приходивших. Я помню один ужасный день. Он отказался наотрез. Наконец я в отчаянии сказала ему: «Батюшка, ведь это за 500 верст люди приехали. Если пастырь впадает в такое малодушие, чего же можно требовать от овец». И он принял, но велел мне не отходить. И я увидела дивное и страшное. Уговаривала я плачущего слабого старца. И вот на моих глазах он выпрямился и стал величественным. Вошли посетители. Перед ними был Оптинский Старец. Он говорил с силой и властью. Через минут 15–20 отпустил их, и опять немощь человеческая вернулась к нему.

Обедали мы розно. Он у себя, я у Василия Петровича, затем он отдыхал один, а я уходила гулять. Часов в пять мы опять вместе пили чай. Затем приходили хозяева, разговаривали и молились. Потом опять порознь ужинали, и после ужина я к Батюшке обычно не входила.

В феврале 1928 года я узнала, что у него открылась грыжа и что доктор признал его положение опасным. Я мгновенно поехала к нему. Батюшка позвал меня к себе. Он полусидел на постели с очень светлым помолодевшим лицом, с блестящими и страдальческими глазами.

Меня пронзило такое ощущение его святости и вместе – моей неразрывной связи с ним, и боли за его человеческую боль, что я только тихонько опустилась и поцеловала его сапожки.

А когда я подняла голову, увидела, что лицо его все просветлело нежностью и что он крестит меня. Он сказал мне: «Н. Ты видишь, я умираю».

. Я очень растерялась от прямого его слова о смерти. Он долго смотрел на меня:

– Ты не погибла. Ты грешна, но дух у тебя истинно христианский. Эти же слова он сказал мне во время первой моей исповеди у него в 1922 году.

. Потом смотрел на меня: «Над тобой туча демонов. Ты непременно исповедуйся и причастись». Я сказала: «Я так бы хотела исповедаться у Вас». Он улыбнулся: «Я от тебя не отказываюсь. Только груз у меня. Ты исповедайся у другого православного священника. И только в красную церковь не ходи».

. Он еще посидел немножко с очень отрешенным и бесстрастным лицом и ел сухарики. Потом поднял голову и сказал: «Пойди теперь. И завтра пораньше уезжай».

. Он благословил меня и сказал: «Ночью перед отъездом приди ко мне». До трех часов ночи пролежала я без сна. Пробило три. Иду на батюшкину половину. Из темноты голос: «Н.! Воды!»

На лежанке, в аршине от Батюшки был чайник с водой и пустой стакан, но дотянуться до них, и тем более налить воды у Батюшки не было сил. А перед этим у него была рвота. Я напоила его. Он попросил положить в воду сахару и долго выбирал нужный кусок: «Вот этот положи, квадратный». Потом он приподнялся и спустил ноги с постели. Он был в белом халатике с отложным воротником, и опять юным и белым было лицо.

Он заговорил очень отчетливым, ясным и громким голосом. Я поняла – сейчас опять говорит только Старец: «Я умираю и вымолю тебя у Бога. Я все твое возьму на себя. Но одно испытание ты должна выдержать сама. Ты должна выдержать опять такое же искушение: если ты покончишь с собой – не взыщи!» И голос его стал нежным: «Н.! Умоляю тебя, выдержи, вытерпи. Но когда я умру и меня не будет, ты вспомни то, что я сейчас говорю тебе. Как придет искушение, ты только говори: «Господи, помилуй!»

Я посмотрела на него. Чего-то я не понимала и спросила: «Батюшка, о чем Вы говорите: о прошлом или о будущем?» Он улыбнулся: «И о настоящем».

Я сказала: «Я боюсь».

– А ты не бойся. Ты только сохрани Причастие, и все будет хорошо.

Потом был разговор о некоторых моих знакомых. Сначала о. Нектарий кое-что говорил, а потом сказал: «Я больше в ваши мирские дела входить не могу. Помни, что я – монах последней ступени». Тут я увидела, что лицо его делается усталым, и голос слабеет.

– Что мне прислать Вам?

– Благодарствую. Ничего не надо. Только вина. портвейна. Я им свои силы поддерживаю.

А потом Батюшка сказал очень строго:

– «Передай всем, что я запрещаю ко мне приезжать». Пауза. Другим жалобным тоном:

– Передай, что я умоляю, чтобы не приезжали: мне от этого еще больнее.

Я видела, что слабость Батюшки с каждой секундой увеличивается. Я вспомнила, что у меня целый список вопросов. но Батюшка уже бледнел у меня на глазах.

– Пощади меня, больше не могу.

Лицо его совсем побледнело. Он что-то невнятно пролепетал и стал клониться на бок. Вошел хозяин и стал помогать мне: взял Батюшку за туловище, я – за ноги, и мы удобно уложили его. Он лежал на боку и чуть заметно перекрестил меня.

– Андрей Евфимович, проводите их.

Я поклонилась ему и вышла.

. На хуторе у Василия Петровича он говорил мне: «Поедем в Японию, там Православие сохранилось. »

О духовных подвигах не рассказывал, только сказал как-то: «Сидел я в своей келлии и каялся. И ничего нет на свете скучнее покаяния. А надо», – и засмеялся.

. Тихий, тихий вечер в Холмищах. Батюшка в своем кресле.

– Ты знаешь, как сладок отдых после труда. Вот я теперь отдыхаю.

Он говорит о трудностях предстоящей мне жизни. Я огорчилась.

– Можешь ли ты понять? Это – о самом высоком. Бог – Любовь есть. И Христос по любви сошел в мир. А Мария Египетская в пустыне была по любви.

Рассказывали, что во время ареста, когда власть требовала, чтобы Батюшка отказался от приема посетителей, ему явились все Оптинские старцы и сказали: «Если ты хочешь быть с нами, не отказывайся от духовных чад твоих». И он не отказался.

А второе явление Оптинских Старцев было ему тогда, когда хотели увезти его из Холмищ, тогда они запретили ему уезжать.

Я чувствовала свою ответственность за неудачный выбор местожительства для Батюшки (в Холмищах), умоляла его позволить мне поискать другую квартиру, но он сказал: «Меня сюда привел Бог».

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Духовные ГОСТы лаврского старца: Светлой памяти архимандрита Наума (Байбородина)

13 октября – первая годовщина упокоения духовника Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандрита Наума (Байбородина). Царьград вспоминает старца Наума и ту определяющую роль, которую он сыграл в жизни многих людей

13 октября – первая годовщина упокоения духовника Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандрита Наума (Байбородина). Царьград вспоминает старца Наума и ту определяющую роль, которую он сыграл в жизни многих людей

«Поминайте наставников ваших,

которые проповедовали вам слово Божие,

и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их. »

Духовный отец. Наставник. Старец. Или просто «батюшка» и даже «дедушка». У каждого, кто знал духовника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрита Наума, осталась о нем своя память. Исполнив завет первоверховного апостола Павла, для всех он «сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых».

По словам же иной мудрости, восточной, в него летело и немало камней – не имевших ничего общего с действительностью слухов и сплетен. Но только потому, что плоды старца были обильны. Отец Наум стал одним из тех пастырей Русской Церкви, о ком будут помнить вечно. Его ученики, духовные чада и многие поколения тех, кому эта светлая память будет передана.

В нашем небольшом очерке мы не претендуем на подробный рассказ о духовном пути и наследии этого удивительного человека, человека Церкви. Наша задача – показать образ отца Наума тем, кто не знал о нем в годы его земной жизни, завершившейся совсем недавно – 13 октября 2017 года. Жизни временной, ушедшей в Вечность, туда, где этот светлый старец ждет своих духовных чад. И молится обо всех нас.

Так, в одной из своих проповедей, чудесным образом сохранившихся на любительской видеосъемке, отец Наум сказал, с одной стороны, простые, но вместе с тем очень глубокие и важные для каждого христианина слова:

«Мы дети и братья перед Богом. Надо любить Бога, любить ближних, родителей своих. У нас один враг – диавол. Давайте, братья и сестры, просить Бога, просить Его угодников, чтобы Господь укрепил нас в вере, чтобы мы шли правым путем и наследовали Жизнь Вечную. Аминь».

Путь к старчеству

Свято-Троицкая Сергиева лавра. Этот главный монастырь России, основанный в XIV веке Игуменом Земли Русской, преподобным Сергием Радонежским, вот уже семь столетий является одним из ключевых символов Русского Православия. Именно здесь на протяжении трех столетий действуют московские духовные школы – семинария и академия – подготовившие многие тысячи православных священнослужителей.

Архимандрит Наум (Байбородин). Фото из архива Троице-Сергиевой Лавры

В их числе – архимандрит Наум, пришедший в эти святые стены в далеком 1957 году. Чтобы остаться здесь навсегда. Будущий старец прибыл сюда из далекого города Фрунзе, столицы Советской Киргизии, 30-летним молодым человеком, незадолго до этого демобилизовавшимся из Советской армии, в которой служил со времен Великой Отечественной войны. Так, автор книги воспоминаний об отце Науме «Он от нас не ушел», настоятельница Никольского монастыря города Приволжска игумения Анатолия (Баршай) рассказала Телеканалу «Царьград»:

Батюшка 1927 года рождения. Набор этот был особо отмечен Сталиным как будущие кадры. Они, собственно, не были в сражениях войны. Потому что в отношении этих ребят было распоряжение их приберечь. Это должны были быть будущие специалисты и в гражданских профессиях, и кадровые военные. И поэтому их очень хорошо обучали в армии. Он же прослужил, батюшка, восемь лет в армии.

После армии будущий старец учился в светском вузе – на физико-математическом факультете Фрунзенского политехнического института. Но уже тогда избрал духовный путь. Вот, как об этом рассказывает жизнеописательница батюшки игумения Анатолия:

Читать еще:  Как поминать родителей в день смерти

Он ходил в храм, во Фрунзе, и там ему давали читать «Апостол». Он был студентом, но читал «Апостол», видимо, делая очень много ошибок. И там была какая-то монахиня-псаломщица, она очень сердилась. А настоятель говорил: пускай Коля (мирское имя будущего старца – ред.) все равно читает, он еще лучше тебя всё будет знать. Ну, конечно, кто бы мог предположить, что он и семинарию, и академию окончит, и станет архимандритом. А тогда был еще совсем молодым юношей. Однажды ему в руки попался Журнал Московской Патриархии. И он для себя сделал открытие, что, оказывается, есть учебное заведение, где можно получить духовное образование.

А годы были непростые: самое начало хрущевских антицерковных гонений. Годы, когда не то, что семинаристы, но и священнослужители порой предавали православную веру. А отец Наум, в конце 1950-х принявший монашеский постриг и священнический сан, а затем окончивший духовную академию со степенью кандидата богословия, к вере приводил. Более полувека. Тысячи и тысячи людей. В том числе – весьма далеких от Церкви. Подобно тому, как в веке XIX старцы Оптиной пустыни врачевали западнические недуги интеллигенции того времени. С любовью утешая всех богомольцев, независимо от их звания и положения.

Архимандрит Наум (Байбородин). Фото из архива Троице-Сергиевой Лавры

В стенах маленькой лаврской монашеской кельи отец архимандрит Наум принимал сотни, тысячи людей, которые приходили к нему за словами наставления, утешения, молитвы. И каждому он находил слово, находил, как достучаться до его души, каждому находил послушание по его силам. Это были простые люди из глубинки, вечные труженики, это были люди из столичных городов, а особенно много было людей из академического сообщества. Профессор философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Валерий Саврей впервые оказался у отца Наума в далеком 1979-м. Именно ему было суждено привести в келью батюшки многих представителей отечественной науки. Вот, как Валерий Яковлевич рассказал об этом Телеканалу «Царьград»:

Для старца Наума чрезвычайно важно было просветить Светом Христовым всю академическую науку, и прежде всего наиболее выдающихся ее представителей, наших современников. У старца Наума были очень многие выдающиеся ученые, академики. На самую последнюю исповедь приходил к нему основатель отечественной теоретической политологии Александр Сергеевич Панарин, а также директор Института механики МГУ академик Самвел Самвелович Григорян. Бывал у него и ныне здравствующий выдающийся гоголевед Владимир Алексеевич Воропаев, издавший по благословению старца 20-томное издание Николая Гоголя, и многие другие.

Со временем вокруг отца Наума сложился большой круг молодых ученых, студентов и аспирантов. Многие из них и сегодня в своей научной и просветительской деятельности следуют благословениям, полученным от батюшки, исполняя его послушания. Один из участников этого «кружка», кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры философии религии и религиоведения МГУ имени М. В. Ломоносова Илья Вевюрко также поделился с Телеканалом «Царьград» своими воспоминаниями:

«Еще когда мы были студентами, старец часто говорил нам, что все, что вы делаете, вы должны делать, прежде всего, стремясь к точности всех данных, которые вы используете. Никаких подтасовок не должно быть, никаких натяжек. Потому что это подобно строительству какого-то технического агрегата, например, самолета, где должны быть четко соблюдены ГОСТы, батюшка любил использовать именно эту метафору, иначе будет катастрофа».

Архимандрит Наум (Байбородин). Фото из архива Троице-Сергиевой Лавры

Своего рода «духовным ГОСТом» для православных людей является Священное Предание нашей Церкви. И отец Наум всегда и всех наставлял в строгом следовании догматической и канонической истине. Жестко обличая любые либеральные соблазны, в том числе и в жизни политической, которой никогда не чуждался. Батюшка живо интересовался и внешней политикой, и мировой экономикой, прямо называя источники мировых бед в лице всевозможных «ротшильдов» и «рокфеллеров». Так, сохранились следующие «политические» размышления архимандрита Наума:

Темные силы не отказались от своих планов насчет нашей страны. Народу сегодня нужны добрые правители, только они смогут темные силы упразднить. Старых мудрых людей надо привлекать, советоваться, чтобы через бестолковых правителей не хулилось Имя Божие. Надо, чтобы сами люди, чувствуя в жизни во всем Божие устроение, стали добрыми. Господь в каждого вложил определенные таланты. И все должны соблюдать заповеди. Они даны для всех.

Но главным послушанием самого отца Наума было духовничество в Троице-Сергиевой лавре. Он постоянно напоминал, что именно монастыри – подлинные оплоты православной веры, собственным образом являя пример молодым монахам. Так, в беседе с Телеканалом «Царьград» один из духовных чад батюшки, насельник Свято-Троицкой Сергиевой лавры с 2012 года монах Прохор (Злобин) в числе прочего рассказал и о важности духовника для всей монашеской братии:

«Отец Наум был за каждой братской трапезой, за каждым братским молебном, за каждым богослужением он всегда стоял, всегда был впереди братии, всегда шел в первых рядах. Духовник Лавры, это, в первую очередь, пример».

Фото из архива Троице-Сергиевой Лавры

Многие духовные чада отца Наума стали архипастырями Русской Православной Церкви. В их числе – наместник московского Новоспасского монастыря епископ Домодедовский Иоанн. Владыка прекрасно помнит свое самое первое посещение кельи батюшки в середине 1990-х. И те впечатления, которыми он делится, удивительно близки чувствам многих, кому довелось общаться с отцом Наумом. Вот одно из таких впечатлений, которым поделился с Телеканалом «Царьград» наместник московского Новоспасского монастыря епископ Домодедовский Иоанн (Руденко):

Батюшка сидит в кресле, я, как все, еще мирянин, встаю к нему на коленочки, и начинаем беседовать. И у меня было ощущение, что передо мной не просто человек, не просто современный священник или даже известный старец, а будто передо мной сидит Пророк Божий. Буквально, как древний, ветхозаветный Пророк. Как Илия, Аарон, Моисей. Ощущение вневременное, вне контекста нашей окружающей жизни.

И это ощущение владыки Иоанна неслучайно. Ведь отец Наум был одним из тех, кто здесь, среди нас, долгие годы сочленял миры Горний и дольний, Небо и землю. Пока не ушел туда, где нет времени. Но только Вечность и Любовь.

Покой, Господи, душу раба Твоего приснопоминаемого архимандрита Наума, и святыми его молитвами помилуй всех нас.

ПРОРОЧЕСКИЕ ПРЕДСКАЗАНИЯ СХИАРХИМАНДРИТА ХРИСТОФОРА СТАРЦА ТУЛЬСКОГО (1905-1996)

«При дверях антихрист. При дверях антихрист. Уже жить-то и нерадостно. По Москве он уже ходит. Москва уже под его управлением. Когда приезжаете в Москву, в метро идете — чтобы только с молитвой.(. ) Его (антихристова) печать будет ставиться только тем, кто не имеет печати Божией».

Он говорил также, что в Церкви будет резкое охлаждение ко всему: к молитве, к покаянию, к вере. «Будет очень сильный холод, в Церкви наступит резкое охлаждение ко всему.(. ) Охладеют к молитве, к добрым делам. ко всему. (. ) Тепла в Церкви не будет».

«Храмы будут украшать, знаете как. А этого не надо будет. Нужна будет только молитва, только молитва! Красоту эту не надо будет наводить. Открыли храм, создали условия, чтобы можно было молиться. Всё! Не надо разукрашивать.(. ) Это всё прельщение сатанинское, нам этого не надо, мы православные христиане, нам надо всё, что попроще. Нам-то душу спасти, а не красота нужна.(. ) Нам это роскошество не нужно, нам молитва нужна, нам спасение нужно».

«Господь сократит время для спасения душ наших. А если не сократит, то не спасемся. (. ) А меня Господь забирает, я не доживу до прихода (к власти) антихриста.

Будете вы бегать, искать старцев по всему свету, а старцев истинных уже не будет. Господь их всех заберёт (. ) а вы останетесь на волю Божию.(. ) Но незадолго после меня будет смешение вер, и в храмы ходить уже будет нельзя, не будет Евхаристии и Причастия не будет. Так хитро подползёт этот рогатый, что вы увидите: храмы открыты будут, и службы как шли, так и будут идти, как пели, так и поют там. (. ) Уже ходить в храм нельзя будет, вера-то православная уже всё, её не будет и Причастия не будет. В Туле останутся два-три священника истинно верующих, не более. (. ) В своих кельях молитесь, но молитву никогда не оставляйте».

«Крестов не будет. Сначала пропадут монашеские кресты, потом маленькие нательные кресты. вот захотите ребёночка окрестить, а крестов не будет. Запасайте крестики. Свечи запасаите, масло запасайте, чтобы вы дома могли зажигать свечу, лампадочку и молиться». (. ) «Просфоры порежьте мелко, насушите и положите в герметические баночки, чтобы ни одна козявочка не подползла и тогда по молитвам вашим Крещенской водички капельку и капельку просфорочки Господь будет вам вменять в Причастие. В церковь нельзя будет ходить, и Крещенская водичка и просфорочка будут вам вместо Причастия. А потом наши храмы займут, и всё разрушится, как было тогда, так и опять будет».

«В последнее время люди много будут болеть, но не отчаивайтесь, это будет во очищение душ ваших».

«Чернобыльская авария – это исполнение восьмой главы Апокалипсиса. (. ) Блаженны, — говорил, — читающие Апокалипсис».

«Эти все окраины отойдут (Грузия, Украина и др.), но будут жалеть. Армения никогда не будет отделяться, она погибнет без России. Будет всякое время. И гонение будет.(. ) Но всё нормально будет. (. ) Ведь над Россией покровительствует Божья Мать. Над Россией — Царица Небесная, Она молится и держит нас под своим покровом. Поэтому Россия не будет ни перед кем на коленях, и Православие сохранится, хотя и будет стеснено, и между конфессиями будет большая борьба. Но всё равно люди для спасения потянутся все к православию».

Про Петербург говорил: «Ведь город обречён. Он весь уйдёт под воду. Москва обречена. Остались единицы молитвенников».

«Колесо Апокалипсиса движется с огромной скоростью (. ). Да, Россия будет возрождаться. А Москва? Москва часть провалится, и в Туле провалится. (. ) В Москве — где мавзолей и подальше, за рекой, и где гостиница Россия. В Туле — Ленинский район провалится и провалится Скуратово. (. ). А Питер вообще уйдёт под воду. (. ). Так угодно Господу Богу. Содом и Гоморра были? Также и здесь».

«Старцы очень молятся, чтоб была война, а после войны будет голод уже. А если не будет войны, то плохо будет, все погибнут. Война будет недолгая, но всё-таки многие спасутся, а если не будет, то никто не спасётся».

Говорил, что будет в Церкви скоро всё католическое, как в храмах изменят Символ веры, так нельзя будет ходить, а потом все храмы будут закрываться.

Говорил, чтоб старцев не искали, их больше не будет. «Старцев уже в Туле не будет, не надейтесь ни на кого. Всех вас вручаю Божией Матери, и Матерь Божия умолит тогда».

Его как-то спросили: «Батюшка, а в Апокалипсисе написано, что воды нигде не будет». Батюшка ответил: «А вот для тех, кто будет к блаженной Ефросиний ездить. в Колюпаново, источник будет до скончания века».

«Надо иметь запас водички и сухариков на десять дней, и будет такое, что даже из дома выйти будет нельзя. Но для избранных всё сократится».

Очень почитал царя и царскую семью и уже тогда, в 80-е годы говорил, что будет прославление царя (Николая II). «Царь со своими непорочными чадами пострадал за нас, омыл Россию своей кровью, искупил нас». Батюшка говорил, что «Царь — Божий помазанник, ещё народ поплачется. (. ) Так нам и надо, что с нами всё это происходит. (. ) это всё за царя-батюшку, за то, что предали его».

О Распутине батюшка отзывался очень хорошо и очень чтил его. Большинство считает, что Распутин был колдуном, раскольником, а батюшка говорил: «Нет, это большая ошибка. Он был великий, великий Божий человек. Он с царём и царевичем будет прославлен». О книге Б. Пикуля и фильмах о Распутине батюшка сказал: «Не смотри эту мерзость, жиды что только не напишут. Он честный и великий у Бога, он святой; его опорочили, и он будет с царевичем».

Батюшка говорил: «Принесли бельё с улицы — окропите святой водой, принесли продукты — окропите святой водой. Берите воды Крещенской сколько нужно. Нужно ведро берите ведро, нужно пять — берите пять, только кропите всё святой водой, потому что сейчас много волшебников. Всё надо окроплять святой водой».

«Ваучеры нельзя брать. Я не беру и вам не советую — это мы как бы продаём имущество царя нашего Николая».

«Скоро меня не будет, но я оставляю вам молитву. Читайте её всегда, особенно утром: «Господи, избави нас от антихриста, вражия насилия и чародейства». В этой молитве заключено всё; где бы вы ни были, её следует читать».

«Вот как Содом и Гоморра погибли за разврат, вот также и нас сожжёт Господь огнём, этот мир сожжёт. Такие крупные города, как Москва, Питер, погибнут».

«Россия процветёт, будет новый царь, она воскреснет и освободится от этой заразы сатанинской, и жизнь будет очень хорошая, благочестивая, но всё зависит от нашего покаяния, нужно соборное покаяние, чтоб был у нас новый царь, без покаяния царь не придёт. На малое время нам Господь снова пошлёт царя, но прежде будут войны, (. ) вновь к власти придут коммунисты и масоны, (. ) начнутся тогда страшные гонения, страшнее, чем в послереволюционные годы». Батюшка нам говорил: «Всё это творят жидомасоны (. ). Они хотят затоптать веру православную, стереть её в порошок. И тогда царь даст благословение казакам идти защищать веру».

Читать еще:  Картинки дмитриевская родительская суббота

Война будет очень быстрая, ракетная, и такая, что всё будет отравлено. Батюшка говорил, что на несколько метров в землю все будет отравлено. И тем, кто останется жив, будет очень тяжело, потому, что земля уже рожать не будет.(. ) Говорил, что после войны так мало останется людей на земле.

Так мало, что центром войны будет Россия. (. ) Жара будет после войны и голод страшный по всей земле, а не только в России. И жара страшная, и неурожай последние пять-семь лет будут. Сначала всё уродится, а потом польют дожди, и всё затопит, и весь урожай сгниёт, и ничего не соберут. Пересохнут все реки, озёра, водоемы, и океаны будут пересыхать, и растопятся все ледники, и горы сойдут со своих мест. Солнце будет очень горячее. (. ) Люди будут хотеть пить, будут бежать, искать воду, а воды не будет. Увидят — что-то блестит на солнце – и подумают, что это вода, подбегут, а это не вода, а стекло блестит.

«В последнее время по одному жить не будете. Из монастырей бежать будут! (. ) Диавол овладеет монастырями. и хорошо, если у кого останется домик, свой уголок куда бежать! А тем, кому бежать-то некуда, те под забором будут умирать».

Батюшка очень отрицательно относился к квартирам. «Покупайте, говорил, — домик с земелькой. Родственники не разъезжайтесь, а соединяйтесь, покупайте вместе. (. ) Покупайте домики в деревне, хоть земляночку. Божие благословение на это есть. Покупайте и сразу копайте колодец, чтоб у вас была своя водичка, и сразу посадите вербу (на северной стороне), потому что под вербой всегда вода (. )

Можно будет собирать воду по каплям. Эти капли — слёзки Матери Божией. (. ) Будем питаться кореньями, травами, и надо собирать лист липы. Вот вам будет хлеб и вода. Господь чудом будет питать, чудом. Тогда Господь живым будет давать венцы, кто не предаст Бога, кто пойдёт за Ним. (. ) Вот будет страшный голод, трупы будут валяться, а у вас будет своя земелька, она вас будет кормить. И не лениться, не лениться. Господь труды любит. Вернётесь «коса на косу» — как говорила блаженная Матронушка, (. ), — соха на соху. Матронушку читайте, к ручному труду все вернётесь. (. ) В те времена спасаться можно будет только в своих домах. А в городе. какая страсть будет! Свет отключат, газ отключат, воду отключат. не будет ничего, и люди чуть не заживо гнить будут в квартирах».

«После 2008 года время полетит — год за месяц.(. ) После 2008 года будьте особенно смиренны».

«Православие из щепочек соберётся и пойдёт своим путём. И все будут стремиться к нам для спасения. Россия будет сильная и спасётся. Все будут тянуться к России и к Православию».

Старцы нашего времени, живущие сейчас. Феномен современных старцев

Старцами в православии называют высокодуховных священнослужителей, которые наделены мудростью, и отмечены самим Богом. Раньше о старцах на Руси слагались легенды. Люди шли к ним за исцелением и советом. А есть ли старцы нашего времени, живущие сейчас?

Кого сегодня наделяют званием «старца»?

Сегодня старцами, как и прежде, являются почтенные монахи, ведущие праведный образ жизни. Среди современных старцев можно отметить следующих священнослужителей:

    Отец Кирилл Павлов. Работает в Сергиевом Посаде в Троице-Сергиевой лавре. Имеет репутацию уважаемого человека, как у высокопоставленных духовных лиц, так и у мирян. На сегодняшний день, посетителей и мирян почти не принимает;

Отец Наум. Живет и работает там же, где и отец Кирилл. В день может принять до 700 человек. Старается помочь каждому страждущему;

Отец Герман. Наделен даром прозорливости. Способен проводить изгнание бесов. Проживает в Троице-Сергиевой лавре;

Отец Власий. Исповедует и принимает людей. Живет в Пафнутьев-Боровском монастыре в городе Боровске. Обладает особенной прозорливостью;

Отец Петр. Духовник в Лукино. Наделен даром прозорливости;

Архиерей Алипий. Проживает в городе Красный Лиман на Украине. Ведет работу с людьми;

Отец Серафим. Работает в Святогорской лавре на Украине. Лечит людей молитвой и словом;

Архимандрит Дионисий. Принимает в храме Святого Николая недалеко от Москвы. Наделен даром пастырства. А также отличается редкой силой молитвы;

Схиархимандрит Илий. Монах в Оптиной Пустыне. Личный духовник патриарха Кирилла. Сейчас почти не ведет прием верующих;

Отец Иероним. Живет в Успенском монастыре в Чувашии. Исповедует, помогает советом в житейских вопросах;

Отец Илларион. Принимает людей на исповедь в Ключевской Пустыни в Мордовии;

Архимандрит Амвросий. Работает в Свято-Введенском женском монастыре города Иваново. Имеет большой дар прозорливости;

Схиархимандрит Иоанн. Проводит очищение людей от бесов в Иоанновском мужском монастыре под Саранском;

Отец Николай. Ведет свою деятельность в Покрово-Эннатском монастыре в республике Башкирии;

Отец Адриан. На сегодняшний день, уже почти не принимает людей. Живет в Псково-Печерском монастыре;

Протоиерей Валериан Кречетов. Имеет отношение к «белому духовенству». Личный духовник множества священников Москвы.

Помимо перечисленных и признанных старцев, к большому сожалению духовенства, в христианстве развивается движение так называемых «младостарцев». К ним относят молодых и не имеющих достаточного опыта священников, которые по недомыслию берут на себя роли настоящих русских старцев. Еще существуют лжестарцы, которые являются настоящими шарлатанами. Создают собственные секты, разрушают психику последователей, лгут, развращают и манипулируют.

Истинные старцы нашего времени, живущие и сейчас, видят смысл своей жизни в приобщении к Господу и помощи людям. Они могут иметь разные характеры, но всегда нацелены на то, чтобы помочь человеку в его проблеме духовным советом. Такие старцы любят людей не зависимо от их нравственного положения или силы веры.

Самые известные старцы: феномен православного старчества

Старец – это не духовный чин, а уникальный вид святости церковного человека, которую тот получает через волю Господа. Старец видит сквозь время, знает судьбы людей, способен узреть грядущее в глобальном масштабе. И все это священник или монах получает от Бога, а не благодаря собственному развитию. Хотя старцами становятся те, кто своим упорством подняли себя на высокую ступень духовности.

Поэтому старчество вызывает так много споров и противоречий в церковных кругах. Ведь феномен православного старчества многих просто пугает. А если человек боится, то старается сделать все, чтобы избавиться от своего страха. И тогда начинают отрицать силу старцев, утверждают, что подлинных святых на земле давно нет. Но эту теорию можно опровергнуть, если рассмотреть жизнеописание нескольких современных старцев подробнее.

Отец Власий живет в монастыре под Боровском с 1979 года. Из этой обители он уезжал всего лишь раз в Афон, где получил исцеление от рака. После своего возвращения старец начал вести прием верующих, помогая сделать им правильный выбор, разбирая семейные проблемы, и давая советы. О чудесной силе старца Власия люди прознали очень быстро, поэтому сегодня попасть к нему крайне сложно. Иногда для получения аудиенции у старца приходится ждать несколько дней.

В Оптиной Пустыне живет известный старец Илий Ноздрин. Он является личным духовником действующего патриарха. Обладает даром особой прозорливости. Много раз в прошлом совершал подвиги, относящиеся к подвижничеству. Поговорить с этим старцем желает большое количество верующих. Он работает не только с паствой и паломниками, но и с монахами. Этот удивительный человек отличается большим смирением и человеколюбием.

К протоирею Валериану Кречетову за советом обращаются и верующие и духовные люди. Он знаменит своими проповедями, мудрыми изречениями и благочестивым образом жизни. Помимо исполнения своих прямых церковных обязанностей, Валериан Кречетов ведет активную просветительскую работу. Имеет немало церковных наград. Он работает в Акулово. Там крестит, исповедует, причащает и совершает другие таинства для своей паствы. Этого человека также считают современным русским старцем. Славится протоирей и силой своей молитвы.

Многие старцы нашего времени, живущие сейчас, говорят о том, что дар прозорливости им дан не для того чтобы избавлять верующих от собственного выбора, а для божественной «подсказки» человеку в сложной ситуации. Старцы решают мирские проблемы, заглядывают в будущее, но советуют не думать о глобальных предсказаниях и конце света, а учиться жить праведно сегодня, максимально используя отпущенное время с пользой. И тогда Страшный Суд Божий не будет представляться таким ужасным и грозным.

Подвижник Панагуды. Воспоминания о старце Паисии (священник Дионисий Тацис, 2002)

«Память о Старце жива не только в моей душе, но и в душах всех, кто его знал. Естественно, что мой интерес к собиранию всего, имеющего отношение к его святой личности, не уменьшается. Поэтому, смиренно продолжая свое исследование и отслеживая все новые публикации, я составил настоящую книгу в надежде, что она принесет духовную пользу, как и предыдущие мои книги о Старце…»

Оглавление

  • Вместо предисловия
  • После успения старца Паисия
  • Видения старца Паисия

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Подвижник Панагуды. Воспоминания о старце Паисии (священник Дионисий Тацис, 2002) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Видения старца Паисия

Четки пусть всегда будут в твоей руке. Потому что если мы пройдем их один, два, пять, десять раз, то масло в нашем духовном двигателе наконец-то разогреется, а механизм нашей непрестанной молитвы придет в движение. Даже когда задвигался твой механизм, не оставляй четок, чтобы другие части механизма не прекратили своего движения, даже не начав двигаться.

Люди подвига и молитвы приобретают потрясающий духовный опыт. Иногда Господь сподобляет их и видений, когда им являются различные святые и открывают Божественные истины или же волю Божию о том или ином обстоятельстве. Но поскольку видения бывают и от диавола, то здесь необходимо заметить, что видения от Бога – это действие Святаго Духа, и у них есть соответствующие характерные признаки: они неожиданны, волнуют душу человека, видящего их, и тут же – наполняют ее миром; они непродолжительны [23] , оставляют по себе живое желание совершенства и стяжания плодов добродетели; они надолго отпечатлеваются в мысли, и их невозможно каким бы то ни было образом «вызвать». Напротив, видения демонического происхождения производят смущение и шум, рождают в душе возношение, ненависть и страх и, естественно, ослабляют священную ревность о духовном подвиге и преуспеянии по Христу.

Наиболее достоверными видениями являются те, которые человек воспринимает чувствами, видит очами, находясь в состоянии бодрствования и, обычно, в атмосфере безмолвия, умиления и молитвы.

Старецу Паисию – человеку подвига и молитвы, который напряженно переживал проблемы своих братии, который не делал ничего, если не имел о том извещения от Бога, – наверняка было явлено множество видений. В качестве свидетельства этого мы приводим двенадцать видений – явлений, о которых мы узнали из его собственных рассказов, записанных либо им самим, либо людьми, внушающими доверие и сподобившимися слышать о них из его же уст.

Видения, о которых речь пойдет ниже, потрясающие, потому что мы видим, как Старцу являются Сам Христос, Богородица, различные святые и лица, пожившие в преподобии. Из этих видений Старец узнал многое, но прежде всего он обрел благодаря им силу продолжать свой подвиг до конца жизни и сохранить неугасимым пламя любви к ближнему. Иначе нельзя объяснить, как на протяжении стольких лет он непрерывно мог нести труд утешения страждущих и участия в разрешении всех сложностей, встававших на их пути. Потому что, как мы все знаем, люди приходили к Старцу для утешения, а не для того, чтобы поведать о радостях своей жизни. И, конечно же, он, соделывая их боль своей болью, молился и, если была на то воля Божия, творил чудеса.

Когда Старец жил на келий Честного Креста Господня, недалеко от монастыря Ставроникита, однажды ночью во время молитвы он внезапно увидел, как исчезает крыша его келий и видимым образом является Христос с сияющим ликом, взирать на который он мог с трудом. Это событие так потрясло Старца, что он пожелал, чтобы черты лика Господня были запечатлены на иконе. Поэтому он поручил монахиням монастыря святого Иоанна Богослова в Суроти, чтобы они написали икону Господа. Причем в процессе написания иконы Старец сам давал им указания.

Старец говорил, что лики Христа и Богородицы имеют цвет яровой пшеницы.

Старец Паисий открыл одному знакомому иеромонаху следующее:

«Однажды ночью, когда я был на Катунаках, я молился в келий, проговаривая Иисусову молитву, и около трех часов ночи меня стала охватывать некая небесная радость. Вместе с тем моя темная келия, мрак которой рассеивало лишь дрожащее пламя свечи, начала постепенно наполняться прекрасным бело-голубым Светом. Вначале Свет был очень ярким. Но я понял, что мои глаза окрепли, чтобы выдерживать такое сияние. Это был Нетварный Свет! Я оставался там на протяжении долгих часов, теряя чувство земного и живя в другом, духовном мире, который так отличается от этого, плотского.

Пока я находился в таком состоянии и получал в этом Нетварном Свете небесный опыт, совершенно незаметно прошло много часов.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Вместо предисловия
  • После успения старца Паисия
  • Видения старца Паисия

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Подвижник Панагуды. Воспоминания о старце Паисии (священник Дионисий Тацис, 2002) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector