0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воспоминания о царской семье

О царской семье

В издательстве Сретенского монастыря вышла книга воспоминаний епископа Василия (Родзянко) «Моя судьба», составленная из расшифровок видеозаписей 1997–99 годов. Бóльшая их часть публикуется впервые.

Владыка Василий рассказывает о своей семье, детстве, и о трагических событиях в России в прошлом веке и судьбах людей, лишенных своего Отечества. По воспоминаниям владыки можно изучать историю Русской Православной Церкви XX века и историю Русской Зарубежной Церкви. Епископ Василий встречался практически со всеми известными иерархами того времени, ревностными служителями Богу и Церкви. Одна из глав книги посвящена воспоминаниям отца Николая (Гибса), принявшего Православие и монашеский постриг с именем Николай в память о государе императоре.

От отца Николая (Гиббса) я узнал о «секретах» царской детской и его отношении к этой семье.

То, что он стал воспитателем детей императора, было чистой случайностью. Кто-то рекомендовал его, он понравился, и его кандидатура была принята. Он стал, сам того не ожидая, членом этой семьи.

Его так привлекло Православие, с которым он познакомился через детей императора и императрицу, что, когда произошла революция и царская семья должна была уехать далеко в Сибирь, в Тобольск, он поехал с ними и разделял трудности, которые обрушились на эту семью. Затем он с ними же поехал в Екатеринбург. Но поскольку те, кто вез семью, знали, на что она обречена, его отделили как иностранного гражданина. Он дожил до трагедии, известной всему миру, и пережил ее очень тяжело. И все это вместе взятое привело его к монашеству. Он оказался вместе с армией Колчака, которая отступала через Сибирь, в Харбине, чисто русском городе в Маньчжурии. Русском — потому что это было на Китайско-Восточной железной дороге, где было много русских служащих, и это сделало город еще до революции русским. Там он познакомился с владыкой Нестором (Анисимовым), который был миссионером на Камчатке, а затем в Китае. Владыка Нестор организовал в Харбине русский православный Дом милосердия. И там Сидней Гиббс принял Православие и монашеский постриг с именем Николай — в память о государе императоре Николае II. Там он служил как священник до начала Второй мировой войны. По ряду причин ему пришлось вернуться на родину, в Великобританию. Фактически трудности начались за несколько лет до войны, и он оказался в Лондоне в 1938 году. Служил там в русской православной церкви на английском языке для англичан. Потом ему была дана англиканская церковь в самом центре Лондона.

Я с отцом Николаем близко познакомился и услышал от него много такого, о чем люди не знали. Он мне рассказал о том, что произошло после того, как он узнал о трагической гибели царской семьи. Никто не знал, как все это произошло и где были тела убитых. В это время в Екатеринбург, как известно, приехал следователь Соколов. Вместе с армией Колчака туда прибыл и мой дядя, двоюродный брат моего отца, полковник Павел Павлович Родзянко. И он вместе с Соколовым и присоединившимся к ним Сиднеем Гиббсом (будущим отцом Николаем) начал следствие. Они спускались в шахту, которая, как они предполагали, была местом захоронения членов царской семьи. Они исследовали Ганину Яму, но ничего не нашли, кроме некоторых вещей. И там, рассказал мне отец Николай, он нашел гвозди, большие гвозди, которые лежали на дне шахты. Он сразу узнал эти гвозди. Они находились в кармане наследника. Когда они — воспитатель и его воспитанник — играли в нечто, похожее на кегли, то расставляли эти гвозди и бросали мячик. И когда он обнаружил эти гвозди, ему стало ясно, что мальчик был убит и его тело находилось здесь. Они собрали гвозди и другие вещи, которые нашли, в специальный чемоданчик. Там уже были обожженные кости. Они обнаружили также следы двух больших костров и явных попыток сжечь человеческие тела. Как известно, следователь Соколов полагал, что все тела были сожжены там, но для этого все-таки не было достаточно данных. Окончательных выводов следствия отец Николай не знал.

Надо сказать, что мой дядя нашел там остатки не только смерти, но и жизни. Он обнаружил любимую собачку наследника по кличке Радость (по-английски — Джой). Собачка бегала около того места, где, по-видимому, были сожжены или была попытка сжечь человеческие тела. Но они там ничего больше не нашли.

Все, что было найдено, они передали — тоже интересная связь с нашей семьей — с помощью дедушки и бабушки Петра Сарандзинаки, обрусевшего грека, мужа моей племянницы. Петр Сарандзинаки в деталях знал все о своих дедушке и бабушке. Его дед был генералом в армии Колчака. Ему было поручено этот ковчежец, этот чемоданчик, отвезти в Европу. Они кружным путем, через Китай и другие страны, перевезли его в Западную Европу. Впоследствии этот чемоданчик был замурован в стене храма-памятника императору Николаю II в Брюсселе, в день памяти Иова Многострадального. Это был день рождения государя, и он часто говорил и писал в дневнике, что в покровители ему дан святой страдалец и на его долю, наверное, тоже выпадет много страданий.

Джоя привезли в Виндзорский дворец. Мой дядя прибыл туда по приглашению короля Георга V, который, как известно, был двоюродным братом государя и был похож на него до такой степени, что их часто путали, особенно в молодости. Король Георг V и мой дядя Павел встретились наедине, даже лакея не было. И дядя рассказал ему все, что знал о гибели царской семьи и о страшных находках. Джой, переданный королю, в какой-то степени облегчил его горе. Собачка принесла радость в Виндзорский дворец и была похоронена, когда пришел ее срок, в Виндзорском парке. И сейчас там можно увидеть эту трогательную могилку — символ того, что вся природа, в том числе и братья наши младшие, соединяются в Царстве Божием. У короля не было никакой возможности оказать помощь своим близким родственникам. Нельзя также забывать, что императрица Александра Федоровна была любимой внучкой королевы Виктории, выросла в Англии, очень любила эту страну и ее там очень любили.

Встает вопрос: почему английский двор не помог вывезти царскую семью? Говорят, что это было невозможно по политическим мотивам — тогдашний премьер-министр лейборист Ллойд Джордж был против этого. Они боялись, что это может отрицательно отразиться на международных отношениях двух стран. Может быть, мы не знаем. Но мой дядя говорил, что король переживал гибель царской семьи как личную трагедию. И вся королевская семья до сих пор относится к этому как к огромному горю, это мы знаем.

Отец Николай много рассказывал об удивительной царской семье, которую он так полюбил. Он раскрыл мне картину их жизни, их взаимной любви и глубокой веры, которые царили в этой семье, и отношение к ним английских родственников. Так что я никого не сужу.

Что стало с участниками расстрела царской семьи

Место убийства Николая II и его семьи в Екатеринбурге видно издалека – теперь там двухуровневый Храм на Крови. О страшном подвале Ипатьевского дома, где учинили расправу в ночь на 17 июля 1918 года, напоминает нижний уровень с мрачными сводами.

Depositphotos

Сам этот особняк был снесен еще в 1977 году несмотря на статус «памятника всероссийского значения». В КГБ и Политбюро тогда испугались, что «антисоветские круги на Западе» проявляют к нему интерес и что к 60-летию со дня гибели Романовых станут вести «различного рода пропагандистские кампании».

Дом инженера Ипатьева за 10 лет до сноса. Игорь Виноградов / РИА Новости

Финальную директиву подписал тогдашний глава Свердловского обкома Борис Ельцин. Причем под видом плановой реконструкции был уничтожен целый квартал исторической купеческой застройки – чтобы место нельзя было найти наверняка.

В 1918 году, скрывая следы убийства, большевики даже не подумали снести дом, хотя белые войска подступили к городу и, заняв его через несколько дней, начали расследовать судьбу императорской семьи.

Царская семья в 1914 году. Shutterstock

Зато тела были варварски уничтожены: их расчленили и сожгли, части, которые можно было опознать, залили серной кислотой и сбросили за городом в шахты затопленного рудника.

Кто были эти палачи и как они жили потом – рассказывает Anews.

Русские во главе с евреем

Полный состав расстрельной команды так и не установлен – документов на этот счет не существует, а воспоминания очевидцев неточны в деталях. Плюс исследователей сбивали с толку ошибочные выводы, пересказы чужих слов, ложные свидетельства и фальшивки.

Была популярна версия, что цареубийцами были в основном латышские стрелки или австро-венгры из бывших военнопленных. Но более тщательное сопоставление фактов показало, что охранники-латыши наоборот, отказались от роли палачей (возможно, за исключением одного, хотя это тоже не доказано).

Всего в расстреле участвовали от 8 до 10 человек. Имена восьми известны наверняка: Яков Юровский, Григорий Никулин, Петр Ермаков, Михаил Медведев, Павел Медведев (однофамильцы), Алексей Кабанов, Степан Ваганов и Виктор Нетребин. Разрабатывал план расстрела и непосредственно руководил им Юровский.

«Ипатьевский дом. Расстрел», Павел Рыженко, 2004

Хвастались в санаториях и пивных

Из Екатеринбурга, временно взятого белыми, Юровский, Никулин и Михаил Медведев сбежали в Москву, где хорошо устроились. Юровский и Медведев получили квартиры вблизи Кремля, Никулин впоследствии и вовсе жил в подмосковном особняке, где даже у собаки была своя комната. Тот же Медведев рассказывал, что жена Никулина не могла нарадоваться, что купается в изобилии.

Никулин с офицерами охраны гидротехнического узла. svidetel.su

Троица собиралась у Медведева, нередко вспоминая ночь расправы. Они постоянно спорили, кто выстрелил первым. Каждому хотелось прослыть исполнителем чуть ли не единолично, особенно на фоне слухов о Ермакове, которого в Свердловске (Екатеринбург в советское время), восхваляли как героя, дарили цветы. Он передал свой маузер в музей, выступал с лекциями, был почетным гостем в пионерских лагерях. А еще, по рассказам жителей, ходил по пивным и гордо требовал бесплатной выпивки.

Никулин и Юровский тоже передали свои револьверы в музей, а Медведев «завещал» свой браунинг Хрущеву. В итоге только его оружие спустя годы было выставлено в Музее современной истории, а револьверы Никулина и Юровского давно были списаны в арсенал НКВД.

Браунинг М. Медведева. Фото с сайта музея

В середине 60-х в отделе пропаганды Московского радио были записаны беседы с 70-летним Никулиным и 67-летним Исаем Родзинским (участвовал в сжигании тел). Само собой, пленки были сразу засекречены.

Никулин: «Иногда я выступал с такими воспоминаниями [о расстреле], это обычно бывало в санаториях. Отдыхаешь, ко мне подходят: «Давай, расскажи». Ну я соглашался при условии, что если вы соберете надежный круг товарищей, членов партии, я рассажу» .

«Считаю, что мы проявили гуманность»

Сегодня кровь стынет в жилах от этих воспоминаний, изложенных довольно будничным тоном, лишь иногда со вздохами (у Никулина) и нервным хихиканьем (у Родзинского).

Например, про царевича Алексея, которому на момент расстрела было 13 лет, Никулин вспоминает: «Мальчик был тут же. Правда, он долго ворочался, но во всяком случае с мальчиком было покончено быстро» .

А вот слова Родзинского: «11 пуль проглотил, пока наконец умер. Алексей что-то так уж очень живучий парнишка. Между прочим, очень красивый парень был» .

Царевич Алексей в 1916 году. Wikimedia

Старик Никулин не только не раскаивался, но даже заявил: «Я, например, считаю, что с нашей стороны была проявлена гуманность. Я считал, что если я попаду в плен к белым и со мной поступят таким образом, то я буду только счастлив» .

(Записи есть в интернете: рассказ Никулина о подготовке и исполнении расстрела, полная беседа с Родзинским).

Яков Юровский

Комендант Ипатьевского дома, руководитель расстрела. Самый старший из палачей: 40 лет.

uralprosvet.ru

Прибыв в Москву из Екатеринбурга, был сразу подключен к следствию по делу эсерки Фанни Каплан, стрелявшей в Ленина 30 августа 1918 года. Свежий опыт Юровского с царской семьей, вероятно, вдохновил тех, кто казнил Каплан – без суда, уже на четвертый день после ареста; тело затолкали в металлическую бочку, облили бензином и сожгли у стен Кремля.

Фанни Каплан в 1918 году. Wikimedia

Впоследствии Юровский был директором московского Политехнического музея. Дожил до 60 лет. Последние дни провел в кремлевской больнице, где умер в мучениях от прободения язвы желудка или кишечника. Это было в 1938 году, ровно через 20 лет после расстрела Романовых.

Читать еще:  Дмитровская суббота поминальная когда

Драматург и популяризатор истории Эдвард Радзинский предложил версию, что Юровскому в больнице ввели яд. Она не кажется такой уж выдумкой, если учесть, что ранее в 38-м его дочь Римма Юровская была арестована и сослана в лагерь как сочувствующая троцкизму.

Григорий Никулин

Заместитель Юровского на посту коменданта, на момент расстрела царской семьи ему было 23 года.

В 1918 году и в конце 1950-х. Фото с сайта Государственного исторического музея Южного Урала и с памятника на Новодевичьем

После Екатеринбурга два года возглавлял знаменитый МУР – Московский уголовный розыск, а затем его поставили отвечать за водоснабжение всей столицы.

Он прожил 71 год – умер в 1965-м, через год после записи той самой беседы в Радиокомитете. Его могила находится на Новодевичьем кладбище ровно за могилой Ельцина, в соседнем ряду.

Михаил Медведев

Состоял во внутренней охране Ипатьевского дома, на момент расстрела царской семьи ему было 26 лет.

В 1920-е годы. Wikimedia

В Москве стал одним из начальников в аппарате Особоуполномоченного НКВД СССР – другими словами, вел расследования в отношении своих сослуживцев. После получил статус персонального пенсионера союзного значения.

Помимо браунинга, завещал Хрущеву свои бодрые мемуары, естественно, не забыв приписать себе первую пулю, выпущенную в царя. Эти записи, которые он назвал «Сквозь враждебные вихри», остаются в историческом архиве неопубликованными.

Медведев умер в 72 года (в 1964-м) и с воинскими почестями похоронен на Новодевичьем кладбище.

Петр Ермаков

Из боевиков РСДРП, возглавлял отряды, проводившие карательные операции, подавление восстаний, экспроприации. После расстрела в Ипатьевском доме добивал выживших штыком. На тот момент ему было 33 года.

Начало 1920-х. Фото с сайта Государственного исторического музея Южного Урала

Из-за своей неграмотности Ермаков не достиг карьерных высот, как «московские» коллеги. Оставшись на периферии, он инспектировал тюрьмы и достиг профессионального пика, став заместителем начальника исправительно-трудовых лагерей. Но, как уже говорилось, он тешил тщеславие публичными рассказами о том, как ликвидировал семью Романовых.

Умер в Свердловске от рака в 68 лет (в 1952 году). В наше время его надгробие напротив могилы уральского сказочника Павла Бажова не раз обливали красной краской.

Алексей Кабанов

Входил в пулеметную команду внутренней охраны, на момент расстрела ему было 27 лет.

Начало 1920-х. Фото с сайта Государственного исторического музея Южного Урала

После расправы еще несколько лет прослужил чекистом, а затем сидел на самых «хлебных» должностях в Крыму и на Дальнем Востоке, связанных со снабжением и пищепромом.

В 1964-м, узнав из газет о смерти Михаила Медведева и его высоком пенсионерском статусе, обратился в Хабаровский краевой комитет с просьбой тоже назначить ему персональную пенсию с учетом «высоких заслуг». Так еще один цареубийца сделался персональным пенсионером республиканского значения. Прожил 81 год (умер в 1972-м).

Павел Медведев

Начальник внешней охраны Ипатьевского дома. После расстрела, пока другие уехали уничтожать тела, руководил уборкой в подвале, чтобы скрыть следы массового убийства. На тот момент ему было 30 лет.

В 1918 году. Фото с сайта Государственного исторического музея Южного Урала

Когда белые взяли Екатеринбург, второй Медведев то ли попал к ним в плен, то ли перешел добровольно. Так или иначе, при них он поначалу работал в госпитале санитаром, но однажды не удержался и «исповедовался» сестре милосердия в том, что держал под стражей царскую семью.

В феврале 1919 его арестовали. Белогвардейское следствие допросило Медведева, но тот соврал, что не участвовал в расстреле, а был послан проверить, слышны ли снаружи выстрелы. Его оставили в тюрьме до следующих допросов, но в марте 1919 года он умер в камере, официально – от тифа. Вдова Медведева утверждала, что колчаковцы замучили его пытками.

Степан Ваганов

Был правой рукой Ермакова, также протыкал выживших штыком. На момент расстрела ему было 32 года. (Фотографий не сохранилось).

Делегация бельгийских коммунистов фотографируется у стены в подвале Ипатьевского дома, восстановленной по фотографиям (настоящую разобрали и увезли белогвардейцы)

Фото с сайта Государственного исторического музея Южного Урала

Ваганов по каким-то причинам не успел бежать из Екатеринбурга, когда его заняли белые. Он прятался у себя в погребе, где его вскоре нашли родные жертв карательных рейдов и экспроприаций и растерзали на месте.

Виктор Нетребин

Самый молодой из цареубийц – на момент расстрела ему было 17 лет. Служил караульным внутренней охраны дома Ипатьева.

Фото с сайта журнала «Родина»

Покончив с царской семьей, участвовал в подавлении крестьянских и казачьих восстаний на Урале и в Сибири. Бесследно исчез в 1935 году.

В нашем веке Николай II, его жена и дети, принявшие мученическую смерть, причислены к лику святых. Но в свое время императрица Александра Федоровна была самой ненавидимой женщиной в России. А вот младшая дочь царя Анастасия после 1918 года обрела невероятную популярность. Миру хотелось верить в ее чудесное спасение, появились десятки самозванок. Подробнее: Княжна Анастасия и Распутин. 8 самых загадочных людей в истории

Династия Романовых в мемуарах самих Романовых — 25 книг

Воспоминания и дневники членов рода Романовых, включая тех, кто был связан с ними по браку.

Незаурядный литературный дар императрицы Екатерины II, слывшей философом на троне, принес изрядные плоды. В свободное от правления время неутомимо вела переписку, делала переводы, создавала либретто опер и балетов, а также басни, сказки, исторические пьесы и комедии, эссе, публиковала сатирические и полемические статьи в журнале «Всякая всячина».
«Собственноручные записки императрицы Екатерины II» — это и мастерски исполненный автопортрет, и повествование, имеющее огромное историко-литературное значение. Колоритные зарисовки жизни двора, интриг и микрозаговоров дают читателю возможность ощутить водоворот событий и кипение страстей, предшествовавших воцарению Екатерины на русский престол.

Незаурядный литературный дар императрицы Екатерины II, слывшей философом на троне, принес изрядные плоды. В свободное от правления время неутомимо вела переписку, делала…

Дневники императрицы Марии Федоровны хранятся в Собрании рукописей Зимнего дворца (ныне ГАРФ), фонд 728, oп. 1. Публиковались: Б.Е. Сыроечковский «Междуцарствие 1825 года и восстание декабристов в переписке и мемуарах членов царской семьи». (М. Л., 1926). Урождённая София-Доротея-Августа-Луиза Вюртембергская (1759 — 1828) — русская императрица (с 1796, с 1801 вдовствующая), вторая супруга императора Павла I, мать императора Александра I и императора Николая I. dugward.ru/library/nikolay1/marija_feodorovna_dnevn.html

Дневники императрицы Марии Федоровны хранятся в Собрании рукописей Зимнего дворца (ныне ГАРФ), фонд 728, oп. 1. Публиковались: Б.Е. Сыроечковский «Междуцарствие 1825 года и…

Тайный дневник императрицы.
Полная публикация:
Александр I. «Сфинкс, не разгаданный до гроба. »: Каталог выставки. СПб, 2005. С. 116 –131

Полностью впервые «Записки Николая I» были опубликованы в 1926 г. Б.Е. Сыроечковским в сборнике «Междуцарствие 1825 года и восстание декабристов в переписке и мемуарах членов царской семьи» (М.; Л., 1926. С. 10 — 35). Николай I (Павлович) (1796, — 1855) — император Всероссийский с 14 декабря 1825, царь Польский и великий князь Финляндский. Из династии Романовых. dugward.ru/library/katalog_alfavit/romanov_nikolay_pavlovich.html

Полностью впервые «Записки Николая I» были опубликованы в 1926 г. Б.Е. Сыроечковским в сборнике «Междуцарствие 1825 года и восстание декабристов в переписке и мемуарах членов…

Опубликовано: «Русская старина», 1896. N 10. С. 13-60. Перевод с французского. Александра Фёдоровна (урождённая принцесса Фридерика Шарлотта Вильгельмина, известная также как Шарлотта Прусская, нем. Charlotte von Preuben; 1798 — 1860) — супруга российского императора Николая I, императрица российская. dugward.ru/library/nikolay1/alexandra_feod_albom.html

Опубликовано: «Русская старина», 1896. N 10. С. 13-60. Перевод с французского. Александра Фёдоровна (урождённая принцесса Фридерика Шарлотта Вильгельмина, известная также как…

В 1846 году дочь Николая I, великая княжна Ольга Николаевна вышла замуж за принца Вюртембергского. Принц наследовал королевскую власть и с 1864 г. стал королем Вюртембергским Карлом I, Ольга — королевой Вюртембергской. На склоне лет королева Вюртембергская постаралась и упорядочить свои воспоминания. Результатом ее труда стал мемуарный документ эпохи. Воспоминания королевы Ольги Николаевны находятся, во французском оригинале, во владении принца Альбрехта Шаумбург-Липпе.
Русский перевод сделан баронессой Марией Бурхардовной Беннинггаузен-Будберг. dugward.ru/library/olga_nick.html

В 1846 году дочь Николая I, великая княжна Ольга Николаевна вышла замуж за принца Вюртембергского. Принц наследовал королевскую власть и с 1864 г. стал королем Вюртембергским…

Александр II, император, супруг и отец взрослых детей, был на 28 лет старше княжны Екатерины Михайловны Долгорукой. Их роман длился много лет, а в 1880 году овдовевший император вступил в морганатический брак, узаконив их общих детей и повелев именовать свою любимую Катю светлейшей княгиней Юрьевской. Однако меньше чем через год, весной 1881 года, Александр II погиб от рук террористов.
На похоронах Освободителя присутствовал молодой французкий дипломат Морис Палеолог — его очерк «Александр II и Екатерина Юрьевская» открывает эту книгу. А далее в ней опубликованы — впервые на русском языке — воспоминания самой княгини, изданные ею в Европе сразу после гибели мужа, под псевдонимом Виктора Лаферте. Книга также содержит редкий иллюстративный материал 1881 года.
Воспоминания второй жены Александра II светлейшей княгини Е.М.Юрьевской, изданные ею на французском языке под именем Виктора Лаферте, печатаются на русском языке впервые по тексту редкой книги: «Alexandre II: Details inedits sur sa vie intime et sa mort par Victor Laferte 1882» без указания места и издателя в переводе Ольги Вайнер.
Биографический очерк Мориса Палеолога, изданный в Париже в 1922 году, печатается в новой редакции перевода Э.Ставрогиной, опубликованного в Петрограде в 1924 году.
Иллюстрации в этой книге воспроизводят избранные страницы еженедельного петербургского журнала «Нива» за март-апрель 1881 года из библиотеки издателя.

Александр II, император, супруг и отец взрослых детей, был на 28 лет старше княжны Екатерины Михайловны Долгорукой. Их роман длился много лет, а в 1880 году овдовевший император…

Прощальная сказка для царской семьи

Альбом сына лейб-медика

Мифотворчество имеет не только устную форму. Уникальна рукописная «Священная правда об истории времен Великой обезьяньей революции», написанная и нарисованная семнадцатилетним Глебом Евгеньевичем Боткиным в Тобольске.

Еще в восьмилетнем возрасте проявились его творческие наклонности, развитые выпускницей Императорской академии художеств, ученицей И.Е. Репина Ольгой Леонидовной Делла-Вос-Кордовской 2 . Под ее началом братья Глеб и Юрий Боткины профессионально овладевали искусством, рисовали углем и портреты. Но у младшего, Глеба, фантазия рвалась за пределы реалистической натуры.

Мальчик фантазировал, и в его рисованных «Сказках» причудливо сочетались реальные люди и вымышленные ситуации. Узнаваемые в рисунках придворные (с 1911 г. детям С.П. Боткина, оставшимся без матери, разрешили сопровождать отца в поездках в Ливадию 3 ) смешили и ровесников юного художника — великих княжон Марию и Анастасию. По свидетельству сестры Татьяны: «Между Глебом и Анастасией быстро возникла дружба, ведь Глеб был очень общительным» 4 . Наследника же престола — Алексея больше занимали альбомы с батальными сценами Первой мировой войны, нарисованными на основе рассказов фронтовиков. Талант Глеба был замечен и императрицей, посчитавшей, что рисунки можно и опубликовать.

Так случилось, что Татьяна и Глеб сопровождали отца и в тобольскую ссылку. Поселившись в доме купца Корнилова, младшие Боткины надеялись возобновить личные встречи с Романовыми, но контакты подростков были запрещены. Лишь однажды в окне напротив — в «Доме свободы» Глеб увидел приветственный жест Анастасии. Из Петрограда юноша захватил акварельные краски и кисточку, получившую за свою форму наименование «веник».

Это и послужило основой почти детективной истории. «Дни тянулись медленно, монотонно и безрадостно. Мы с Глебом усаживались обычно у папы в комнате, я читала ему вслух, — вспоминал Татьяна, — а он рисовал. Тщательно разрисовывал целые альбомы, которые папа, спрятав под шинелью, приносил в «Дом Свободы», чтобы немного развлечь маленького Наследника» 5 . На каждом листочке, тонко раскрашенном акварелью, — рассказывала сестра юного художника, — несколько персонажей, нарисованных уверенными штрихами, предавались забавам. Медведи, лошади, львы, ослы, стоя на задних лапах, беседовали, играли в теннис, ссорились, роскошно ужинали. Они были одеты в униформу российского императорского двора и очень похожи на людей» 6 .

Постоянно проходивших через комнату юного художника солдат охраны не заинтересовали «крамольные рисунки», а в арестном доме напротив, обнесенном высоким забором, рисунки «с воли» стали отдушиной в тоскливой атмосфере.

Мир звериный и мир человеческий

Один из альбомов под названием «Священная правда об истории времен Великой обезьяньей революции» фантазией художника и восприятием зрителей соединял в рисунках и текстах причудливый мир животных и человеческих историй.

Тайно пронесенные в «Дом Свободы» доктором Боткиным листы занимали детей. Интересовали они и старших Романовых, живо обсуждавших вновь поступившие от Глеба сюжеты и иллюстрации. Более того, альбомные листы давали надежду. Уж слишком прямые ассоциации с событиями в России и в вымышленном зверином царстве, где Мишка Топтыгинский убедил ссыльных медведей не бунтовать против царя обезьян, а сплотиться в борьбе с революцией.

Читать еще:  Батюшки непоминающие патриарха кирилла

Аллегорический образ двенадцатилетнего медвежонка Мишки Пушковича Топтыгинского (более чем прямое указание на наследника Алексея), вернувшего трон законному правителю — Пушку Пушковичу оригинально вписан в историческую канву российских событий, легко угадываемую в неудачном мятеже медведей против засилья обезьян, появлении Переходного правительства. Лишь надежда на помощь от других монархов отличала описанное и нарисованное фантазией юноши от реальной ситуации осени 1917 — весны 1918 г.

Вскоре семья российского императора вместе с Боткиным-отцом последовала в Екатеринбург, а младшие Боткины еще некоторое время оставались в Тобольске.

Глеб стал подумывать о священстве. Но узнав о смерти отца, захотел постричься в монахи. Лето 1918 г. он провел в одном из местных монастырей, исполнял роль иподиакона в Софийском соборе, общался с епископом Гермогеном.

Отступая с частями белых, Глеб оказался в Японии. Там помнили об его отце, враче-гуманисте Евгении Сергеевиче Боткине, оказывавшем помощь военнопленным японцам в Русско-японскую войну 1904-1905 гг. В Японии Глеба нашел знакомый, вручивший ему в спешке оставленные в России рисунки. В дальнейшем Глеб Евгеньевич Боткин не расставался с ними. Но попытки издания «Сказок» не увенчались успехом, а приунывший автор сложил в стопочку свои листочки, ничего не объясняя детям и именуя их «просто смешными рисунками».

В 1996 г. дочь Боткина Марина Швейцер передала наследие отца в Библиотеку Конгресса США. Но перед этим издательство Random House опубликовало 35-тысячным тиражом «Потерянные сказки. Рассказы для царских детей» 7 , куда вошли «Священная правда об истории времен Великой обезьяньей революции», «Реставрация монархии на острове Зябликов после провала обезьяньей революции» и дореволюционные рисунки.

Последняя загадка

У истории с рисунками есть страница мистификаций: в 1927 г. Глеб Евгеньевич Боткин «узнал» в некой Анне Андерсен «чудесно спасенную» великую княжну Анастасию. Что подвигло к такому признанию — неизвестно, но «Анастасия» в предъявленных рисунках восстанавливала обстоятельства их создания, «узнавала» реальных персонажей.

Мистификация была развеяна членами Дома Романовых, а Боткин приобрел печальную славу. А вот имя его отца, Евгения Сергеевича Боткина, добровольно разделившего печальную судьбу семьи последнего императора — близких ему людей и отнесенного к российским страстотерпцам — закономерно чтится.

1. Гибель царской семьи. Материалы следствия по делу об убийстве царской семьи (август 1918 — февраль 1920). Франкфурт-на-Майне, 1987. С. 297.
2. Конюхова Е.В. Глеб Евгеньевич Боткин — автор книги для царских детей об обезьяньей революции // Пятнадцатые Романовские чтения: Всероссийская научно-практическая конференция: материалы. Екатеринбург, 2015. С. 253.
3. Мельник-Боткина Т. Воспоминания о царской семье и ее жизни. М., 2004. С. 13.
4. Царский лейб-медик: жизнь и подвиг Евгения Боткина. СПб., 2010. С. 51.
5. Там же. С. 111.
6. Там же.
7. Botkin G. Lost tales: Stories for the Tsar?s children. N.-Y., 1996.

Гибель царской семьи: убийственные детали

14.07.2008 в 16:15, просмотров: 11703

“В июле 1991 года вблизи Екатеринбурга на старой Коптяковской дороге были обнаружены костные останки девяти человек с признаками насильственной смерти…” Так начинается книга Натальи Розановой “Царственные страстотерпцы. Посмертная судьба.” — огромный многолетний труд, который читается как детектив. Жизнь царской семьи в ссылке, убийство, уничтожение тел, расследования, сенсационные обнаружения останков автор смогла воспроизвести с детальной точностью благодаря архивным воспоминаниям современников и участников событий.

Мельчайшие подробности, приведенные в книге, дают ошеломляющую картину. Многие факты, письма, показания, фотографии публикуются впервые. Отрывки из грандиозного исследования (обычным шрифтом — авторский текст Н.Розановой, курсивом — свидетельства современников с сохранением орфографии и пунктуации) — сегодня в “МК”.

Император

Вспоминая период ареста семьи в Царском Селе, Керенский говорил о Государе: . в заключении Николай был большей частью в благодушном настроении, во всяком случае спокоен. …В нем поражало полное равнодушие ко всему внешнему, претворившееся в какой-то болезненный автоматизм… (…) И даже в Екатеринбурге, где для Царской семьи практически ввели уже тюремный режим, Николай Александрович, находясь второй год в заточении, не утратил бодрости духа. Вот отзыв о нем коменданта Авдеева: По его виду никогда нельзя было сказать, что он арестован, так непринужденно весело он себя держал.

У главного исполнителя расстрела, Юровского, о Николае II сложилось такое мнение: Всякий увидев его, не зная кем он был, никто бы не сказал, что этот человек был много лет царем такой огромной страны. А говоря обо всех Романовых, заключенных в доме Ипатьева, Юровский вынужден был признать: Если бы это была не ненавистная царская семья, выпившая столько крови из народа, можно было бы их считать как простых и незаносчивых людей. Если посмотреть на эту семью по обывательски, то можно было бы сказать что она совершенно безобидна.

Однажды, — вспоминает комендант Авдеев свой разговор с Государем, — он задал вопрос, кто такие большевики.Я указал ему, что 5 депутатов-большевиков второй государственной думы были им сосланы в Сибирь, так что он должен знать, что за люди большевики, на что он ответил, что это делали его министры часто без его ведома. Тогда я спросил его, как же он не знал, что делали министры, когда 9 января 1905 года расстреливали рабочих перед его дворцом. Он обратился ко мне по имени-отчеству и сказал: “Вот вы не поверите, может быть, а я эту историю узнал только уже после подавления восстания питерских рабочих”.

Алексей Кабанов был одним из тех чекистов, кто вместе с Юровским расстреливал Царскую семью, а в 1960-е годы, будучи в преклонном возрасте, он требовал себе от “родной партии” за этот “подвиг” персональную пенсию. Вспоминая о времени службы в доме Ипатьева, Кабанов говорил, что Царь был неразговорчив во время прогулок, постоянно гулял только с дочерью Ольгой; причем они гуляли ускоренным шагом. В одну из прогулок, Николай II обратился к постовому охраннику, чтобы убрать торф с тропинки, по которой царь гулял. На это охранник ответил бывшему императору:

— Ишь, какой барин! Убери сам!

После этого, Николай эту тропинку очистил сам, путем разбрасывания ногой, с тропинки, торфа.

Императрица

Императрица говорила доктору Боткину (знаменитый врач добровольно остался с Царской семьей в ссылке, с ними и погиб. — В.К.): Я лучше буду поломойкой, но я буду в России. (…) Вера — вот что отличало взгляды Александры Федоровны от взглядов многих ее современников, верой дышат все письма Императрицы-узницы, говорящие о том, что ниспосланные ей страдания не только не охладили и не ожесточили ее душу, но и возвысили: Боже, как родина страдает! — писала она. — Бедная родина, измучали внутри, а немцы искалечили снаружи. Будет что-то особенное, чтобы спасти. Ведь быть под игом немцев — хуже татарскаго ига. Нет, такой несправедливости Господь не допустит и положит все в мере. Когда совсем затоптаны ногами, тогда Он Родину подымет. И будем непрестанно за Родину молиться. Господь Иисус Христос, помилуй меня, грешную, и спаси Россию… Когда все это кончится? Когда Богу угодно. Потерпи, родная страна, и получишь венец славы. (…) Вот и весна придет и порадует и высушит слезы и кровь, пролитыя струями над бедной родиной. Боже, как я свою родину люблю со всеми ея недостатками! (…)

Из дневниковых записей Императрицы известно, что она крайне редко выходила на прогулки и почти всегда оставалась в доме из-за плохого самочувствия. Однако знакомство с документами советского периода позволяет сделать предположение: одной из причин нежелания Александры Федоровны лишний раз выходить из комнат были оскорбления, нанесенные ей рядовыми охранниками. В воспоминаниях Кабанова об этом можно прочесть следующее: Бывшая царица Александра — среднего роста, рыжая, лицо слегка покрыто веснушками, некрасивая, затянутая, на прогулку не выходила, потому что ей, в первые дни нахождения в доме Ипатьева, охранники задавали вопросы: как она сожительствовала с Распутиным.

Семья

После расстрела Кабанов участвовал в сортировке царских вещей. Просматривая обнаруженные личные записи Великих княжон, он заметил: У всех дочерей царя были дневники. Несмотря на проходившие бурные события и, особенно, касающиеся их судьбы, в дневниках записывалось их самые обыденные моменты, как и с кем они стояли в церкви, с кем завтракали, прогуливались, и больше ничего. А ведь Ольге было уже 22 года! Оставил свои воспоминания о членах Царской семьи и красногвардеец из охраны дома Ипатьева А.А.Стрекотин. Приведем один фрагмент, в котором рассказывается о запомнившихся ему прогулках бывшего Императора с сыном: Тяжелая, неизлечимая болезнь совершенно парализовала у царевича обе ноги, видимо, еще до революции, поэтому-то на прогулку его всегда на руках выносил сам царь. Осторожно приподнимет его, прижмет к своей широкой груди, а тот крепко обхватит руками короткую толстую шею отца, опустив, как плети, тонкие слабые ноги. Так царь вынесет его из дома, усадит в специальную коляску, потом катает его по аллеям. Остановится, наберет камешков, сорвет для него цветов или веточек с деревьев — даст ему, а тот как ребенок кидается ими в кусты.

Кроме хамских выходок со стороны охранников были издевательства и иного рода. Из рассказов Чемодурова (камердинер Царской семьи. — В.К.) стало известно, что когда Августейшие Особы проходили мимо часовых, те всегда умышленно щелкали затворами винтовок, нервируя Их. Государь как бы окаменел и не выдавал своего состояния, — говорил Чемодуров, — Государыня страдала и все молилась. Княжны нервничали. Когда княжны шли в уборную, Их там встречал постовой красноармеец и заводил с Ними “шутливые” разговоры, спрашивая, куда Они идут, зачем и т.д. Затем, когда Они проходили в уборную, часовой, оставаясь наружи, прислонялся спиной к двери уборной и оставался так до тех пор, пока ею пользовались.

Инструкция по стирке белья

Воспоминания надзирателей и палачей Романовых содержат не только общие впечатления о событиях, но и передают некоторые ценные подробности из жизни семьи в заточении. (…) В воспоминаниях Авдеева сохранился также и один неизвестный эпизод из бытовой жизни царственных узников: Первые 2—3 недели еще были затруднения с арестованными в смысле стирки белья. Привыкли они менять белье ежедневно, и надо было всю эту массу белья тщательно просмотреть, прежде чем сдать прачкам, при возвращении — та же история. Для этого не было ни времени, ни людей, а следить за каждой мелочью приходилось очень напряженно. Согласовали мы этот вопрос с тов. Белобородовым и предложили заняться этим делом, т е. стиркой белья, самим дочерям бывш. царя совместно с Демидовой (прислуга Императрицы. — В.К.), да и на кухне дома удобно было отгородить помещение для прачечной. Вначале Александра Федоровна, как всегда, протестовала, требовала, чтобы пропускали прачку, но т.к. соответствующего человека не было найдено, ей категорически отказали. После этого бывш. великие княжны обратились ко мне, чтобы им достать печатную инструкцию по стирке белья. Конечно, книжки, как стирать белье, нам было негде достать, и мы были в затруднении, но нас выручил один старик кузнец с фабрики Злоказова тов. Андреев — он вызвался проинструктировать их. И действительно, после оборудования прачечной т. Андреев оказался хорошим преподавателем, и дело со стиркой наладилось, с тем лишь только, что менять белье они стали пореже.

“Отплясал свое…”

Узнав о расстреле Царя, Россия отозвалась на его гибель холодным равнодушием. Русская поэтесса Марина Цветаева, поражаясь молчаливому, бесчувственному восприятию окружающими известия о гибели бывшего монарха, в мемуарах писала: Стоим, ждем трамвая. Дождь. И дерзкий мальчишеский петушиный выкрик:

— Расстрел Николая Романова! Расстрел Николая Романова! Николай Романов расстрелян рабочим Белобородовым!

Смотрю на людей, тоже ждущих трамвая, и тоже (то же!) слышащих. Рабочие, рваная интеллигенция, солдаты, женщины с детьми. Ничего. Хоть бы кто! Хоть бы что! Покупают газету, проглядывают мельком, снова отводят глаз — куда? Да так, в пустоту.

О реакции народа на сообщение о расстреле Р.Пайпс в книге “Русская революция” отметил следующее: По словам очевидцев, жители, по крайней мере городская их часть, особого горя при извещении о смерти Николая не испытали. В некоторых московских церквах отслужили службу за упокой души умершего, но что до всего остального — реакция была приглушенной. Локкарт замечает, “что сообщение было воспринято жителями Москвы с удивительным безразличием”. Такое же впечатление осталось и у Ботмера: “Реакция народа на смерть царя — безразличие. Народ принял убийство царя с апатичным безразличием. Даже люди приличные и благоразумные настолько уже успели привыкнуть к разным ужасам и так погружены в свои собственные дела и заботы, что испытывать что-то особенное неспособны”.

Читать еще:  Дмитровская родительская суббота что это значит

Бывший премьер-министр Коковцев даже подметил признаки некоторого злорадства, когда он ехал в трамвае 20 июля в Петрограде: “Нигде не было заметно даже тени сочувствия или жалости. Сообщение читали вслух вперемешку с ужимками, глумливыми, язвительными, бессердечными замечаниями. Выражались отвратительно, типа того, что “Давно пора. “ или “Да, брат Романов, отплясал свое”.

Расстрел

Охранник Александр Стрекотин, один из соучастников убийства, гордившийся им и оставивший в 1928 году воспоминания о преступлении, случайно высказался о своем внутреннем, удивительном для него самого смятении, охватившем его за несколько минут до совершения злодеяния в доме Ипатьева: Ко мне вниз опять спускается тов. Медведев берет у меня обратно наган и уходит. Уходя от меня я его спросил “что это все значит” он мне сказал “что скоро будет расстрел”. После этого я взволновался и почему-то мною овладела боязнь и жалость к ним, т. есть к царской семье. Вскоре вниз спускаются Медведев, Окулов и еще кто-то не помню. По моему телу пробегают мурашки, я теперь знаю, что будет расстрел. Однако, несмотря на внутреннее колебание, Стрекотин до конца наблюдал палаческое действо. Мгновенное движение совести и человеческого сострадания отступило перед ожесточением и дерзостью. Наконец слышу шумные шаги, — продолжал он в воспоминаниях, — и вижу спускается вниз вся семья Романовых. Когда их ввели в комнату, то той же минутой вышел обратно Окулов, проходя мимо меня он проговорил “еще стул понадобился” видимо умереть-то на стуле хочется. Ну что уж придется видимо принести. Юровский скорым движением рук показывает арестованным, как нужно становиться, а тихим и спокойным голосом говорит “пожалуйста становитесь вот так, в ряд”, но все это происходило необычайно скоро. Арестованные стояли в два ряда. Наследник сидел на стуле. …Тов. Юровский начал читать. . Он прочитал, что-то вроде, как “Ваши родственники мешают Вам жить и идут войной, а потому Ваша жизнь покончена”, но он не закончил еще чтение, как царь переспросил “как, я не понял, прочтите еще”, тогда товарищ Юровский стал читать вторично и при его последних словах “Ваша жизнь покончена” сойкало несколько голосов и даже царица и старшая дочь Ольга пытались перекреститься, но не успели. С последними словами “Ваша жизнь покончена” тов. Юровский мигом вытащил из кармана револьвер и выстрелил в царя. Последний от одного выстрела моментально свалился с ног. Одновременно с выстрелами тов. Юровского начали беспорядочно стрелять и все тут присутствующие. Арестованные уже все лежали на полу истекая кровью, а наследник все еще сидел на стуле. Он почему-то долго не упадал со стула и оставался еще живым. Впритруть (в упор. — В.К.) начали ему стрелять в голову и грудь, наконец и он свалился со стула. С ними вместе были расстреляна и та собачка, которую принесла с собой одна из дочерей.

По лежащим трупам было сделано еще несколько выстрелов (по словам товарищей из команды, стрельба была слышна всем постовым, находящимся на постах). Затем по приказанию тов. Юровского стрельба была прекращена. Комната была сгущена дымом и запахом. Были раскрыты все внутренние двери для того, чтобы дым разошелся по помещению. Принесли носилки, начали убирать трупы. Первым на носилку положили царя. Я помог его вынести. …Стали ложить одну из дочерей царя, но она оказалась живой, вскричала и закрыла лицо рукой. Кроме того живыми оказались еще одна из дочерей и та особа, дама, которая находилась при царской семье. Стрелять в них уже было нельзя, так как двери все внутри здания были раскрыты, тогда тов. Ермаков видя, что я держу в руках винтовку со штыком, предложил мне доколоть этих еще оказавшихся живыми. Я отказался, тогда он взял у меня из рук винтовку и начал их докалывать. Это был самый ужасный момент их смерти. Они долго не умирали, кричали, стонали, передергивались. В особенности тяжело умерла та особа — дама. Ермаков ей всю грудь исколол. Удары штыком он делал так сильно, что штык каждый раз глубоко втыкался в пол. Один из расстрелянных мужчин видимо стоял до расстрела во втором ряду и около угла комнаты и когда их стреляли он упасть не мог, а просто присел в угол и в таком положении остался умершим.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №24809 от 14 июля 2008 Тэги: Смерть, Убийство, Книги, Дороги, Пенсии, Дети , Война Организации: Государственная Дума РФ Места: Екатеринбург, Россия, Москва

Как сложилась судьба убийц семьи Николая II

3 июля 2018 17:41 508

Фото: архив Свердловской области

КТО ОТДАЛ ПРИКАЗ?

До сих пор историки не могут точно сказать, кто именно отдал приказ о расстреле царской семьи. По одной версии, такое решение приняли Свердлов и Ленин . По другой — они хотели для начала как минимум привезти Николая II в Москву , чтобы судить в официальной обстановке. Еще одна версия гласит, что убивать Романовых лидеры партии и не хотели вовсе — решение о расстреле уральские большевики приняли самостоятельно, не советуясь с начальством.

— В период Гражданской войны царила неразбериха, и местные отделения партии обладали широкой самостоятельностью, — поясняет Александр Ладыгин , преподаватель истории России в ИГНИ УрФУ . — Местные большевики выступали за мировую революцию и очень критично относились к Ленину. Кроме того, в этот период происходило активное наступление корпуса белочехов на Екатеринбург , и уральские большевики полагали, что оставлять врагу такую важную в пропагандистском отношении фигуру, как бывший царь, недопустимо.

Царская семья незадолго до расстрела

Не до конца известно также, сколько именно людей участвовало в расстреле. Одни «современники» утверждали, что было отобрано 12 человек с наганами. Другие, что их было гораздо меньше.

Доподлинно известны личности лишь пяти участников убийства. Это комендант Дома особого назначения Яков Юровский, его помощник Григорий Никулин , военный комиссар Петр Ермаков , начальник охраны дома Павел Медведев и член ЧК Михаил Медведев- Кудрин .

— Первый выстрел сделал Юровский. Это послужило сигналом для остальных чекистов, — говорит Николай Неуймин, заведующий отделом истории династии Романовых Свердловского областного краеведческого музея. — Все стреляли в Николая II и в Александру Федоровну. Затем Юровский дал команду прекратить огонь, поскольку от беспорядочной стрельбы одному из большевиков чуть не оторвало палец. Все великие княжны на тот момент были еще живы. Их стали добивать. Алексея убили одним из последних, так как он был в обмороке. Когда большевики стали выносить тела, вдруг ожила Анастасия, и ее пришлось забивать штыками.

Многие участники убийства царской семьи сохранили о той ночи письменные воспоминания, которые, кстати, совпадают не во всех деталях. Так, например Петр Ермаков заявлял, что именно он руководил расстрелом. Хотя другие источники уверяют, что он был лишь обычным исполнителем. Вероятно, таким образом участники убийства хотели выслужиться перед новым руководством страны. Хотя помогло это не всем.

На месте дома инженера Ипатьева, где расстреляли Николая II с его близкими, построили Храм-на-Крови

ЕРМАКОВ ЧИТАЛ ЛЕКЦИИ ОБ УБИЙСТВЕ ЦАРЯ

Могила Петра Ермакова находится почти в самом центре Екатеринбурга — на Ивановском кладбище. Надгробный камень с большой пятиконечной звездой стоит буквально в трех шагах от могилы уральского сказочника Павла Петровича Бажова . После окончания Гражданской войны Ермаков работал сотрудником органов правопорядка сначала в Омске , затем в Екатеринбурге и Челябинске . А в 1927 году он добился повышения до руководителя одной из уральских тюрем. Много раз Ермаков встречался с коллективами трудящихся, чтобы рассказать о том, как была убита царская семья. Его не раз поощряли. В 1930 году партбюро вручило ему браунинг, а год спустя Ермакову дали звание почетного ударника и поощрили грамотой за выполнение пятилетки в три года. Впрочем, не все относились к нему благосклонно. По слухам, когда маршал Жуков возглавил Уральский военный округ, на одном из торжественных собраний Петр Ермаков встретился с ним. В знак приветствия он протянул Георгию Константиновичу руку, однако тот отказался ее пожимать, заявив: «Я палачам руки не пожимаю!»

Когда маршал Жуков возглавил Уральский военный округ, он отказался пожимать руку Петру Ермакову, заявив: «Я палачам руки не подаю!». Фото: архив Свердловской области

Ермаков спокойно дожил до 68 лет. А в 1960-х в его честь переименовали одну из улиц Свердловска . Правда, после развала СССР название вновь сменили.

— Петр Ермаков был лишь исполнителем. Может, в этом и заключается одна из причин того, что он избежал репрессий. Ермаков никогда не занимал крупных руководящих должностей. Высшее его назначение — это инспектор мест заключения. К нему ни у кого не было вопросов, — рассказывает Александр Ладыгин. — Но за последние два года памятник Петру Ермакову трижды подвергался актам вандализма. Год назад во время Царских дней мы почистили его. Но сегодня он опять в краске.

Могила Петра Ермакова находится почти в самом центре Екатеринбурга — на Ивановском кладбище. Верующие периодически обливают надгробие краской Фото: Алексей БУЛАТОВ

ЮРОВСКИЙ СКОНЧАЛСЯ ОТ ПРОБЛЕМ С ЖЕЛУДКОМ

После расстрела царской семьи Яков Юровский успел поработать в Моссовете , в ЧК Вятской губернии и председателем губернской ЧК в Екатеринбурге. Однако в 1920 году у него начались проблемы с желудком, и он переехал на лечение в Москву. Во время столичного этапа своей жизни Юровский сменил не одно место работы. Сначала он был управляющим оргинструкторского отдела, потом трудился в золотом отделе при Наркомате финансов, откуда впоследствии перешел на должность заместителя директора завода «Богатырь», выпускавшего калоши. До 1930-х Юровский сменил еще несколько руководящих должностей и даже успел поработать директором Государственного политехнического музея. А в 1933 году вышел на пенсию и умер спустя пять лет в Кремлевской больнице от прободения язвы желудка.

— Яков Юровский дослужился до заместителя директора завода «Богатырь», выпускавшего калоши. Фото: архив Свердловской области

— Прах Юровского похоронили в церкви Донского монастыря Серафима Саровского в Москве, — отмечает Николай Неуймин. — В начале 20-х годов там открылся первый в СССР крематорий, при котором даже выпускали журнал, пропагандировавший кремацию советских граждан как альтернативу дореволюционным погребениям. И там на одной из полок стояли урны с прахом Юровского и его жены.

МЕДВЕДЕВ-КУДРИН ЗАВЕЩАЛ БРАУНИНГ, ИЗ КОТОРОГО УБИЛ МОНАРХА, ХРУЩЕВУ

После Гражданской войны помощник коменданта дома Ипатьева Григорий Никулин два года работал начальником уголовного розыска в Москве, а затем устроился на Московскую станцию водоснабжения, причем тоже на руководящую должность. Он дожил до 71 года.

— Интересно, что Григория Никулина похоронили на Новодевичьем кладбище. Его могила находится рядом с могилой Бориса Ельцина , — рассказывают в областном краеведческом музее. — А в 30 метрах от него, рядом с могилой друга поэта Маяковского , лежит другой цареубийца — Михаил Медведев-Кудрин.

Григорий Никулин два года работал начальником уголовного розыска в Москве. Фото: архив Свердловской области

Последний, кстати, после расстрела царской семьи прожил еще 46 лет. В 1938 году он занял руководящую должность в НКВД СССР и дослужился до полковника. Его похоронили с воинскими почестями 15 января 1964 года. В завещании Михаил Медведев-Кудрин попросил своего сына отдать Хрущеву браунинг, из которого была убита царская семья, а Фиделю Кастро подарить кольт, которым цареубийца пользовался в 1919 году.

После расстрела царской семьи Михаил Медведев-Кудрин прожил еще 46 лет. Фото: архив Свердловской области

МЕДВЕДЕВ ЛИШЬ НА ГОД ПЕРЕЖИЛ РОМАНОВЫХ

Пожалуй, единственный из пятерки известных убийц, кому не повезло при жизни, — это начальник охраны дома Ипатьева Павел Медведев. Вскоре после кровавой бойни он попал в плен к белым. Узнав о его роли в расстреле Романовых, сотрудники белогвардейского уголовного розыска посадили его в Екатеринбургскую тюрьму, где он скончался от тифа 12 марта 1919 года.

Вскоре после кровавой бойни Павел Медведев попал в плен к белым. Фото: архив Свердловской области

Еще больше материалов по теме: «Романовы»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector