39 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воспоминания о крестовом походе в палестину

Воспоминания о крестовом походе в палестину

Напишите от лица крестьянина или рыцаря воспоминания о подвигах и приключениях по дороге в Палестину, а рабских землях. не забудьте объяснить, о каком походе идёт речь. Постарайтесь рассказать о местных жителях — мусульманах. Информационный проект «История духовно-рыцарского ордена». С помощью дополнительной, справочной литературы и интернет ресурсов соберите информацию об одном из духовно-рыцарский орденов, возникших во время Крестовых походов. Узнайте его дальнейшую судьбу. Существует ли он в наши дни? Систематизируйте информацию, проиллюстрируйте и оформите работу.

Лучший ответ:

История-рассказ.
Хронист сообщает, что речь папы неоднократно прерывалась возгласами слушателей: «Так хочет Бог!» Многие тут же нашивали себе на одежды кресты из красной материи. Поэтому участников походов на Восток стали называть крестоносцами, а сами походы — крестовыми.

Крестоносцы, люди разных сословий, были уверены, что идут сражаться за святое дело и что их ждёт награда на небесах. Но были и чисто «земные» причины, побудившие массы людей двинуться на Восток.

В конце XI века Европа пережила «семь тощих лет» — целую полосу неурожаев, падежа скота, массовых эпидемий. Начали говорить о конце света. Отчаяние и голод привели в движение массы людей. В походе на Восток народ увидел возможность вырваться из бедности, получить землю и свободу.

Феодалы были наслышаны от купцов и паломников о несметных сокровищах восточных стран. Они надеялись захватить там богатую добычу и создать новые владения. Главную силу Крестовых походов на Восток составили рыцари. В XI веке в Западной Европе появилось много безземельных рыцарей — младших сыновей феодалов, не получавших в наследство ничего, кроме коня и доспехов. Разбогатеть за счёт грабежей и приобрести земли было для них желанной мечтой.

Крестовый поход бедноты. Раньше всех двинулись к Иерусалиму бедные крестьяне. Весной 1096 года вверх по течению Рейна, а потом вниз по Дунаю потянулись нестройные толпы бедняков и нищих.

Они соединились в 5—6 отрядов, насчитывавших 60—70 тысяч человек. Шли плохо вооружёнными и без припасов к неведомой Святой земле, занимаясь в дороге грабежом. Подходя к каждому городу, они спрашивали: «Не Иерусалим ли это?» Местное население Венгрии и Болгарии давало отпор пришельцам, истребляло и преследовало отставших.

Орден Тамплиеров, называвшийся еще Орденом Бедных Рыцарей Христа и Святыни Соломона, основал в 1119 г. в Иерусалиме Хуго де Пайенс. Штаб-квартира ордена располагалась в крыле иерусалимско­го дворца князя Балдуина II, построенного на руинах Храма Соломо­на. От латинского слова «темплум» — святилище — орден получил свое обиходное название16. Задачей тамплиеров являлась охрана пилигри­мов на участке между Иерусалимом и Яффой. Подобная охрана тре­бовалась из-за того, что после I Крестового похода Святой город ока­зался отделенным от остальных территорий, контролируемых кресто­носцами, главным образом лежащих вокруг Антиохии, широким по­ясом земель, находящихся под властью мусульман. К ним принадле­жала и большая часть палестинского побережья. Путешествие из Ие­русалима — со стороны ли берега или из Малой Азии — было, таким об­разом, далеко не безопасным предприятием. Без пилигримов сильно сократилось бы число рекрутов в ордена и количество переселенцев. Тамплиеры должны были большую опасность превратить в меньшую.

Вначале братство состояло всего из нескольких рыцарей17. Позже оно, однако, очень быстро расширило свои ряды. Характерное отличие заключалось в том, что вступали в него главным образом, французы. Официальное превращение братства в орден произошло лишь через де­сять лет после его возникновения. Правила ордена были утверждены Римским Папой Гонорием II в 1128 г. (в следующем году они были одо­брены на Соборе в Труа, а покровителем ордена стал сам Бернар Клер-восский). Опознавательным знаком тамплиеров были белые одежды с красным крестом на левой стороне груди и на левом рукаве.

Тамплиеры приносили традиционные монашеские обеты: беднос­ти18 (его символ попал даже в герб ордена, изображающий двух бед­ных рыцарей, едущих верхом на одной лошади19), чистоты и послуша­ния. Однако частично они были освобождены от молитвенного послу шания из-за необходимости защищать достоинство и свободу святых мест и христиан-паломников. В орден принимали исключительно неженатых мужчин: холостяков, вдовцов и монахов. Это могли быть только свободные люди — князья, рыцари, свободные земле­пашцы (последние для поступления на нижние уровни — в братья-трудники). Принимали также и священников, которые исполняли в ордене обязанности капелланов. Поскольку этот священник не мог проливать кровь, большинство монастырских братии не принимала священнических обетов. Самой влиятельной группой в орденах были, конечно, рыцари. Из своей среды они выбирали Великого Магистра, который подчинялся только Римскому Папе. Братья-трудники хотя и были сильно ограничены в правах, численностью в несколько раз пре­вышали рыцарей.

Орден очень быстро получил крупные пожертвования как в Свя­той Земле, так и в Европе, главным образом, во Франции. Одновре­менно они изменили главный характер своей деятельности. Забота о паломниках уступила место поддержке иерусалимских войск и оборо­не города от нападений турок.

В наши дни, естественно, никаких орденов и походов такого плана не существует)

Крестовые походы в Палестину (1095 1291). Аргументы для привлечения к участию (8 стр.)

По всей вероятности, мы пока знаем далеко не обо всех проповедях, составленных опытными проповедниками для своих коллег. Не так давно Кристиан Грассо обратил внимание на один из манускриптов из Национальной библиотеки Франции, в котором содержатся неопубликованные проповеди крестовых походов. Ограничившись публикацией лишь фрагментов одной из них, он объявил в своей статье, что в ближайшее время собирается подготовить полноценное критическое издание этих текстов.

В-третьих, это инструкции по части организации проповедей, составленные церковными деятелями. На данный момент таких инструкций известно две. Первой хронологически является Ordinatio de predicatione crucis («Инструкция для проповеди креста»), составленная для проповеди пятого крестового похода. Другой же является единственный в своем роде «учебник» для проповедников крестовых походов, составленный доминиканцем Гумбертом Романским приблизительно в 1266–1268 гг. Об этом трактате можно прочесть подробнее в комментариях к его русскому переводу .

Источники косвенного характера

Наконец, третьим блоком источников являются материалы, которые могут косвенно говорить об аргументах крестоносной пропаганды.

Ими являются труды церковных деятелей, принимавших участие в пропаганде крестовых походов. Интересующие нас здесь труды относятся к тематике крестовых походов, но вместе с тем не являются пропагандистскими материалами. Смысл использования их в данном исследовании заключается в том, что авторы могли включить в эти труды свои идеи, которые применяли в проповедях. Разумеется, подобные предположения остаются гипотетическими.

Таков, например, трактат Бернара Клервоского «Похвала новому рыцарству», написанный в интервале между 1129 и 1136 гг. Произведение представляет собой хвалебный трактат в честь новообразованного ордена тамплиеров «для внутреннего пользования». Как говорит сам Бернар во вступлении, великий магистр ордена Гуго де Пейен попросил его написать трактат, который бы воодушевил воинов. Иными словами, трактат был призван не вербовать новые кадры, но укреплять дух тех, кто уже вступил в орден. Бернар Клервоский, как известно, принимал непосредственное участие в проповеди второго крестового похода, и, в теории идеи трактата могли применяться в его проповеднической деятельности.

Трактат Генриха де Альбано «О странствующем граде Божием» содержит главу о проблеме крестового похода, написанную между 1187 (в трактате упоминается захват реликвии креста при Хаттине) и 1189 гг. (в этом году он умер). Поскольку известно, что Генрих был задействован в пропаганде третьего крестового похода, не исключено, что в трактате были изложены некоторые из примененных им в проповедях идей.

Кроме того, мы можем косвенно судить о проповеди третьего крестового похода по трактату Пьера де Блуа, прилагавшего усилия в плане агитации за организацию нового крестового похода (выше уже говорилось о его письме по этому поводу), в котором он призывает в скорейшем порядке организовать экспедицию в Святую землю.

Говоря о косвенных источниках, стоит сказать несколько слов о хрониках крестовых походов, которые также достойны самого активного привлечения для проводимого исследования.

Почему их привлечение является важным?

С одной стороны, по крайней мере формально, хронисты, как правило, не преследуют цели привлечения новых участников в крестовые походы. Формально они лишь стремятся сохранить для памяти потомков знаменательные события, прославляющие Бога и доблестных крестоносцев. Были найдены лишь два примера-исключения. Первый был найден в хронике первого крестового похода Фульхерия Шартрского. «Живущие в этом мире, – пишет хронист, – услышав о набожных планах предшественников, которые оставили все ради выступления в поход и последовали за Богом, воодушевляются, вдохновляемые последним» (Nam qui vivunt in mundo, audita intentione pia predecessorum fideliumipso inspirante, animantur). Другой пример был найден в анонимной хронике третьего крестового похода Historia Peregrinorum, где говорится о возможной вербовке новых кадров как цели: «В наше же время чтение о мужественных деяниях предшественников помогает слушателям и служит как мотив для их доблести» (Apud modernam etatem interdum fortia veterum gesta legendo revolvere et iuvat auditores et congruit incitamento virtutum). А в остальных случаях можно лишь предположить, что такие цели, как восхваление Бога и восхваление доблестных деяний франков, косвенно работали на вербовку новых кадров для крестовых походов, и это входило в планы хронистов. Впрочем, надежных оснований для подобных утверждений в текстах хроник найдено не было, и это так и останется на уровне предположений.

С другой стороны, нужно отметить, что хроники необходимо привлечь к нашему исследованию скорее по другой причине. Они помогают нам узнать больше о мировоззрении современников крестовых походов, будь они клириками или мирянами, и лучше понять некоторые идеи, представленные в источниках, имеющих более непосредственное отношение к пропаганде. Хроники же, написанные клириками, дают нам понять, какой именно взгляд на крестовые походы был характерен для представителей кругов, которые отвечали за пропаганду. Изучение хроник, как будет видно в основной части книги, может очень помочь нам понять, какие представления современников стояли за теми или иными аргументами, встречающимися в пропагандистских источниках.

Глава 1
Обоснование пропагандистами необходимости освобождения Святой земли

Призывая паству выступить в поход, нужно было прежде всего объяснить, зачем в него нужно идти. Требовалось объяснить, почему нужно отправиться в путь, почему именно в этом географическом направлении и почему именно в данный момент.

Казалось бы, все очевидно и ответ банален: конечно же, освободить Святую землю от неверных. Однако если изучить источники внимательно, оказывается, что ситуация сложнее, чем она кажется на первый взгляд. В разное время пропаганда расставляла разные акценты, и необходимость освобождения Святой земли была связана сразу с несколькими аргументами.

Читать еще:  Можно ли поминать на 40 дней раньше

1.1. Иерусалим и Святая земля как значимая для христиан территория

1.1.1. Мотивация для участия в крестовом походе на соборе в Клермоне 1095 г.

Папская речь в Клермоне в 1095 г., с которой начались крестовые походы, дошла до нас в нескольких вариантах, которые отличаются между собой. Вместе с тем уже Д. Манро в своей давней статье отметил, что по сути записи речи во многом сходны между собой, хотя и очень различны по формулировкам. Это не исключает, что все четыре варианта основывались на стереотипных представлениях современников крестовых походов и далеки от того, что в действительности произнес папа. Однако других сведений о содержании папской речи у нас, к сожалению, нет.

Если сравнить имеющиеся записи, то можно увидеть, что в каждом из этих вариантов говорится, с одной стороны, о якобы имевших место гонениях на христиан в восточных землях, оказавшихся под властью турок-сельджуков, а с другой стороны – об осквернении турками святых мест восточнохристианского мира. Все четыре современных событиям варианта папского призыва сходятся на том, что оба этих аргумента в речи папы были как таковые и различной была лишь их подача, а также степень подробности рассуждений папы по этим вопросам. Впрочем, в вариантах речи по-разному обозначено направление похода и ареал местонахождения терпящих бедствия христиан.

Эпоха крестовых походов: как началась война за Иерусалим

Даниил Киевский стоял в реке Иордан и плакал от счастья вместе с сотней паломников. Многомесячный путь на Святую Землю закончен и в воде на ладонях крестили Иисуса Христа. Впереди Иерусалим и казалось, все страдания в прошлом. Но затем явились сарацины…

200 арабов появились с трех сторон. Паломники безоружны и мусульмане неторопливо скачут к берегу, загоняя христиан как овец. Даниил из Киева обреченно закрыл глаза. Но Бог услышал молитвы детей своих. Распевая псалом, 30 всадников вылетели с холма и железным кулаком обрушились на арабов!

Не нам, Господи, не нам. Но имени Твоему дай славу ради милости твоей, ради истины Твоей. (Боевой псалом тамплиеров)

Котел

I крестовый поход Европы застал мусульман врасплох. Начиная с VII века, когда арабы выгнали Византию с Ближнего Востока, римская земля стала домом ислама. Иерусалим стал 3-м священным городом мусульман после Мекки и Медины.

А иерусалимская мечеть аль-Акса, куда пророк Мухаммед был перенесен ангелом и откуда вознесся на небеса – сердцем правоверных.

Но в XI веке исламский мир раскололся религиозной войной и два центра его силы — сунниты и шииты ослаблены враждой. Сунниты в Багдаде и в Малой Азии: огромная империя турков-сельджуков, сотрясается рознью 4-х принцев за трон отца.

На юге потеряли мощь шииты: империя дочери пророка Фатимы — Фатимидский халифат съежился до границ Египта. Вассальные халифы в тени хозяина добивают друг друга.

В этот кипящий котел и вонзается I крестовый поход Европы 1096 года. Вдоль Средиземного моря рождается Утремер – захваченная исламская земля, поделенная крестоносной знатью на католические микрогосударства. Эдесское графство и Антиохийское княжество на севере, на юге графство Триполи и Иерусалимское королевство.

Чужие

Успех стал сюрпризом не только для мусульман, но и для победителей. Основные силы крестоносцев вернулись в Европу. А маленький католический Восток остался в центре ненависти. Здесь всё против европейца и всё страшно пугает его. Беспощадные песчаные бури выжигают легкие. Землетрясения равняют города с землей.

Тучи саранчи и невиданных жуков кишат в посевах и сжирают амбары. Выжженная земля выплевывает монстров — стаи скорпионов, гигантских пауков и змей сводят с ума. А по ночам луна и небо багровеют от песка и сеют панику среди переселенцев. Это не земля обетованная, это настоящий ад на земле. Его карающим мечом станут мусульмане.

После освобождения Гроба Господня в Святую землю хлынут тысячи паломников жаждущих припасть к наследию Христа. Но даже в своих границах правители Утремера не могут обеспечить безопасность.

Джихад

Мусульман изгнали со своей земли с беспощадной жестокостью, и возмездие не заставило долго ждать. Ислам расколот, единый джихад пока невозможен и мусульмане объявляют личный джихад. Каждый — от крестьянина до халифа, считает честью резать кяфиров . И самым простым было истреблять паломников, бредущих из Константинополя.

Эти колонны взрослых и детей безоружны и желанны, они легкая добыча конных партизан. Сарацины (как назвали всех мусульман в Европе) налетали внезапно, вырезали, грабили. И растворялись в бескрайних холмах и пустынях до подхода армейских отрядов.

Рынки Багдада и Каира наполнились белыми рабами, а дороги от Византии до Иерусалима трупами паломников. Их никто не убирал, останавливаться опасно. Груды христианских костей все ярче белели на солнце.

Паломников пытающихся достичь Палестины морским путем, ждал флот Фатимидов. Египетские галеры дежурили от Кипра до Сирии, набрасывались на одинокие дромоны и отправляли несчастных на дно.

А поток паломников только рос, Разум уступил Вере. Ибо страдания, даже смерть на пути к Гробу Господню справедливая плата. Ведь Иисус тоже страдал за всех. Иерусалим стал золотой чашей полной скорпионов и позором короля Балдуина II, что не мог защитить христиан на пути к Господу. Король метался, искал выход и случайно нашел его.

В 1120 году в Палестину прибывает Гуго де Пейн, молодой французский рыцарь из Шампани. Он намерен служить в королевской армии, а затем стать монахом. В иерусалимском Храме Соломона Гуго встретит еще 30 франков, желающих посвятить себя Богу.

Так возникнет рыцарское братство. Они присягнут на верность настоятелю Храма и примут монашеские обеты бедности и послушания. Но своим воинам мирный храм применения найти не может, франки маются от безделья. Тут их и найдет король Балдуин II.

Иерусалимское королевство возьмет на себя финансирование, а рыцари-храмовники достойную цель – защищать Иерусалим и охранять паломников. Так начнется история первого Ордена рыцарей-монахов. Ордена Храмовников (Templiers). Ордена Тамплиеров.

Первые крестовые походы: меч и огонь на Святой Земле

Между Средиземным и Красным морями находится Земля Обетованная, где расположены реликвии и святыни множества народов. Территория Ближнего Востока подарила человечеству иудаизм, христианство и ислам ‑ мировые религии, определившие развитие всей человеческой цивилизации. Тысячи лет за эти земли идет война, которая не прекращается и сегодня.

Истоки походов

В XI в. Византия в результате войны с турками-сельджуками потеряла территории Малой Азии и Палестины. Столицей своего государства турки сделали Никею.

Византия попросила помощи у королевств Западной Европы в борьбе с мусульманами. Откликнувшись на зов, Папа Урбан II объявил крестовый поход, чтобы освободить святыни от мусульман.

Слово Церкви услышали повсюду. Тысячи людей начали собираться в поход против иноверцев. Откликнувшиеся на призыв, люди «принимали крест» — нашивали на свою одежду полоски ткани. Их стали называть крестоносцами.

Франческо Хайес «Папа Урбан II провозглашает Первый крестовый поход.»

Пилигримы выступают в Палестину

К XI в. паломничества к святыням Израиля продолжались уже несколько столетий. Но теперь христиане направлялись в путешествие с мечом в руке. Пилигримы преследовали разные цели: кого вела вера, кто гнался за богатством, а кто-то жаждал власти.

Первыми на Ближний Восток отправились группы крестьян и городских нищих. Их вели за собой два авантюриста: рыцарь Вальтер и проповедник Петр, по прозвищу Пустынник. Общая численность ополчения составляла 50–70 тысяч человек. Огромная голодная армия двигалась по Европе, грабя деревни в поисках пищи и постоянно подвергаясь нападениям венгров и печенегов.

Крестьянский крестовый поход

Тем не менее, к августу 1096 г. бедняки дошли до Константинополя, чем был очень огорчен византийский император. Ведь он ждал послушных рыцарей-наемников, которые помогут в войне, а пришли десятки тысяч нищих, грабящих его страну.

Крестьянская армия перестала существовать в первом же бою с турками. Множество пилигримов было убито. Немногие оставшиеся в живых стали рабами.

Рыцари захватывают Иерусалим

Профессиональная европейская армия начала свой поход лишь в середине 1096 г. Французские князья со своими войсками погрузились на корабли и уже осенью достигли Византии, где остались на зимовку.

В мае следующего года крестоносцы вторглись во владения сельджуков. С помощью византийского флота была взята Никея. Победив еще в нескольких сражениях, крестоносцы разделили свои армии. Часть осталась покорять турецкий юг, а часть отправилась дальше в Сирию и Палестину.

Легко вооруженные сельджуки не могли противостоять закованным в железо европейским рыцарям. В середине 1098 г. основные силы христиан подступили к Иерусалиму.

Осада продолжалась больше года, но, в конце концов, город был захвачен. Крестоносцы устроили в Иерусалиме резню, грабя, поджигая и убивая все на своем пути. Спастись удалось немногим. Были убиты не только мусульмане, но и иудеи. Город был полностью разграблен.

Захват Иерусалима крестоносцами во время Первого крестового похода

Новые государства на Ближнем Востоке

Захватом Иерусалима закончился первый крестовый поход. Под властью христиан оказались обширные владения на юге Турции, в Армении, Сирии, Палестине и Иордании.

На своей новой земле они тут же организовали несколько графств и княжеств. Иерусалим же был провозглашен столицей королевства. Из Европы сюда потянулись многочисленные эмигранты, которые надеялись начать в Святой Земле новую жизнь.

Многие рыцари обрели власть. Лишенные земель и доходов на родине здесь они становились князьями и баронами. Постепенно крестоносцы перенимали местные обычаи и становились все больше похожими на арабов.

Между первым и вторым крестовыми походами

Поначалу крестоносцы расширяли свои владения, оттеснив турок в пустыню. Но мира между вновь созданными государствами не было. Вырвавшись из-под контроля своих королей, каждый предводитель крестоносцев пытался получить власть над все большей территорией. Начались междоусобные войны.

Сначала этим воспользовались византийцы. Недавние союзники захватили Антиохию. Почти одновременно с этим сельджуки напали на графство Эдесса. Это заставило оставшихся правителей прийти к мирному соглашению и попросить помощь в Европе.

Так начался второй крестовый поход.

Восхождение Саладина

Пока в землях Сирии и Палестины христиане пытались сдержать сельджуков, западноевропейские монархи собирали свои армии.

Проблемы второго похода начались уже в Малой Азии, где турки постоянно атаковали движущиеся войска крестоносцев. Очень скоро стало ясно, что отвоевать Эдессу не удастся. Потеряв значительное количество сил, европейцы вынуждены были повернуть обратно.

Читать еще:  Как поминать на полгода после смерти

А всего через несколько лет на политической арене Ближнего Востока появился молодой и талантливый предводитель сельджуков по имени Саладин. Умный и расчетливый политик сначала нанес крестоносцам несколько чувствительных военных поражений, а затем заключил с ними выгодное перемирие на несколько лет.

В это время Саладин собирал свою армию. Положение государств крестоносцев становилось критическим. Христиане просили помощи в Европе, но быстро собрать армию было очень сложно. Противостоять Саладину пришлось своими силами.

В июле 1187 г. сельджуки разгромили крестоносцев в Хиттинской битве. Путь на Иерусалим был открыт. За два месяца Саладин захватил почти всю Палестину и начал осаду города.

Битва при Хаттине

Иерусалим сдался в октябре, а еще через несколько недель под контролем крестоносцев осталось лишь несколько крепостей.

Падение Иерусалима стало катализатором для начала Третьего крестового похода. Новую экспедицию возглавили английский король Ричард по прозвищу Львиное Сердце и германский император Фридрих.

Саид Тахсин «Саладин и Ги де Лузиньян после битвы»

Но все чего смогли добиться европейцы – это возможность посещать Иерусалим паломникам.

Сегодня, через 900 лет после первого крестового похода Иерусалим до сих пор является яблоком раздора. Город контролирует Израиль, но юридически восточная часть Иерусалима должна принадлежать арабам.

О крестовых походах на Святую Землю

игумен Кирилл (Сахаров)

В детстве одной из самых любимых моих книг была «Книга для чтения по Истории Средних веков». В этой книге, в частности, красочно описывались крестовые походы на Святую Землю для освобождения Гроба Господня и других святынь Иерусалима, находившихся под властью мусульман. Детская память цепка, в ней ярко и образно запечатлеваются прочитанные страницы книг. Огненная проповедь папы Урбана в ноябре 1095 года с ярким описанием бедственного положения христиан на Святой Земле, поругания святынь Иерусалима, что является позором для христиан и т.п. Халиф Аль-Хаким велел в 1009 году разрушить храм Святого Гроба. Уже тогда, под впечатлением этого события, папа Сергий IV проповедовал священную войну, но безуспешно (по смерти Аль-Хакима, впрочем, разрушенные храмы были восстановлены). Утверждение в Палестине турок сделало паломничества христиан гораздо более трудными, дорогими и опасными: пилигримам гораздо чаще приходилось становиться жертвами мусульманского фанатизма. Рассказы возвращавшихся паломников развивали в религиозно настроенных массах западного христианства чувство скорби о печальной участи святых мест и сильное негодование. «Как вы, военные люди, на это можете спокойно смотреть?!» — обращался папа к слушателям.

Папа обещал прощение грехов участникам похода. Народ рыдал и тут же нашивал кресты на свои плащи и выражал готовность выступить в поход. Истинным вдохновителем массового крестового похода стал простой нищий отшельник Пётр Амьенский, по прозвищу Пустынник. При посещении Голгофы и Гроба Господня, зрелище всяческих притеснений палестинских братьев по вере возбудило в нём сильнейшее негодование. Добившись от патриарха писем с мольбой о помощи, Пётр отправился в Рим к папе Урбану II ,, а затем, надев рубище, без обуви, с непокрытой головой и распятием в руках — по городам и весям Европы, проповедуя где только можно, о походе для освобождения христиан и Гроба Господня. Простые люди, тронутые его красноречием, принимали Петра за святого, считали счастьем даже отщипнуть клочок шерсти от его ослика на память. Таким образом, идея распространилась весьма широко и стала популярной.

Говоря о трагическом разделении Запада и Востока, обычно упоминают 1054 год. Кардинал Гумберт тогда даже обвинял греков, что они изъяли «фелиокве» из Символа веры (!). Он положил буллу с отлучением и извержением из сана Константинопольского патриарха Михаила. Выходя из храма святой Софии, отряс прах с своих ног. Между тем у папских легатов таких полномочий не было, они не имели такой власти, т.к. пославший их папа был уже мертв.

Представляется, что в известном мире эта дата раскола — 1054 год, условна. Ведь и до этого не раз возникали средостения. В указанном году была предпринята одна из попыток урегулировать отношения (папу не поминали в Константинополе с 1009 года). Попытка оказалась неудачной. Интересно, что в нашем календаре имеется праздник в честь перенесения мощей свт. Николы Чудотворца. Это событие произошло в 1089 году — через 35 лет после формальной даты разделения. Как известно, мощи Святителя были перенесены из Мир Ликийских в Бари христианскими энтузиастами с Запада.

Возвращаясь к крестовым походам, можно утверждать, что их роль в трагедии разделения была очень значительна. Независимо от несомненно присутствовавших, идеалистических мотивах у их участников (конечно, помимо истинного благочестия была и жажда приключений и новых владений). Крестовые походы усугубили раскол, сделали его необратимым, особенно благодаря печальной памяти 4-му крестовому походу, приведшему к погрому Царьграда в 1204 году. Наверное, впервые Запад и Восток так близко, лицом к лицу встретились. Очевидно, что на православных греков латинские епископы и священники на конях и в доспехах, грабежи крестоносцев, произвели не самое благоприятное впечатление. Вместо реальной помощи восточные христиане подверглись вторжению. Крестоносцы вели себя на территории Византии как оккупанты. Греки даже были вынуждены заключать перемирия с мусульманами, за что их потом обвиняли в предательстве.

В 1145 году по призыву папы Евгения был объявлен второй крестовый поход. Росту энтузиазма способствовала яркая проповедь Бернара Клервосского. Он даже вопреки воле папы поехал уговаривать германского императора Конрада выступить в поход. Бернар произвел сильное впечатление на императора, говоря о Христе, Которому наносят раны.

Кстати, Восток был намного выше Запада в культурном отношении. Константинополь, располагавшийся на огромной площади и имевший не менее одного миллиона жителей, был несравненно больше Лондона и Парижа, в которых проживало по несколько десятков тысяч горожан. Чередовались победы и поражения, гибли десятки тысяч людей с обеих сторон. Не меньше, чем в сражениях, гибли от жажды и голода, болезней. Главным успехом, конечно, было взятие Иерусалима в результате первого крестового похода. Крестоносцы организовали четыре государства на захваченных территориях. Православный Кипр, помогавший крестоносцам, был, однако, подвергнут погрому с их стороны. Страдали православные священники и епископы, изгоняемые крестоносцами. Страдали они и от турок. Так, например, при осаде Антиохии они подвешивали на городской стене Антиохийского патриарха Симеона, избивали его и морили в темнице. Зверства были с обеих сторон. Так, при взятии Иерусалима, крестоносцы вырезали всех мусульман — кровь лилась рекой. Очень много погибло местных христиан. Интересно, что копты — восточные христиане — нехалкодониты с благодарностью вспоминают военачальника мусульман Саладина, который их защищал. Жестокость крестоносцев вызывала исламский фанатизм. Антиохийский патриарх Симеон был изгнан, вместо него объявился латинский патриарх. Когда греческие священники были изгнаны из храма Гроба Господня, то не сошел Благодатный огонь. Успеху крестоносцев способствовало то, что исламский мир был разделен, имели место междоусобицы. Как только он консолидировался, то чаша весов стала склоняться в сторону противников крестоносцев. Запомнилась такая картина отступающей армии рыцарей. Они в изнеможении, их томит жажда, ибо все колодцы были уничтожены. Утром противник зажег траву, и войско крестоносцев бросилось с горы в атаку. Мусульмане расступились, и крестоносцы оказались у подножия горы — в гору наступать им было нереально. Произошло кровавое побоище… Попавшие в плен рыцари были казнены, а простецы обращены в рабство. Надо признать, что Саладин, в отличие от ряда полководцев-крестоносцев, придерживался своего слова: если противник сдавался без боя, то его миловали. Кто из находившихся в осаде хотел уйти — пропускал. Старался избегать излишней жестокости. Саладин изгонял латинских священников и возвращал православных.

Произошла большая трагедия — была утрачена большая часть Древа Животворящего Креста Господня — сохранились только его многочисленные частицы. В 1187 году по призыву папы Григория был объявлен третий крестовый поход. Здесь особо важно упомянуть знаменитого немецкого полководца Фридриха Барбароссу. Он написал Саладину: « Верни христианам все, что захватил». Тот в ответ: «Приходи — разберемся». Сначала успех сопутствовал крестоносцам. В переговорах с Саладином они требовали освободить пленных и вернуть Крест Господень. Саладин просил отсрочки. Конечно, он мог и тянуть время — не только объективные причины были главными в этой отсрочке. Тогда 2700 мусульманских пленников были вырезаны. В ответ Саладин казнил всех пленных христиан. Опять кровь, кровь, кровь…

Особо тяжелыми были последствия четвертого крестового похода, который был предпринят в то время, когда в Византии были разброд и шатания. Римский папа Инннокентий Третий распорядился, чтобы все христиане сороковую часть своих доходов вложили в подготовку этого похода. Крестоносцы думали, что плывут в Египет, а прибыли в Константинополь. Часть из них возмутилась этим обстоятельством, но большинство не возражало. Существовал тайный план захвата Константинополя и дележа его богатств. Тринадцатого апреля 1204 года крестоносцы напали на город одновременно с суши и моря. Армии в городе не было. Наемники, которым долго не платили, отказались сопротивляться. После нескольких мелких стычек город был взят. Крестоносцы не щадили ни храмов ни монастырей, насиловали монахинь, кощунствовали в храме святой Софии. Здесь блудницы плясали на престоле. От города остались руины. Никогда столько добычи не попадало в руки завоевателей. В настоящее время во многих католических соборах Западной Европы можно видеть священные реликвии из Константинополя. Так, например, в соборе святого Марка в Венеции находится часть престола из золота из храма святой Софии. Римский папа сначала был обрадован, а после, узнав о разгроме,отлучил крестоносцев от причастия. В 1215 году состоялся Первый Латеранский Собор, который принял следующие решения:

1. Греческий обряд использоваться будет временно.

2. На все вакантные кафедры и в те места, где католики живут вместе с православными, будут поставлены латинские епископы.

3. Греческие епископы могут оставаться на своих местах только после клятвы верности римскому папе.

Решения этого Собора свидетельствовали об окончательном отчуждении латинства. Примечательно, что папа Иоанн Павел Второй каялся за четвертый крестовый поход, приведший к погрому Константинополя, хотя это и произошло без ведома римских пап. Однако за Первый Латеранский Собор покаяния никогда принесено не было. Четвертый крестовый поход имел катастрофические последствия для христианской цивилизации, так как был разрушен заслон, ограждающий Европу от исламской угрозы. В итоге мусульмане дошли до ворот Вены. Наверное, лучше было бы помогать Византии, а не подрывать ее силы. Последний (девятый) крестовый поход состоялся в начале 70-х годов 13 века.

Читать еще:  Как правильно поминать усопших

Он, как и предыдущие походы не мог уже ничего принципиально изменить. Для успешного ведения борьбы требовалось единство. Его, к сожалению, не было и не могло быть, т.к. единство органично и твердо только тогда, когда оно базируется на основе Истины и отказе от заблуждений. Вместо единства шли почти постоянные распри с Византийской империей: две главные христианские силы на Востоке истощались во взаимной борьбе.

Детские крестовые походы

В Издательстве Сретенского монастыря готовится к выходу в свет новая книга известного религиоведа, исследователя современного сектантства, историка, общественного деятеля, писателя Александра Леонидовича Дворкина «Хроники крестовых походов франкских пилигримов в Заморские земли и сопутствующих событий, в изложении Александра Дворкина». С разрешения автора и издательства публикуем отрывок из рукописи этой книги.

Мальчик, говоривший весьма красноречиво и эмоционально, несомненно, обладал даром убеждения. Взрослые были впечатлены, а дети сбегались к нему, как мухи на мед. После первоначального успеха Стефан отправился в тур, чтобы провозглашать свой призыв по разным городам Франции, собирая вокруг себя все новых и новых обращенных. Самых красноречивых из них он отправлял проповедовать от своего имени. Все они договорились встретиться в Вандоме примерно через месяц и оттуда начать свой поход на Восток.

Потрясенные современники говорили о 30 тысячах собравшихся воевать за Крест – и все были младше 12 лет

В конце июня к Вандому с разных сторон начали подходить группы детей. Потрясенные современники говорили о 30 тысячах собравшихся – все младше 12 лет от роду. Несомненно, к городу стянулось не менее нескольких тысяч детей со всех концов страны. Часть их была из бедных крестьянских семей: родители охотно отпустили своих отпрысков на такую великую миссию. Но там были и дети благородного происхождения, тайком сбежавшие из своих домов. Среди собравшихся имелись и девочки, несколько молодых священников и немного паломников постарше, привлеченных отчасти благочестием, отчасти – жалостью и отчасти – желанием поживиться за счет даров, которыми сердобольное население осыпало детей. Ближнее окружение Стефана хронисты назвали «малыми пророками». Группы юных паломников, лидер каждой из которых нес штандарт с орифламмой (Стефан объявил ее девизом похода), скапливались в городе и вскоре, переполнив его, вынуждены были разместиться за его стенами – в поле.

Когда дружественные священники благословили малолетних крестоносцев, а последние горюющие родители наконец отошли в сторону, экспедиция направилась на юг. Почти все шли пешком. Однако Стефан, как и положено лидеру, потребовал особого способа передвижения: он ехал на расписанной яркими красками тележке с защищавшим его от солнца навесом. С двух сторон от него скакали мальчики благородного происхождения, состояние которых позволяло иметь своего коня. Никто не возражал против комфортных условий путешествия вдохновленного свыше пророка. Более того, к нему относились как к святому, а локоны его волос и кусочки одежды распределялись среди самых верных как чудотворные реликвии.

Путь оказался мучительным: лето выдалось рекордно жарким. Пилигримы целиком зависели от добросердечия местных жителей, делившихся с ними пропитанием, но из-за засухи у них самих было мало припасов, и даже воды часто не хватало. Многие дети умирали по пути, и их тела оставались лежать на обочинах дороги. Некоторые не выдерживали испытания, поворачивали назад и пытались вернуться домой.

Утром вся толпа ринулась к порту, чтобы увидеть, как море расступится перед ними

Наконец малолетний крестовый поход добрел до Марселя. Жители этого торгового города приняли детей сердечно. Многим предоставили ночлег в домах, другие расположились на улицах. На следующее утро вся толпа ринулась к порту, чтобы увидеть, как море расступится перед ними. Когда чуда не произошло, наступило горькое разочарование. Часть детей, заявив, что Стефан предал их, взбунтовалась против него и направилась в обратный путь к своим домам. Но большинство осталось, и каждое утро приходило к морю, ожидая, что Бог всё же ответит на их молитвы. Через несколько дней нашлись два дельца 1 – Гуго Ферреус и Гийом Поркус (буквальный перевод с французского – что-то вроде «Железный» и «Свинский»), которые изъявили бескорыстную готовность за одно только воздаяние Божие перевезти юных крестоносцев в Святую Землю. Стефан не долго думая с радостью согласился на столь щедрое предложение. Детей посадили на семь нанятых дельцами кораблей, которые вышли из порта и направились в открытое море. Прошло 18 лет, прежде чем до Европы дошли вести об их судьбе.

Николай, как и Стефан, обладал природным даром красноречия и, где бы ни появлялся, непреодолимо привлекал к себе детей, готовых отправиться в паломничество вместе с ним. Но если французские дети рассчитывали завоевать Святую Землю силой, немецкие думали, что смогут обратить сарацин в христианство при помощи мирной проповеди. Через несколько недель в Кельне собралась многотысячная толпа детей и всякого беспорядочного сброда, которая оттуда двинулась на юг через Альпы. Вероятнее всего, немцы были в среднем чуть старше французов, и с ними шло больше девочек и больше детей благородного происхождения. Их колонну сопровождало также немало воров и прочих преступников, которым требовалось поскорее оставить родину, а также вездесущих проституток.

Экспедиция разделилась на две части. Первую, насчитывавшую, согласно хронистам, не менее 20 тысяч человек, вел сам Николай. По дороге через Западные Альпы эта группа потеряла большую часть детей: юные паломники погибали от голода, от рук разбойников или, устрашенные трудностями похода, возвращались домой. Тем не менее, 25 августа несколько тысяч странников достигли Генуи и попросили приюта внутри городских стен. Генуэзские власти поначалу согласились принять их, но, поразмыслив, стали подозревать тайный немецкий заговор. В результате детям позволили провести в городе только одну ночь, но объявили, что все желающие могут поселиться тут навсегда. Юные паломники, нимало не сомневающиеся, что наутро море расступится перед ними, сразу же согласились на эти условия.

Увы, море в Генуе оказалось столь же глухо к их молитвам, как в Марселе – к молитвам их французских сверстников. Многие дети, разочаровавшись, решили остаться в приютившем их городе. Несколько генуэзских патрицианских родов возводят свое начало к этим юным немецким паломникам. Сам Николай с большинством своей армии отправился дальше. Через несколько дней они дошли до Пизы. Там нашлись два корабля, собиравшиеся отправляться в Палестину. Их команды согласились взять с собой некоторых детей. Возможно, они и достигли Заморья, но их судьба остается совершенно неизвестной. Однако Николай, все еще ждущий чуда, дошел со своими самыми верными последователями до Рима, где их принял папа Иннокентий. Понтифик был тронут благочестием детей, но и поражен их наивностью. Ласково, но твердо он велел им идти домой, сказав: когда они вырастут, они смогут исполнить свои обеты и отправиться сражаться за Крест.

Тяжкий обратный путь уничтожил почти весь остаток этого детского войска. Сотни падали от истощения в странствии и жалким образом погибали на больших дорогах. Самая худшая судьба выпала, конечно, на долю девочек, которые, кроме всяких других бедствий, подвергались еще всевозможным обманам и насилиям. Многие из них, боясь позора у себя на родине, оставались в итальянских городах и поселениях. Только небольшие группки детей, больных и истощенных, осмеянных и поруганных, снова увидели родину. Мальчика Николая среди них не обнаружилось. Говорят, что он будто бы был жив и позднее, в 1219 году, сражался при Дамиетте в Египте. Но разъяренные родители пропавших детей настояли на аресте его отца, который якобы использовал сына для своих целей, теша тщеславие. Попутно отца обвинили в работорговле, судили «вместе с другими обманщиками и преступниками» и повесили.

Другая немецкая детская экспедиция не добилась большего успеха. Она шла через Центральные Альпы и после невероятных испытаний и мучений добралась до моря в Анконе. Когда море отказалось расступиться перед ними, дети направились по восточному берегу Италии на юг и в конце концов добрались до Бриндизи. Там некоторые из них смогли погрузиться на идущие в Палестину суда, но большинство поплелось назад. Лишь немногие смогли дойти до своих домов.

Корабли прибыли в Алжир. Детей купили местные мусульмане, и несчастные провели свою жизнь в неволе

Впрочем, несмотря на все их мучения, им выпала лучшая судьба, чем французским детям. В 1230 году во Францию прибыл священник с Востока, поведавший о том, что приключилось с отбывшими из Марселя юными паломниками. По его словам, он был одним из молодых священников, шедших со Стефаном, и вместе с ним погрузившимся на предоставленные купцами суда. Два из семи кораблей попали в бурю и вместе с пассажирами пошли ко дну вблизи острова святого Петра (Сардинии), остальные вскоре оказались окруженными сарацинскими судами из Африки. Пассажиры узнали, что их доставили на это место по предварительно заключенной сделке, чтобы продать в рабство. Корабли прибыли в Алжир. Многих детей купили сразу же местные мусульмане, и они провели остаток своей жизни в неволе. Других (включая молодого священника) отвезли в Египет, где за франкских рабов давали более высокую цену. Когда корабли прибыли в Александрию, большую часть человеческого груза приобрел губернатор для работы на своих землях. По словам священника, около 700 из них были еще живы 2 .

Небольшую партию доставили на невольничьи рынки Багдада, где 18 юношей, отказавшись перейти в ислам, приняли мученическую кончину. Молодым священникам и тем немногим, кто знал грамоту, повезло больше. Губернатор Египта – сын Аль-Адиля Аль-Камиль – проявлял интерес к западной литературе и письменности. Он купил их всех и держал при себе как переводчиков, учителей и секретарей, не пытаясь обратить их в свою веру. Они жили в Египте во вполне приемлемых условиях, и в конце концов этому священнику позволили вернуться во Францию. Он рассказал родителям своих товарищей по несчастью все, что знал, после чего канул в неизвестность.

Более поздние источники отождествляют двух преступных марсельских работорговцев с двумя купцами, которых несколькими годами спустя обвинили в участии в заговоре сарацин против императора Фридриха II на Сицилии. Таким образом, согласно народной памяти, оба окончили свои дни на виселице, заплатив за свое гнусное преступление.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×