2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воспоминания моих печальных

Вспоминая моих печальных шлюх / Memoria de mis putas tristes (2011)

Название: Вспоминая моих печальных шлюх
Название зарубежное: Memoria de mis putas tristes
Год: 2011
Страна: Мексика, Испания, Дания, США
Жанр: драма, мелодрама, комедия
Рекомендовано: зрителям, достигшим 16 лет
Фильм/Сериал: movie
Продолжительность: 90 мин.
Премьера: 13 октября 2011
Возраст: 16+
Озвучка 1 плеера: Профессиональный (многоголосый закадровый)
Рейтинг Кино Поиска : 5.988
Рейтинг IMDB : 6.00
Режиссер: Хеннинг Карлсен
В ролях: Эмилио Эчеваррия, Джеральдин Чаплин, Анхела Молина, Луис Мигель Ломбана, Diego Zinker, Оливия Молина, Эванхелина Соса, Эванхелина Мартинес, Алехандра Баррос, Артуро Беристайн

Главный герой — журналист, человек преклонного возраста, который ни разу не испытывал настоящего глубокого чувства к женщине, предпочитая платить за секс. И теперь, встретившись с юной девушкой, он понял, что впервые полюбил. Это открытие заставляет его вспомнить всю свою жизнь.

Рецензии: Габриель Гарсия Маркес — писатель сложный, неоднозначный, но конечно талантливый, ибо как мы бы следили за его фантастическим реализмом, если нас не увлекала эта, скажем прямо, романтическая, но шизофрения. Снимать по его романам фильмы, как мне кажется, дело малоблагодарное, если ты не столь же талантлив, чтобы перенести на экран всю полноту ощущений не здорового восприятия реальности.

Малоизвестный роман, посвященный достаточно частой теме сочетания в жизни любви и секса, поданный под соусом пугающей возрастной пропасти и неочевидной, но не менее пугающей наклонности тому подтверждение. В истории старика, почти на закате 80 десятков прожитых лет. рассказанной с не слишком понятными с первого взгляда, да и со второго обдумывания, флешбеками разных лет не хватает какого-то движения, внутренней свободы. Фантазия автора на экране превращается с почти патологические странности накрашенного лица, вспышек эмоций, болезненно удивительных вопросов и мнимого телефонного разговора. На самом деле флешбеки вполне понятны — они рассказывают как это происходило до момента пойманного в экранном времени, но какую роль сыграли они, какое место в жизни в итоге занимали. они не подстроены под размышления зрителя, возможно оставаясь размышлениями героя.

Влюбиться в 89 лет в шестнадцатилетнюю девушку возможно ли это? Наверное, да, но практически невероятно почувствовать именно то, что ощущаешь до какой-то границы здравого смысла. Потом осознание меняется, меняется и набор чувств сопровождающих процесс. И у режиссера не удалось выразить это все с чувством, захватывающе. В сценарии совсем нет движения и смотреть фильм достаточно сложно, пусть и происходят какие-то отдельные события, говорят люди, двигаются мысли, вокруг словно сиеста — жарко, все на месте, дымиться и не движется ни в одну сторону. Сонно, прямо скажем. И крик старика получился просто гулким криком, и истории его жизни вышли гротескными более чем романтичными. а вы думаете в жизни окутанной сексом нет романтики?

Зато удалось другое, вытаскиваемая из многих картин, где фигурирует проституция: мягкая, нежная со сладким сожалением вытягиваемая ностальгия о прошедших временах, нравах. И действительно кажется, что раньше было все иначе. Что мамка это такая мудрая женщина, которая и заботлива, плохого не делает, и создает отдельный мир, не менее нужный, чем ячейки общества. Что вся профессия это теплая и прекрасная жизнь в свете мужской ласки и любви, что обоюдная радость создавала такую домашнюю, такую местячковую атмосферу, как видишь на лестнице публичного дома в фильме.

В сухом остатке: пощупав достоинства и недостатки фильма, остаешься все равно лишен сопричастности. а для такого рода кино, для необходимого эмоционального «зацепа» это лучший результат..

Шесть экранизаций Габриэля Гарсиа Маркеса

«Вдова Монтьель» (1979)

Одна из первых широко растиражированных экранизаций великого колумбийца с большим успехом прошла не только в южноамериканском, но и в советском прокате (правда, в СССР пленка с фильмом добралась шестью годами позже). Работали над «Вдовой» кинодеятели сразу из четырех стран — Венесуэлы, Кубы, Мексики и Колумбии. А главная роль досталась не кому-нибудь, а настоящей звезде — Джеральдине Чаплин, дочери гениального Чарли. Актрису привлекла, в первую очередь, критика диктаторских режимов, весьма мощно прочерченная и в литературном первоисточнике, и в кинематографическом сценарии. Критики оценили смелое политическое высказывание: выдвинули картину Мигеля Литтина на «Золотого медведя» Берлинале.

«Время умирать» (1985)

Лента Хорхе Луи Трианы — пожалуй, один из самых известных фильмов, снятых по произведениям Маркеса. Четкая и лаконичная картина совместного производства Колумбии и Кубы снова пришлась по вкусу советскому кинолюбителю. Благо, все необходимое для зрительского интереса — и сейчас при ней. Тут есть и по сей день интересная многим тема кровной мести (разумеется, с соответствующим людям горячей крови колоритом), и острая социальная подоплека, которую сам писатель вплетал и в свои реалистические сюжеты, и в откровенно фантастические перепетии самых известных романов. К тому же, «Время умирать» считается одной из лучших картин о Колумбии как таковой с ее пейзажами, бытом и нравами.

«Эрендира» (1983)

Киноадаптация одной из самых ярких повестей Габо — уже не просто реалистической, а выдержанной в ставшем для него фирменном стиле «магического реализма». Работа известного бразильского режиссера Руя Герры — общепризнанно удачная попытка переноса специфического маркесовского языка на большой экран. Приложили руки к фильму и европейские функционеры кино из Франции и ФРГ. Результатом стала номинация на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля. «Эрендиру» хвалили за красивую картинку, бережное отношение к литературному оригиналу, символизм и высокохудожественный эротизм. Последний, кстати, не оценили советские цензоры. Поэтому у нас ленту показывать не стали.

«Полковнику никто не пишет» (1999)

К концу двадцатого века книги Маркеса не стали менее популярными. Скорее, наоборот: именно в это время колумбиец вошел в когорту литераторов, которых можно было называть модными — со всеми сопутствующими плюсами и минусами. Роман о полковнике, воспетый рок-группой «Би-2», перенес в кино мексиканец Артуро Рипштейн — ученик Луиса Бунюэля. А одну из ведущих ролей сыграла Сальма Хайек — ныне голливудская звезда крупнейшего калибра. Экранизация получилась практически дословной (и это комплимент). Правда, акцент на политике частично вытеснила мелодрама. Но это не помешало «Полковнику» удачно пройти в прокате. Он попал в конкурсную программу Канн и удостоился похвалы на престижном форуме «Сандэнс».

«Любовь во время холеры» (2007)

«Любовь во время холеры» стала самой дорогой — по крайней мере, на сегодняшний день — экранизацией Маркеса. Съемки обошлись в 45 миллионов долларов. Впрочем, ничего удивительного в этом нет: в 2007-м до текстов колумбийского классика, наконец, дорвался Голливуд. А он, как известно, на бюджетах не экономит. Впрочем, мнения о ленте нельзя назвать однозначными: и матерых киноведов, и поклонников писателя смутила излишняя, совсем не красящая картину простота — с явным прицелом на американского обывателя. Правда, неплохие оценки получил Хавьер Бардем, изобразивший перед камерами главного героя — Флорентино Арису. Но для успеха — как у критиков, так и коммерческого — этого оказалось мало: сборы фильма — «всего» 31 миллион в валюте США.

«Вспоминая моих печальных шлюх» (2011)

Последний из прижизненно снятых фильмов по мотивам литературных произведений Габриэля Гарсиа Маркеса можно назвать своего рода прощальным подарком замечательному Габо. Картина получилась по-настоящему хорошей и трогательной — вполне в духе одноименной повести (ее Маркес опубликовал в 2004-м — после затянувшегося периода молчания). Один из самых приятных моментов — возвращение Джеральдины Чаплин к работе с текстами Маркеса впервые после роли вдовы Монтьель (то есть, спустя тридцать с небольшим лет). Но и без нее у ленты много достоинств: история престарелого журналиста-циника, который на исходе жизни оказывается способным на настоящее чувство, вряд ли оставит любителя хорошего кино равнодушным.

Шесть экранизаций Габриэля Гарсиа Маркеса

«Вдова Монтьель» (1979)

Одна из первых широко растиражированных экранизаций великого колумбийца с большим успехом прошла не только в южноамериканском, но и в советском прокате (правда, в СССР пленка с фильмом добралась шестью годами позже). Работали над «Вдовой» кинодеятели сразу из четырех стран — Венесуэлы, Кубы, Мексики и Колумбии. А главная роль досталась не кому-нибудь, а настоящей звезде — Джеральдине Чаплин, дочери гениального Чарли. Актрису привлекла, в первую очередь, критика диктаторских режимов, весьма мощно прочерченная и в литературном первоисточнике, и в кинематографическом сценарии. Критики оценили смелое политическое высказывание: выдвинули картину Мигеля Литтина на «Золотого медведя» Берлинале.

«Время умирать» (1985)

Лента Хорхе Луи Трианы — пожалуй, один из самых известных фильмов, снятых по произведениям Маркеса. Четкая и лаконичная картина совместного производства Колумбии и Кубы снова пришлась по вкусу советскому кинолюбителю. Благо, все необходимое для зрительского интереса — и сейчас при ней. Тут есть и по сей день интересная многим тема кровной мести (разумеется, с соответствующим людям горячей крови колоритом), и острая социальная подоплека, которую сам писатель вплетал и в свои реалистические сюжеты, и в откровенно фантастические перепетии самых известных романов. К тому же, «Время умирать» считается одной из лучших картин о Колумбии как таковой с ее пейзажами, бытом и нравами.

«Эрендира» (1983)

Киноадаптация одной из самых ярких повестей Габо — уже не просто реалистической, а выдержанной в ставшем для него фирменном стиле «магического реализма». Работа известного бразильского режиссера Руя Герры — общепризнанно удачная попытка переноса специфического маркесовского языка на большой экран. Приложили руки к фильму и европейские функционеры кино из Франции и ФРГ. Результатом стала номинация на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля. «Эрендиру» хвалили за красивую картинку, бережное отношение к литературному оригиналу, символизм и высокохудожественный эротизм. Последний, кстати, не оценили советские цензоры. Поэтому у нас ленту показывать не стали.

Читать еще:  Как правильно поминки или поминки

«Полковнику никто не пишет» (1999)

К концу двадцатого века книги Маркеса не стали менее популярными. Скорее, наоборот: именно в это время колумбиец вошел в когорту литераторов, которых можно было называть модными — со всеми сопутствующими плюсами и минусами. Роман о полковнике, воспетый рок-группой «Би-2», перенес в кино мексиканец Артуро Рипштейн — ученик Луиса Бунюэля. А одну из ведущих ролей сыграла Сальма Хайек — ныне голливудская звезда крупнейшего калибра. Экранизация получилась практически дословной (и это комплимент). Правда, акцент на политике частично вытеснила мелодрама. Но это не помешало «Полковнику» удачно пройти в прокате. Он попал в конкурсную программу Канн и удостоился похвалы на престижном форуме «Сандэнс».

«Любовь во время холеры» (2007)

«Любовь во время холеры» стала самой дорогой — по крайней мере, на сегодняшний день — экранизацией Маркеса. Съемки обошлись в 45 миллионов долларов. Впрочем, ничего удивительного в этом нет: в 2007-м до текстов колумбийского классика, наконец, дорвался Голливуд. А он, как известно, на бюджетах не экономит. Впрочем, мнения о ленте нельзя назвать однозначными: и матерых киноведов, и поклонников писателя смутила излишняя, совсем не красящая картину простота — с явным прицелом на американского обывателя. Правда, неплохие оценки получил Хавьер Бардем, изобразивший перед камерами главного героя — Флорентино Арису. Но для успеха — как у критиков, так и коммерческого — этого оказалось мало: сборы фильма — «всего» 31 миллион в валюте США.

«Вспоминая моих печальных шлюх» (2011)

Последний из прижизненно снятых фильмов по мотивам литературных произведений Габриэля Гарсиа Маркеса можно назвать своего рода прощальным подарком замечательному Габо. Картина получилась по-настоящему хорошей и трогательной — вполне в духе одноименной повести (ее Маркес опубликовал в 2004-м — после затянувшегося периода молчания). Один из самых приятных моментов — возвращение Джеральдины Чаплин к работе с текстами Маркеса впервые после роли вдовы Монтьель (то есть, спустя тридцать с небольшим лет). Но и без нее у ленты много достоинств: история престарелого журналиста-циника, который на исходе жизни оказывается способным на настоящее чувство, вряд ли оставит любителя хорошего кино равнодушным.

Как снимали фильм «Приключения Электроника», который мы подчеркивали в телепрограмме, чтобы не пропустить

Комментарии:

Я -Елена, мне 42 года и я просто обожаю этот фильм! И я умоляю, не нужно продолжения! Не трогайте великолепные воспоминания моего детства. Не нужно постаревших Электроника и Сыроежкина, не нужно Урри-Хабенского, пожалуйста. Я понимаю, что станут взрослыми ребята, но все же пусть все останется в юном месяце апреле, где крылатые качели летят, летят, летят!

Не снимайте продолжение! Не портите классику поделкой!
Столько классных книг — снимите оригинальный новый фильм со своей историей.
Зачем пытаться выжать что-то из фильма, который был популярен 30 лет назад? Нынешнее поколение детей не заинтересуется, а старое поколение не оценит

Это будет печально. Можно еще замутить продолжение «Гостья из будущего»😭. Алиса за ноутбуком ищет мелафон и варит щи, Хабенский в роли Коли зарабатывает свой первый млн на нано-технологиях. Что за нах?!

Уже 🙁
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C%D1%8F_%D0%B8%D0%B7_%D0%B1%D1%83%D0%B4%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%B3%D0%BE#%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B0%D0%BF%D1%83%D1%81%D0%BA
Не продолжение, а римейк, но тем не менее. Грустно это.

Сыроега и Электроник — дети. Какие из них взрослые.

Песня «Крылатые качели», оказывается, написана про реальные качели в Измайловском парке Москвы

Песни, фильм, книга. Мечта о светлом будущем, чтоб ее.
Нет, никаких «продолжений», хватит.

а как вообще робот может повзрослеть?

нанотехнологии такие))) шоб деньжат подзаработать))

а, ну разве что так)
вон терминатор тоже постарел и в фильме, кажется, было этому объяснение

ну, может кожа искусственная постарела)) но чтоб вырасти)) тут надо придумка посерьезней))

ну так нано технологии же) вы ж сами сказали.
правда непонятно зачем роботу расти, ну смысл) и в лице меняться. а может ему просто новое тело создали , в мозг перенесли 🙂 как вам такой вариант?

он вырос, чтоб вернуться в прошлое и убить Сару Конор)) Электроник: детство Терминатора))

ахахаха, слушайте, а точно.
Пазл сложился

О! Вы снова с нами в прежнем виде!

да, это моя любимая одежа и имя:)

В книге он не взрослел, и это было огромной проблемой с его точки зрения. Там он стал даже задаваться вопросами философского характера на тему «а что такое человек?».

а, ну тогда продолжение так и просится 🙂

Только такое продолжение сейчас не знаю, кто снимет. Глубоковато. Экшена мало.

это мне напомнило ммм не помню название фильма, где мальчик робот задается вопросом сможет ли он стать настоящим) там ещё джуд лоу робота играет , экшена нет, но цапает

Поиск выдает «Искусственный разум» 2001 года.
У Электроника сей вопрос целый экзистенциальный кризис вызвал, между тем, что, как по мне, вполне показывает его человечность.

да, он самый)
драма , вверено, получится, ну не знаю. не хочу тогда 🙂
думаете, они меня спросят?))

Если бы они хоть когда-то спрашивали. Впрочем, посмотрим, прачечная в других руках стала.

не не, это мы уже проходили )) никаких разговоров о прачечных

Режиссер умер две недели назад, в Детройте. А вы об этом ни слова, эх!

тоже думала, что это будет в статье. но нет. этот же режиссёр и Чародеев снимал.

Как печально! Я этого не знала, умер Бромберг, редиссер создавший фильм на целые времена. Этот фильм смотрели моя старшая сестра, я, мой сын. Разрыв во времени огромный! Вечная память режиссеру детства.

Замечательный фильм, один из самых любимых. Позже специально для дочки ДВД купила, вместе смотрели.

Да, замечательный фильм. Правда, когда я прочитал цикл одноименных книг Велтистова, я был удивлен тем, насколько расходятся фильм и текст. И книги мне показались интереснее фильма — настолько в них все было серьезнее и наукообразнее описано, столько разных персонажей, отсылок к научным и математическим фактам (один пассаж про доказательство теоремы Ферма чего стоит), и прочее. А в фильме я не очень понимал концовку — зачем нужно было её снимать именно в таком ключе (в книге я что-то такого не припоминаю). Ну а так, повторюсь — фильм отличный и один из моих любимых в детстве.

Согласна. Книжки Велтистова чудесные — умные, тонкие, ироничные.
И они так же мало похожи на фильм, как повесть Понедельник начинается в субботу похожа на фильм Чародеи.
Хотя оба эти фильма весьма хороши.

Между прочим, в каком году написано это было, не помню, но ведь система, по которой в книге обучали Рэсси сейчас используется (хотя и не в таком напрямую виде, концептуально) для обучения сложнейших нейросетей.

Боюсь, что нет сейчас Крылатовых и Энтиных. Крылатые качели это лучшая песня из моего детства, а продолжение детства, к сожалению, не бывает. Оставьте в покое этот шедевр советского кинематографа.

Может и есть, да заказа на них нет.

А мне бабушка ни разу не дала нормально посмотреть! Всё время тащила на улицу: гулять, в магазин, за братом в садик. Посмотрела нормально уже взрослая.
Продолжения, конечно, не надо. А на ремейк — сериал про девушек — попала случайно по телевизору, но он какой-то тупенький получился.

«Я помню, что случилось со мной в прошлой жизни»: 15 невероятных свидетельств реинкарнации

1 февраля 2020 13:36 46

Ученые уверены, что дети могут помнить о своей прошлой жизни. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Честно говоря, мы сами не ожидали, что на статью о странных детских воспоминаниях будет столько откликов! В середине января мы опубликовали материал «Спросите у детей, что они помнят о прошлой жизни», в котором рассказывали об исследованиях зарубежных ученых. Западные исследователи полагают, что дети до пяти лет могут помнить свои прошлые жизни и зачастую даже рассказывают об этом, но взрослые либо не придают значения, либо считают такие разговоры фантазиями ребенка.

Мы предложили нашим читателям послушать, что необычного говорят их дети, либо вспомнить истории из своего детства. Мы получили множество примеров. А от некоторых свидетельств кровь в жилах стынет

Я НЕ УЧАСТВОВАЛ В ВОЙНЕ, ВОЙНА УЧАСТВУЕТ ВО МНЕ

Одна из американских исследовательниц Кэрол Боумэн занялась проблемами прошлых жизней у детей после того, как ее маленький сын Чейз рассказывал ей о том, что был чернокожим солдатом времён гражданской войны в США . В книге Боумэн «Прошлые жизни детей» приводится множество примеров необычных фобий. Например, как ребята в благополучной Америке , заслышав звук приближающегося самолета, прячутся под столы и стулья с криком «бомбить будут». Многие наши читатели тоже написали, что в прошлой жизни были военными.

«Когда была маленькой, года 3-4, постоянно представлялась чужим именем. Сейчас не помню каким, но случай в памяти остался. Мама приводит меня в садик, там новая воспитательница, спрашивает, как меня зовут. Я называю ей то, другое имя, мы несколько дней так общаемся, однажды мама меня забирает из садика и называет меня моим настоящим именем — Наташа. Воспитательница: «Как Наташа?» А она говорит, что она. Мамин ответ: «Да не слушайте вы ее!», а мне говорит: «Кончай придуриваться». А я не придуривалась, меня ТАК звали, что я могла поделать. И еще из той же жизни. Мне года 4. Я всем говорю, что у меня есть муж и двое детей. Взрослые хохочут. Помню общий праздник во дворе, взрослые сидят за столом. Мне говорят: «Наташка, ну-ка иди сюда, расскажи про мужа и детей». И я рассказываю. Мне 4 года, откуда, что взялось? Какой муж, какие дети? Но знаю, что ТА женщина погибла в войну, попала в облаву. Мне столько раз снились ужасы военные, как я пряталась. Так что верю я в это явление. Даже не верю, а знаю, что так и есть».

Читать еще:  Дмитриева родительская суббота

«Ходила в детский сад. Две игровые площадки были разделены метровым палисадником. И мне приспичило прыгать с бордюра на бордюр. И вдруг я увидела себя солдатом с оружием в руках, перепрыгивающим через траншею. Стало страшно. На следующий день я опять пошла перепрыгивать газон, но уже ничего не увидела. Мне было меньше пяти лет, в моей памяти это осталось. Когда стала старше, то узнала в школе, что в этом месте проходили ожесточённые бои. Я была совсем мала, телевизора в конце 50-х у нас ещё не было, о войне в семье при мне не говорили. Взрослым я ничего не рассказала».

«Моя племянница, когда была маленькая, говорила, что она была медсестрой и ее убило в окопе. Пошла учиться на медсестру, прекрасно ставила диагнозы, но потом ушла из этой профессии, потому что «ненавидит эту работу. «. А мой сын всегда прятался под креслом, когда летел именно вертолет. И с ужасом смотрел вверх, еле выманивала его оттуда. Не самолет и не шум с улицы, а именно вертолет различал».

«Когда мне было лет 5 мне приснился страшный сон. Я мужчина, идёт война, я бегу по мосту с винтовкой, в меня стреляют пуля попадает мне в грудь,чувствую боль, падаю, понимаю, что я умираю. Проснулась я в поту и плача. Ну и сон,я подумала. Прошли года, мы переехали на новую квартиру. Мне 13 лет. Снится тот же самый сон, во сне я понимаю что уже эти краски и сюжет я видела и знаю что будет дальше.Также просыпаюсь в шоке. Проходит ещё много лет и мне снится тот же самый сон уже в третий раз. Вот это да! Я думаю, что в прошлой жизни я была мужчиной, военным и погибла на войне».

Возможно, дети любят играть в войну не просто так. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

О ЧЕМ РАССКАЖУТ РОДИНКИ

Исследователь реинкарнации Ян Стивенсон считал, что след о предыдущей жизни хранит тело человека. Следами прошлой жизни, вернее, характера смерти в прошлой жизни, могут быть родинки необычной формы, находящиеся местах пулевого ранения; шрамы или врожденные аномалии. Собирая свои истории, Стивенсон заметил, что довольно большое количество исследованных им детей, имеют отметины, которые сами же дети связывают с опытом прошлой жизни. Например, индийский мальчик Рави, который говорил, что ему перерезали горло убийцы, родился с полосой, идущей поперек шеи, напоминавшей длинный шрам от ножевой раны.

В примерах, приведенных нашими читателями, отметины на теле тоже играют ключевую роль.

«Двоюродный брат жены, младше её лет на 16-17, года в четыре постоянно рассказывал о том как его сбили в воздушном бою. Он называл своё звание, фамилию, имя, тип самолёта. Все считали его фантазёром, проверить невозможно (70-е годы). Ну а мне часто снился сон, что я в казачьей облаве с шашкой наголо. На левом боку у меня с ранних лет шрам напротив сердца, про форме напоминающий пулевое отверстие. «

«А я всегда знала, что меня сожгли во время ВОВ. Мне часто снятся сны, но этот я помню с детства. Мне приснилось, что горит деревня, а я стою за полем на окраине леса и удивляюсь, как мне удалось спастись. А потом я посмотрела на свои руки, а они горят, но боли нет, и я понимаю, что меня тоже нет. После этой статьи, особенно про метки на теле, мне стало страшно. У меня на спине огромное белое родимое пятно с рваными краями, которое очень напугало мою маму, когда она увидела меня после родов. Пятно почти не видно, так как у меня светлая кожа. Но оно не краснеет, когда я в бане, и не темнеет от загара».

«Так все и есть. И реинкарнация существует , и я помню свою прошлую жизнь . Последние секунды. Меня убили выстрелом из ружья в спину . И родинка сейчас у меня на спине на том самом месте куда вошла пуля».

Родинки на теле человека могут открыть много тайн. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ДРУГИЕ СТРАННЫЕ СЛУЧАИ

«С четырехлетнего возраста мне несколько раз снился сон, где на телеге лежат окровавленные тела, и будто бы это тела моих родителей. Этот кошмар возвращался ко мне время от времени.С возрастом я стала понимать, что этот сон очень странен: в моей жизни не было впечатлений, которые могли породить этот сон. В возрасте четырех лет я росла в совершенно лучезарной обстановке в городе в частном доме. Молодые мои родители сами построили дом, телевизора у них ещё не было,деревенских телег в округе тоже не было, мордобоев в семье с кровопролитиями тоже не было. Я всегда боялась увидеть этот сон, и всё же он мне снился и снился». «И я многое помню из той жизни, даже частично перешло в эту жизнь. Супруга слушает, но недоверчиво. Кстати, с ней знакомился, как со старой знакомой. Мне 61, в молодости телевизоров не было, а я вспомнил старые коричневые вагоны-теплушки. И что люди на крышах каких-то зданий на пароходе-барже ехали куда-то».

«Моя дочь сказала первое слово в полгода (представляю уйму комментариев, что такого не может быть. МОЖЕТ!). В полтора уже спокойно говорила предложениями. Где-то в год и восемь месяцев мы зашли к соседям, дети стали играть, пришёл муж соседки с «Жигулёвским» (другого не было) пивом и копчёной скумбрией. Пригласил к столу. Пиво я терпеть не могла, но сосед плеснул ложку пива на дно стакана, чтобы можно было чокнуться. Прибегает на кухню моё чадо и спрашивает: что ты пьёшь? Я протягиваю ей свой стакан со словами: попробуй, ты знаешь, что это? Дочь выпивает и говорит: это пиво. Мой черёд удивляться: откуда ты знаешь? Ответ меня потряс: когда-то давно я была дядей. Любила вино и пиво, водку не пила. Много курила, потому и умерла. С этими словами дочь убежала продолжать игру, а я осталась потрясённой. Не мог ребёнок в таком возрасте такое придумать, слишком мал возраст».

«А у меня сын в 7 месяцев четко сказал «Дай сахар», мы с мужем стояли к нему спиной, и услышав это оба оглянулись. Звук «Р» он произнес правильно, звонко. Потом этот же звук произносил слегка картавя, чуть чуть грассируя. Мне кажется, что дети очень многое помнят из прошлой жизни, потом, взрослея, это все забывают».

«У меня два внука. За младшим не замечали. А старший иногда выдает такое, что нам с его отцом — моим сыном — остается только тихо переглядываться. Ощущение, что волосы на голове шевелятся. Ну НЕ МОЖЕТ ребенок в его возрасте знать и ВНЯТНО судить о таких вещах. А скептикам напомню аксиому Коула: «Общая сумма разума на планете постоянна. А население растет. «.

«Когда мне было года три, я пытался рассказать маме о своей какой-то другой прошлой жизни. Мои попытки начинались с фразы — «Мама, вот когда у меня были другие мама и папа. «. Но мама очень сердилась и сразу прерывала меня. Как она впоследствии объясняла, она была очень возмущена, поскольку с рождения на оставляла меня одного ни на минуту, какие могут быть еще другие мама и папа. А я недоумевал, почему мама сердится, я ведь точно помню ту свою другую жизнь. Потом это прошло. Что я хотел рассказать, я уже не помню, это как то сразу забылось. И мама тоже не знает, поскольку так и не дала мне возможности рассказать то, что я хотел».

» Пару раз было до умопомрачения. В одной из стран, где я не был НИ РАЗУ ДО ЭТОГО, вдруг ощутил, что уже здесь был: все было знакомо, любой поворот тропы парка я знал, что должно быть за поворотом. Потом думал, что у Сенкевича в детстве в передаче видел. Но уж больно было все детально и. страшно и неприятно. Напрягаю мозг беспомощно, жену замучил восклицаниями «Я здесь уже был!»

Часто воспоминания приходят во сне. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ И АБХАЗСКАЯ ГАДАЛКА

Прочитав огромное количество свидетельств разных людей, автор этой статьи решил привести собственное воспоминание. В детстве у меня было отчетливое воспоминание о том, что меня ослепили. Это воспоминание, кроме того, повторялось во снах, где самым большим удивлением было — почувствовать, что это не больно, но очень страшно.

Я пытался рассказать об этом родителям, но они говорили что-то вроде «не выдумывай».

Потом я забыл об этом кошмаре. Но много лет спустя по работе поехал в Абхазию . И там одна из сотрудниц отеля, где я остановился, рассказала о необычной «гадалке с попугаями», к которой «ходит весь город».

— Она гадает так, что все ахают, — заверила сотрудница отеля.

И я пошел на рынок. Не буду описывать особенности этого своеобразного рынка. О нем ни в сказке сказать, ни пером описать. Наконец, я нашел лоток, снизу доверху сплошной стеной заставленный клетками с попугаями. Волнистые, корелла (птица семейства какаду), неразлучники и маленькие пестрые птички, кажется, амадины. Продавал пропитого вида мужик в усах и кожаной порезанной куртке.

Читать еще:  Как проводят дмитриевскую родительскую субботу

— Ты погадать? Заходи, — неожиданно позвал мужской голос откуда-то из-за клеток.

Усатый дядька отодвинул самые большие клетки с попугаями и я нырнул в узкое полутемное пространство.

За клетками сидела претолстая женщина с коричневым морщинистым лицом, очень голубыми глазами, голубым цветочком в седых волосах и с мужским голосом.

Запах от женщины исходил такой, что было удивительно, как не сдохли попугаи.

Тетка кивнула на табуретку перед собой, а когда я сел, задрала юбку до колена, обнажив несвежие панталоны и велела приложить колено к ее колену.

Гадалка очень точно назвала мою профессию, вернее, три имеющиеся, описала город, откуда я родом, рассказал о родителях, назвала важное событие из детства. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

До этого момента я веселился, но когда она начала говорить, веселье пропало. Гадалка очень точно назвала мою профессию, вернее, три имеющиеся, описала город, откуда я родом, рассказал о родителях, назвала важное событие из детства. Словом, не оставила сомнений в том, что владеет какими-то знаниями. Она говорила о прошлом и о будущем. Но больше всего меня поразил ее рассказ о том, кем я был в прошлой жизни.

— Ты проживаешь одну из последних своих жизней. В прошлой ты был очень властным и богатым восточным мужчиной. Он умер лет в пятьдесят», — сказала тетка.

— Каков был характер смерти, — попытался уточнить я.

— Насильственная, — ответила гадалка. — Не могу сказать точно, что там сделали, но точно вижу ослепление.

Как говорится, хотите верьте, хотите нет. Может быть, это просто фантазии, но, как минимум, в интерпретации тетки они звучали весьма интересно. А в сочетании с моим собственным воспоминанием — еще наводили на мысли о том, что на свете есть многое, что и не снилось нашим мудрецам.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Спросите детей, что они помнят о своей прошлой жизни

Ученые считают, что дети до пяти лет могут рассказать много интересного о том, кем они были в прошлом (подробности)

Смех графомана, или Вспоминая запах «Шанели №5»

Поделиться:

Эдуард Гурвич. Роман Графомана — Спорт, 2020 г.

«У вас, русских, такая трудная история. Вы так много пережили…» Англичане об эмигрантах

«В искусстве цель и план — ничто: результат всё». Набоков.

Стержневая идея романа: все мы должны переосмыслить прошлое. Прекратив ностальгировать по СССР, будто по картинке из журнала «Советский Союз». Ведь размышлять надо — о будущем. Хорошем, блестящем грядущем. Пусть и присыпанном пеплом прокуренных кухонь. Ещё не остывших от гулаговских страстей.

Низко поклонившись отцам и дедам, сохранив наши непрезентабельные «графоманские» воспоминания в нелицеприятных личных хрониках и потайных дневниках, припрятанных в ибсеновской пещере скрытых смыслов, надо, должно начинать строить новую светлую, и главное — свободную! — Россию. Прежде всего — у себя в головах. Вот и всё.

Сегодня, в дни поминовения жертв Холокоста. В преддверии юбилейных торжеств по случаю праздника Победы, овеянных международными скандалами, — увы, не идущих к лицу руководству некоторых стран, — эта книга смотрится особенно актуально.

В ней — реминисценции послевоенной предоттепельной, также оттепельной жизни. О дикой тупой ненависти к классу торгашей — спекулянтам, накопителям. Почему-то непременно связываемым с еврейством. Понятно, что связываемым из-за сталинского наследия. Понятно, — что неоднозначного. Скотского. Убогого. Но не суть…

Последнюю пору пишу рецы в основном на, так сказать, премиальную литературу. Прошедшую наверх, к небесам Мельпомены. Занявшую где-то какие-то места. По коей сняты фильмы. Прозвучали бушующие диспуты. Оттоптались Юзефовичи. Которая опубликована в солидных журналах. По виду толстых. По сути — нудных.

Посему согласился взять в работу «Графомана» чисто из спортивного интереса.

Эдуард Гурвич — человек мне творчески не знакомый. Из среды мне неизвестной.

Т.е. тривиально взялся посмотреть проверить типа чем это, — вот любопытно! — занимаются пишущие люди вне поля моего зрения. Пусть не очень критически широкого (как у Колобродова, например, или Чанцева. Или мэтра всех «критических» мэтров Рудалёва). Но верхушки, пенки — «пену дней» Твардовского, — снимающего вовремя. И — некачественно (шутка).

С первого суетного взгляда — передо мной въяве предстала графомания чистой воды.

Суетные воспоминания. Печальные сожаления. Напыщенная весёлость. Вселенская грусть по утекшей в никуда воде. Выводы «издалека». Устаревшие, несоответствующие текущему моменту. Чуть в бабушкином нафталине. Но нет…

Вообще со вступительных страниц мне почудилось, что текст мог бы стать собранием превосходных эссе обо всём на свете. Мандельштам-Заболоцкий, Пастернак-Ахматова. Сталин-Ленин.

«Графомания», попервости бросающаяся в глаза, — оказалась сжатым, спрессованным всезнанием автора-полигистра. Не успевающего вместить буйно сыплющиеся из памяти сведения в положенный объём фраз, предложений и представлений. С отсылками в исторические перспективы екатерининской эпохи, также в финал века XIX, начало следующего. С аллюзиями от Герцена к Солженицыну. Израиль, Каир, Синай — от Моисея до 1960-х. Тора и Талмуд. Бог и Маркс. И далее, далее…

Отсюда — скомканность. Отсюда — спешка, торопливость. Отсюда же моё предвзятое мнение насчёт как бы спрятанных в романе отдельных великолепных эссе. Отсюда — перебор с размером, размахом книги.

Ну, скажем, могло бы выйти чудное эссе на тему Сталин и Мандельштам. Или: «Иврит, еврейство. Код преемственности». — Это я как бы уже придумал название очередного скетча. Или: «Каравайчук — незримый композитор СССР», «Гитлер и модернизация немецкой экономической модели», «Пушкин и перестройка». — Так и всплывают тема за темой.

Конкретно из аллегорий молодости главного героя привиделась целая отдельная книжица, — овеянная ощущениями любимейшего мной Бориса Хазанова. Тут же, рядом с хазановской словесно-предметной аккуратностью — слышится бунинская поэтика сюжетно-мнемонических перевоплощений. Где ничего не меняется с 50-х годов — до наших дней. И тусовочное (мажористое) понятие social butterfly дошло до сегодня, практически не видоизменившись.

Есть, разумеется, и то, что не дошло.

А именно… Преклонение перед деликатесами: дефицитнейшей икрой, редкими винами. Воровство книг. (И даже у друзей). Подпольные аборты. Еретические чтения втихаря подпольных изданий-сочинений.

И кстати, заметьте — диссидентство прошлого века (подробно-объёмно описанное Гурвичем) ныне приобрело свежий (остро пахнущий) политический оттенок. Оно, оказывается, никуда не делось!

Понимаете, автору чрезвычайно дорог этот вот (важный) маршрут от московского дома до работы. С каждодневным пересечением-перечислением улиц, пунктуально-историческими названиями площадей, гостиниц, зданий… Белорусская, Пресня, Шмитовский (Смитовский) проезд. Остановка «Новые дома». Киоск «Союзпечать». Конечная «Тестовская».

Это — неинтересно нам, нынешним (относительно молодым) беспокойным читателям. (Как и детям автора, не ведающим, что такое голод: «Ни сын, ни дочь не станут мня читать», — пишет автор.) Для нас сие пройденный этап. По-книжному отжитый. Как нам кажется, во всяком случае.

Более того — для сих «физиологических» (по Чехову) экскурсов существует мемуаристика, мемурная (околонаучная) проза. Дневниковый жанр, в конце концов. Но…

Ребята, Эдуарду Гурвичу 80 лет. Восемьдесят! И сия гениальна фраза: «Никто не думал, что свобода обнажит нашу бездарность» — говорит, настаивает на том, что текст, — невзирая на частые ответвления мизансцен: — требуется читать дальше. Он — сюжетно увлекателен. Фиоритурно самобытен. Ценен весьма пристойным возрастом аллюзий. Откуда вытекают неведомые нам нюансы безвозвратно ушедшего времени. Свидетель чего — автор.

Да, есть перебор с лирическими (крайне личными) отступлениями. Фактурой перечисления глав. Много прямых (огромных) цитат, что отсылает к иной литературной стилистике. Небольшой сумбур с протагонистами книги. С не всегда точной персоналистической, аксиологической сноской. Одномоментно прикрытыми, припорошенными (не побоюсь этого слова) богатством крылатых фраз, фраз, фраз… Густо обсыпанных онтологическими находками на грани фольклористики: «Я несу ответственность за либералов, которые остались в России», «Дребедень, приговорённая временем», «Комфорт не для избранных, а для всех», «Чтобы плавать в бассейне Фарнборо, не надо становиться членом ЦК», «Евреям, чтобы выжить, надо крутиться, а русским достаточно прижаться к земле и переждать плохие времена».

Или женское, от безнадёги(!) революционное: «Ебите, а я буду смотреть на Кремль!» — Это не просто гениально. Это — до тошноты точно своей экзистенциально совковой (забытой, суконной) истинной правдой.

Очень приличная часть книги — про эмиграцию. Об ощущениях в ней. О больших и маленьких победах, проигрышах. Историях многочисленных адресов проживания. О «горячих» новостях второй-третьей свежести, как у Андреева в Ваммелсуу. Философствованиях о свободе-несвободе. Ну, да не мне вам объяснять, товарищи из туманного «оттуда».

Ведь наверняка в основном этой «отщепенческой» в кавычках части социума и будет интересна книга. Да, интересна, несомненно, и другой части, но тем не менее. Целевая аудитория, в принципе, ясна.

Экстравагантная, статусная, кичащаяся интеллигентностью, априори духовная. Строящая тогда, по началу эмиграции, — частную, привезённую из Той Страны «карманную» Москву: — в чужом городе Лондоне. (Вплоть до интерьера и посуды.) В скором будущем, на жирных харчах капиталистической свободы творчества ставших мэтрами от науки, профессорами, крутыми писателями, знаменитыми галеристами, редакторами, респектабельными дельцами, искусствоведами etc.

Сформировав вполне себе устоявшуюся, устаканившуюся (в память о диссидентских коммуналках) популяцию под названием «Русский британец». (Сходно определению в романе национальности как «русский еврей».)

Популяцию, сотканную из неисчислимых реминисценций, баек, неисполнимых (и неистребимых) амбиций, мифов, (истерических) мистерий и заимствований. Аккуратными рядами сложенных собственно в «Роман Графомана». Биографическими образами, типажами и громкими сардоническими монологами с авансцены.

Да, и насчёт сексотов…

Их и сейчас страсть сколько. И там, в загранке, и тут — в логове зверя. Так что не расслабляем булки, господа хорошие! Ведь советское «правильное» мировоззрение никуда не делось. Оно здесь, рядом. У тебя под подушкой, брат. О том — книга.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector