0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Книга никулина воспоминания о войне купить

Николай Никулин — последние издания книг

2017г.

Пролежав в столе автора более 30 лет, рукопись книги, которую Вы держите в руках, не предназначалась для печати. В попытке освободиться от гнетущих воспоминаний, рядовой солдат записал поражающий своей натуралистичностью рассказ о жестоком окопном быте. Правдивость, с которой автор изложил шокирующую правду о бессмысленности, бесчеловечности войны поразила до глубины души тысячи читателей.

Пролежав в столе автора более 30 лет, рукопись книги, которую Вы держите в руках, не предназначалась для печати. В попытке освободиться от гнетущих воспоминаний, рядовой солдат…

2016г.

«Воспоминания о войне» — это не ура-патриотическое произведение, а жесткая правда об окопном быте и абсурде войны. Книга Николая Никулина, прошедшего войну простым солдатом, не умаляет, а напротив, возвышает и делает более ценной нашу Победу. Победу не маршалов и генералов, а простых бойцов.

«Воспоминания о войне» — это не ура-патриотическое произведение, а жесткая правда об окопном быте и абсурде войны. Книга Николая Никулина, прошедшего войну простым солдатом, не…

2015г.

Рукопись этой книги более 30 лет пролежала в столе автора, который не предполагал ее публиковать. Попав прямо со школьной скамьи на самые кровавые участки Ленинградского и Волховского фронтов и дойдя вплоть до Берлина, он чудом остался жив. «Воспоминания о войне» – попытка освободиться от гнетущих воспоминаний. Читатель не найдет здесь ни бодрых ура-патриотических описаний боев, ни легкого чтива. Рассказ выдержан в духе жесткой окопной правды.
Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей страны.

Рукопись этой книги более 30 лет пролежала в столе автора, который не предполагал ее публиковать. Попав прямо со школьной скамьи на самые кровавые участки Ленинградского и…

Пролежав в столе автора более 30 лет, рукопись книги, которую Вы держите в руках, не предназначалась для печати. В попытке освободиться от гнетущих воспоминаний, рядовой солдат записал поражающий своей натуралистичностью рассказ о жестоком окопном быте. Правдивость, с которой автор изложил шокирующую правду о бессмысленности, бесчеловечности войны поразила до глубины души тысячи читателей.

Пролежав в столе автора более 30 лет, рукопись книги, которую Вы держите в руках, не предназначалась для печати. В попытке освободиться от гнетущих воспоминаний, рядовой солдат…

2014г.

ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ — это не ура-патриотическое произведение, а жесткая правда об окопном быте и абсурде войны. Книга Николая Никулина, прошедшего войну простым солдатом, не умаляет, а напротив, возвышает и делает более ценной нашу Победу. Победу не маршалов и генералов, а простых бойцов.

ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ — это не ура-патриотическое произведение, а жесткая правда об окопном быте и абсурде войны. Книга Николая Никулина, прошедшего войну простым солдатом, не…

2012г.

Николай Николаевич Никулин — выдающийся искусствовед с мировым именем, хранитель коллекции нидерландской живописи XV-XVI веков Государственного Эрмитажа, специалист по искусству эпохи Северного Возрождения.
В 1941 году в возрасте 18 лет добровольцем ушел на фронт, воевал под Ленинградом, участвовал в прорыве блокады, в боях за Псков, Тарту, Либаву. Закончил войну в Берлине в звании сержанта.
В 1975 году Н.Н.Никулин написал «в стол» свои воспоминания о Великой Отечественной войне, на публикацию которых очень ограниченным тиражом согласился лишь за несколько лет до своей кончины. Предисловие к книге написал директор Эрмитажа М.Б.Пиотровский: «Тихий и утончённый профессор, член-корреспондент Академии Художеств выступает как жёсткий и жестокий мемуарист. Он написал книгу о Войне. Книгу суровую и страшную. Читать её больно. Больно потому, что в ней очень неприятная правда».
«Николай Николаевич совершил обычный подвиг в самом высоком, христианском смысле этого слова. Он сказал соотечественникам правду. Написал небольшую книгу, после публикации которой ее читатели стали другими людьми», — написал знавший Н.Н.Никулина историк К.М.Александров.
Предваряет знакомство с «Воспоминаниями о войне» радиопрограмма памяти их автора. К.М.Александров рассказывает о Н.Н.Никулине, протоиерей Георгий Митрофанов говорит о значении его воспоминаний.

Николай Николаевич Никулин — выдающийся искусствовед с мировым именем, хранитель коллекции нидерландской живописи XV-XVI веков Государственного Эрмитажа, специалист по искусству…

2010г.

Рукопись этой книги более 30 лет пролежала в столе автора, который не предполагал ее публиковать. Попав прямо со школьной скамьи на самые кровавые участки Ленинградского и Волховского фронтов и дойдя вплоть до Берлина, он чудом остался жив. «Воспоминания о войне» — попытка освободиться от гнетущих воспоминаний. Читатель не найдет здесь ни бодрых, ура-патриотических описаний боев, ни легкого чтива. Рассказ выдержан в духе жесткой окопной правды.
Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей страны.
В-первые изданная в 2008-м году небольшим тиражом в издательстве государственного Эрмитажа книга искусствоведа Николая Николаевича Никулина «Воспоминания о войне» – важное событие для формирования культурной памяти об Отечественной войне. Николай Никулин писал свои воспоминания в течение многих лет, исправлял, дополнял. За полтора года до смерти автора «Воспоминания о войне» впервые были изданы в полной редакции.

Книга включает в себя мемуары (1970-е гг.), дневниковые записи из госпиталя (43-й год), несколько десятков литературно обработанных новелл (70-е), записанные впечатления более позднего времени – встречи ветеранов, поездка в Германию (80-90-е гг.), наконец, краткое послесловие уже к публикации в 2008-м году. Жанровое разнообразие во многом определяет содержание книги. Постоянно меняя «степень приближения» к описываемым событиям, временную дистанцию, Никулин говорит не только о самой войне, но и о том, как её помнят – об истории и памяти – личной и общественной.

Рукопись этой книги более 30 лет пролежала в столе автора, который не предполагал ее публиковать. Попав прямо со школьной скамьи на самые кровавые участки Ленинградского и…

Воспоминания о войне

– Пойдемте со мной, я покажу вам тысячу и одну ночь!

– Помилуй, девочка, я гожусь тебе в деды!

– Тем более вам будет интересно! Пойдемте, папаша! (Vati)

У ночного кафе бродят виляющие толстыми задами наркопеды.

Из ярко освещенных, переливающихся всеми цветами радуги дверей несется оглушительная ритмичная музыка. Это зал игровых автоматов. Захожу. Тут и морской бой, и охота на диких зверей, и автогонки, и просто рулетка. Все гремит и сверкает. В углу натыкаюсь на муляж – голую бабу, сделанную со сверхъестественной точностью, – как живая! С улыбкой она приглашает жестом войти в дверь. А там, оказывается, секс-шоп. Похабель во всех видах: картинки, диапозитивы, журналы, киноленты. Тут по сходной цене вы можете купить резиновую надувную девочку, которая все умеет и все может и которая снабжена переключателем на 120 и 220 вольт… Опустив марку в щель автомата, вы получаете пять минут цветной озвученной порнографии – суперсекс, вдвоем, втроем, вшестером, сверху, снизу, через голову и даже на мотоцикле. У меня шевелятся остатки волос на голове, сердце бьется, становится худо и отвратительно… и я с уважением вспоминаю нашу советскую власть, которая за такое сажает в тюрьму, без разговоров и надолго!

Вылезаю на улицу, глотаю свежий воздух. На противоположной стороне – большая старинная церковь, совсем рядом, надо только сделать несколько шагов. Как это символично! Все в нашей жизни переплетается – возвышенное и низменное, добр о и зло, чистое и грязное! За медную ручку в виде маленького крылатого ангела тяну к себе тяжелую дверь. Тишина и прохлада собора обволакивают меня. Здесь царит полумрак, людей мало, они сидят на скамейках, погруженные в свои мысли. Где-то в бесконечной темной дали, над алтарем, горит ярко освещенное Распятие. Оно завораживает, снимает с души смутное беспокойство, приведшее меня сюда, в обитель Бога.

Справа от входа, в небольшой капелле, жарко полыхают огни в сотнях небольших плошек: немцы ставят их вместо свечей, опустив монету в копилку. Чуть выше, в нише стены, статуя Богом атери. Успокоение нисходит на меня. Церковь эта не наша, но Бог-то у нас один… Беру плошку, зажигаю, и мой маленький робкий огонек тоже теплится рядом с другими, огонек надежды, просветления, очищения. Поднимаю глаза и вижу светлый лик Богородицы…

Помоги нам, заблудшим, Дева Пречистая! Очисти нас от зла, успокой измученные души наши…

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Эта рукопись возникла в основном осенью 1975 года. В нее были добавлены дневники боев 311 с. д., написанные в 1943 году, и глава «Сон» – 1945 года. Еще несколько незначительных подробностей в разных местах добавлено позже. В целом же эти записки – дитя оттепели шестидесятых годов, когда броня, стискивавшая наши души, стала давать первые трещины. Эти записки были робким выражением мыслей и чувств, долго накапливавшихся в моем сознании. Написанные не для читателя, а для себя, они были некой внутренней эмиграцией, протестом против господствовавшего тогда и сохранившегося теперь ура-патриотического изображения войны.

Прочитав рукопись через много лет после ее появления, я был поражен мягкостью изображения военных событий.

Большинство книг о войне советского времени не выходит за пределы, определенные «Кратким курсом истории ВКПб». Быть может, поэтому они так похожи, будто написаны одним автором. Теперь в военно-исторической литературе заметен поворот к созданию правдивой картины военных лет, и даже намечается некая конфронтация старого и нового. Своими воспоминаниями я вовсе не стремился включиться в эту борьбу, а просто хотел чуть-чуть приподнять завесу, скрывающую темную сторону войны, и заглянуть туда одним глазом.

Всесторонний анализ того, что там скрыто, мне не под силу. Для этого нужен человек, обладающий абсолютным знанием фактов и мощным интеллектом, профессионал, а не любитель. Человек масштаба Солженицина, ибо война не менее, а, может быть, более сложна, чем ГУЛАГ.

В этой рукописи я решал всего лишь личные проблемы. Вернувшись с войны израненный, контуженный и подавленный, я не смог сразу с этим справиться. В те времена не было понятия «вьетнамский синдром» или «афганский синдром», и нас не лечили психологи. Каждый спасался как мог. Один пил водочку, другой, утратив на войне моральные устои, стал бандитом… Были и такие, кто бил себя в грудь кулаками и требовал матки-правды. Их быстро забирали в ГУЛАГ для лечения… Сталин хорошо знал историю и помнил, что Отечественная война 1812 года породила декабристов…

Читать еще:  Можно ли поминать раньше даты 40 дней

Я спасался работой и работой, но когда страшные сны не давали мне жить, пытался отделаться от них, выливая невыносимую сердечную боль на бумагу. Конечно, мои записки в какой-то мере являются исповедью очень сильно испугавшегося мальчишки…

Почти три десятилетия я никому не показывал эту рукопись, считая ее своим личным делом. Недавно неосторожно дал прочесть ее знакомому, и это была роковая ошибка: рукопись стала жить своей жизнью – пошла по рукам. Мне ничего не оставалось делать, как разрешить ее публикацию. И все же я считаю, что этого не следовало делать: слишком много грязи оказалось на ее страницах.

Война – самое грязное и отвратительное явление человеческой деятельности, поднимающее все низменное из глубины нашего подсознания. На войне за убийство человека мы получаем награду, а не наказание. Мы можем и должны безнаказанно разрушать ценности, создаваемые человечеством столетиями, жечь, резать, взрывать. Война превращает человека в злобное животное и убивает, убивает…

Самое страшное, что люди не могут жить без войны. Закончив одну, они тотчас же принимаются готовить следующую. Веками человечество сидело на пороховой бочке, а теперь пересело на атомную бомбу. Страшно подумать, что из этого получится. Одно ясно – писать мемуары будет некому…

Между тем, моя рукопись превращается в книгу.

Не судите меня слишком строго…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

КНИГА Воспоминания о войне Никулин

КНИГА Никулин Н.Н. «Воспоминания о войне»

Рукопись этой книги более 30 лет пролежала в столе автора, который не предполагал ее публиковать.

Попав прямо со школьной скамьи на самые кровавые участки Ленинградского и Волховского фронтов и дойдя вплоть до Берлина, он чудом остался жив.

«Воспоминания о войне» — попытка освободиться от гнетущих воспоминаний.

Читатель не найдет здесь ни бодрых, ура-патриотических описаний боев, ни легкого чтива.

Рассказ выдержан в духе жесткой окопной правды.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей страны.

Формат: 17х25 см
Обложка: твердый переплет

Санкт-Петербург, издательство: Эрмитаж, 2010 г., 244 стр., фотографии

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Сделав ставку Вы согласились с моими условиями и описанием лота!

Все претензии к содержанию книг принимаются только по моему согласию и не являются обязательным условием. Содержание книг смотрите в описании лота и в прилагаемых картинках.

Все остальные претензии принимаются только в случае предоставления подтвержденных доказательств.

По некоторым лотам доставка может задержаться (книга/лот может находится в других регионах или закончится на складе и необходимо время для ее доставки, либо книга может на складе закончится), о чем покупателю будет сообщено незамедлительно.

СУММА ПОКУПКИ ДО 2000 РУБЛЕЙ – Только ПЕРЕСЫЛКА

Встречи от суммы в 2000 руб. – бесплатно

Возможны встречи в г.Москве для сумм покупок до 2000 руб. только по предоплате за встречу 150 руб. на счет Yandex-деньги, Webmoney, Western Union, Контакт, почтовым, электронным переводом, телеграфным переводом или на моб.телефон.

Сумма покупки оплачивается отдельно при встрече наличными.

В случае Вашего неприхода на встречу сумма 150 руб. не возвращается и при повторной возможности второй/третьей встречи оплачивается заново.

Возможна пересылка по Москве. Тарифы такие же как по России, см.ниже

— ВСТРЕЧИ В МОСКВЕ:

СУММА ПОКУПКИ ОТ 2001 РУБ.: Встречи: только метро Баррикадная, Пушкинская, после 19.00 по договоренности в рабочие дни. В некоторые дни месяца совсем не могу встречаться.

Возможны встречи утром в выходные дни на ст.метро Баррикадная, Пушкинская.

— ДОСТАВКА только по России, стоимость доставки: для книг: 85-750 руб., другое: 90-700 руб., в зависимости от региона, оплачивает покупатель.

В зависимости от кол-ва/веса покупок сумма доставки может увеличиться.

Новые условия почтовых тарифов на www.russianpost.ru

— ДОСТАВКА за рубеж по договоренности

— I MAY SEND to OTHER COUNTRIES, amount of delivery by arrangement (for books only)

100% ПРЕДОПЛАТА. Почтовый, электронный либо телеграфный перевод, Контакт

Только при моем согласии в зависимости от суммы покупки возможна оплата по системе: Webmoney, Yandex-деньги, Western Union, в некоторых случаях можно заплатить на моб.телефон.

Спрашивайте, пришлю данные.

Оплата по произвольным реквизитам Контакта, Western Union, Yandex-денег, Webmoney, др. не принимаются.

Жду Вашего письма в течение 3-5 дней с даты окончания торгов.

В случае невыхода на связь Вы рискуете получить отрицательный рейтинг!

СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ К МОЕМУ ЛОТУ!

P.S. Пожалуйста не задавайте мне ненужных и глупых вопросов в форум, по практике

никакого положительного результата от этих вопросов не наблюдается, посему на

большинство вопросов я просто не отвечаю!

Уважайте пожалуйста свое и мое время, не делайте необдуманных ставок!

Вы рискуете получить отрицательный рейтинг и попасть в черный список!

Выход на связь в течение 3 календарных дней после окончания торгов.

Для покупателей с нулевым рейтингом или с некоторым количеством отрицательных рейтингов выход на связь в течение 2-х календарных дней.

Встречи и оплата в течение 5 календарных дней после окончания торгов. Лоты не откладываю!

В случае невыхода на связь и неоплаты в указанный период времени, проставляю отрицательный рейтинг и заношу в черный список.

Во всех нестандартных ситуациях, после окончания сроков оплаты, если покупатель нормальным языком объясняет, что случилось, и оплачивает лот, я встречаюсь с покупателем (на моих условиях) или высылаю книгу и снимаю отрицательный рейтинг.

Наложенного платежа нет и не будет!

Предоплата 100% для покупателей из других городов/стран.

Отправки заказными и ценными бандеролями/посылками оперативно в течение 1-3 дней после получения денег.

В случае задержки по отправке сообщу заранее!

Если Вы задерживаете оплату, то имейте пожалуйста в виду, что я могу ровно на столько же дней затянуть с отправкой!

Отправляю в любую страну мира по тарифам почты России!

Исключение: на Украину не отправляю в связи с полной безответственностью покупателей из этой страны.

Упаковка надежная: пленка, газета, твердый картон с укреплением уголков и краев в случае большого веса книг!

Предоплата для покупателей из других стран: Western Union, Золотая Корона, Юнистрим или оплата на рублевые счета/карты Сбербанка, Альфабанка, ВТБ банка.

Рейтинг проставляю только в ответ на Ваш!

Дополнительно для тех кто хочет поторговаться:

Скидка только для постоянных покупателей!

Для остальных, не тратьте мое время, на все предложения будет отказано.

Можете получить адекватный ответ и попасть в черный список!

ВСТРЕЧИ В МОСКВЕ:

Сумма покупки от 1001 руб.: Встречи: в метро от ст. Выхино до ст. Пушкинской, или на др.станциях в пределах кольцевых станций метро по договоренности в течение рабочих дней с 9.30-10 до 18-19ч.. Позднее 19ч. только самовывоз. В выходные дни только по договоренности до 15-16ч. В воскресенье предпочитаю все-таки отдыхать. Не во все дни могу встречаться.

Сумма покупки до 1000 руб.: самовывоз, пересылка почтой России или встречи на моих условиях по пути куда я еду

Есть доставка на другие станции метро или по вашему адресу (в пределах Москвы) от 350 руб. по договоренности!

В любом случае договариваться заранее, за день или полдня до встречи.

На вокзалах не встречаюсь, через проводников не передаю!

PayPal не принимаю!

Пересылка осуществляется посредством почты России (тарифы смотрите на сайте www.pochta.ru)

Есть возможность отправить курьерскими службами СДЭК, Pony-Express, EMS, DHL

Доставка за рубеж только почтой России или курьерскими службами (перечень см.выше)

Упаковка надежная, в пленку, газету, твердый картон с укреплением уголков и краев или пакет с пупырышками в зависимости от веса книги

За работу почты России ответственности не несу!

Розысками почтовых отправлений не занимаюсь!

с уважением, Taurusmik

Сделав ставку Вы согласились с моими условиями и описанием лота!

Все претензии к содержанию книг принимаются только по моему согласию и не являются обязательным условием. Содержание книг смотрите в описании лота и в прилагаемых картинках.

Все остальные претензии принимаются только в случае предоставления подтвержденных доказательств.

По некоторым лотам доставка может задержаться (книга/лот может находится в других регионах или закончится на складе и необходимо время для ее доставки), о чем покупателю будет сообщено незамедлительно.

Книга: Никулин Николай Николаевич «Воспоминания о войне»

Серия: «Фронтовой дневник»

Пролежав в столе автора более 30 лет, рукопись книги, которую Вы держите в руках, не предназначалась для печати. В попытке освободиться от гнетущих воспоминаний, рядовой солдат записал поражающий своей натуралистичностью рассказ о жестоком окопном быте. Правдивость, с которой автор изложил шокирующую правду о бессмысленности, бесчеловечности войны поразила до глубины души тысячи читателей. ISBN:978-5-17-100968-7

Издательство: «АСТ» (2017)

Никулин, Николай Николаевич

Никола́й Никола́евич Нику́лин (7 апреля 1923, село Погорелка Мологского уезда Ярославской губернии — 19 марта 2009, Санкт-Петербург) — российский и советский искусствовед, ведущий научный сотрудник Эрмитажа, член Учёного совета Эрмитажа, специалист по живописи Северного Возрождения.

Содержание

Биография

В 1941 году окончил десятилетку. В ноябре того же года добровольцем ушёл на фронт. Рядовой 883-го корпусного артиллерийского полка (позднее — 13-й гвардейский), закончил войну в звании сержанта. Прошёл всю войну, получил четыре лёгких ранения и одну контузию [1] .

С 1949 года работал в Государственном Эрмитаже экскурсоводом. В 1955 году стал научным сотрудником одного из ведущих научных отделов — отдела западноевропейского искусства, где трудился более 50 лет. Ученик учёного-эрмитажника В. Ф. Левинсона-Лессинга, совместно с которым работал над первым научным каталогом фламандских примитивов, вышедшем в Брюсселе в 1965 году.

С 1965 года преподавал в Институте имени И. Е. Репина. Профессор, заведующим кафедрой истории европейского искусства XV—XVIII веков, вёл ряд специальных курсов: «Творчество Босха», «Творчество Брейгеля», «Нидерландская живопись XV века», занимался подготовкой аспирантов.

С 1991 года — член-корреспондент Российской академии художеств. Ведущий научный сотрудник и член Учёного совета Государственного Эрмитажа, хранитель коллекции нидерландской живописи XV—XVI веков. В течение многих лет он был также хранителем немецкой живописи XV—XVIII веков.

Читать еще:  Как помолиться дома в родительскую субботу

В свободное время увлекался книгами и старинной музыкой.

Награды

  • орден Отечественной войны I степени (1985) [2]
  • орден Красной Звезды (28 мая 1945) [1]
  • две медали «За отвагу» (29 июня и 14 августа 1944)
  • медаль «За оборону Ленинграда»
  • медаль «За освобождение Варшавы»
  • медаль «За взятие Берлина»
  • другие награды.

Публикации

Автор свыше 160 статей в российских и иностранных научных журналах, книг, каталогов, учебников и учебных пособий. Некоторые из них:

  • «Нидерландское искусство в Эрмитаже» (очерк-путеводитель)
  • «Нидерландское искусство XV—XVI веков в музеях СССР» (1987)
  • «Немецкое искусство в Эрмитаже» (1987)
  • «Золотой век нидерландской живописи» (1981)
  • «Антон Рафаэль Менгс» (1989)
  • «Якоб Филипп Хаккерт» (1998)

Воспоминания о войне

В 1975 году написал мемуары о Великой Отечественной войне, которые были опубликованы только в 2007 году:

  • Н. Н. Никулин. Воспоминания о войне. СПб. : Издательство Государственного Эрмитажа, 2007.

Цель написания книги Н. Н. Никулин сформулировал так:

…Я обратился к бумаге, чтобы выскрести из закоулков памяти глубоко засевшую там мерзость, муть и свинство, чтобы освободиться от угнетавших меня воспоминаний.

Своё отношение к войнам он выразил словами:

Война — самое большое свинство, которое когда-либо изобрел род человеческий, … война всегда была подлостью, а армия, инструмент убийства — орудием зла. Нет, и не было войн справедливых, все они, как бы их ни оправдывали — античеловечны.

Оценки

По словам директора Эрмитажа Михаила Пиотровского [3] , «тихий и утончённый профессор, член-корреспондент Академии Художеств выступает как жёсткий и жестокий мемуарист. Он написал книгу о Войне. Книгу суровую и страшную. Читать её больно. Больно потому, что в ней очень неприятная правда».

Историк и журналист К. М. Александров в комментарии к книге написал: [4] «Николай Николаевич совершил обычный подвиг в самом высоком, христианском смысле этого слова. Он сказал соотечественникам Правду. Написал небольшую книгу, после публикации которой ее читатели стали другими людьми. … Признать правоту Никулина означало признать лживыми и бессовестными все существующие, до сих пор упорно нам навязываемые представления о минувшей войне, ныне объявленной главным идеологическим символом. Никулин наглядно показал: советская власть воевала с внешним врагом так, что превратила „священную войну“ в массовое истребление русского народа во имя спасения партийной номенклатуры».

Книга никулина воспоминания о войне купить

Мои записки не предназначались для публикации. Это лишь попытка освободиться от прошлого: подобно тому как в западных странах люди идут к психоаналитику, выкладывают ему свои беспокойства, свои заботы, свои тайны в надежде исцелиться и обрести покой, я обратился к бумаге, чтобы выскрести из закоулков памяти глубоко засевшую там мерзость, муть и свинство, чтобы освободиться от угнетавших меня воспоминаний. Попытка наверняка безуспешная, безнадежная… Эти записки глубоко личные, написанные для себя, а не для постороннего глаза, и от этого крайне субъективные. Они не могут быть объективными потому, что война была пережита мною почти в детском возрасте, при полном отсутствии жизненного опыта, знания людей, при полном отсутствии защитных реакций или иммунитета от ударов судьбы. В них нет последовательного, точного изложения событий. Это не мемуары, которые пишут известные военачальники и которые заполняют полки наших библиотек. Описания боев и подвигов здесь по возможности сведены к минимуму. Подвиги и героизм, проявленные на войне, всем известны, много раз воспеты. Но в официальных мемуарах отсутствует подлинная атмосфера войны. Мемуаристов почти не интересует, что переживает солдат на самом деле. Обычно войны затевали те, кому они меньше всего угрожали: феодалы, короли, министры, политики, финансисты и генералы. В тиши кабинетов они строили планы, а потом, когда все заканчивалось, писали воспоминания, прославляя свои доблести и оправдывая неудачи. Большинство военных мемуаров восхваляют саму идею войны и тем самым создают предпосылки для новых военных замыслов. Тот же, кто расплачивается за все, гибнет под пулями, реализуя замыслы генералов, тот, кому война абсолютно не нужна, обычно мемуаров не пишет.

Здесь я пытался рассказать, о чем я думал, что больше всего меня поражало и чем я жил четыре долгих военных года. Повторяю – рассказ этот совсем не объективный. Мой взгляд на события тех лет направлен не сверху, не с генеральской колокольни, откуда все видно, а снизу, с точки зрения солдата, ползущего на брюхе по фронтовой грязи, а иногда и уткнувшего нос в эту грязь. Естественно, я видел немногое и видел специфически.

В такой позиции есть свой интерес, так как она раскрывает факты совершенно незаметные, неожиданные и, как кажется, не такие уж маловажные. Цель этих записок состоит отчасти в том, чтобы зафиксировать некоторые почти забытые штрихи быта военного времени. Но главное – это попытка ответить самому себе на вопросы, которые неотвязно мучают меня и не дают покоя, хотя война давно уже кончилась, да, по сути дела, кончается и моя жизнь, у истоков которой была эта война.

Поскольку данная рукопись не была предназначена для постороннего читателя, я могу избежать извинений за рискованные выражения и сцены, без которых невозможно передать подлинный аромат солдатского быта – атмосферу казармы.

Если все же у рукописи найдется читатель, пусть он воспринимает ее не как литературное произведение или исторический труд, а как документ, как свидетельство очевидца.

НАЧАЛО

Война – достойное занятие для настоящих мужчин

Карл XII, король Швеции

Господи, Боже наш! Боже милосердный! Вытащи меня из этой помойки!

Весной 1941 года в Ленинграде многие ощущали приближение войны. Информированные люди знали о ее подготовке, обывателей настораживали слухи и сплетни. Но никто не мог предполагать, что уже через три месяца после вторжения немцы окажутся у стен города, а через полгода каждый третий его житель умрет страшной смертью от истощения. Тем более мы, желторотые птенцы, только что вышедшие из стен школы, не задумывались о предстоящем. А ведь большинству суждено было в ближайшее время погибнуть на болотах в окрестностях Ленинграда. Других, тех немногих, которые вернутся, ждала иная судьба – остаться калеками, безногими, безрукими, или превратиться в неврастеников, алкоголиков, навсегда потерять душевное равновесие.

Объявление войны я и, как кажется, большинство обывателей встретили не то чтобы равнодушно, но как-то отчужденно. Послушали радио, поговорили. Ожидали скорых побед нашей армии – непобедимой и лучшей в мире, как об этом постоянно писали в газетах. Сражения пока что разыгрывались где-то далеко. О них доходило меньше известий, чем о войне в Европе. В первые военные дни в городе сложилась своеобразная праздничная обстановка. Стояла ясная, солнечная погода, зеленели сады и скверы, было много цветов. Город украсился бездарно выполненными плакатами на военные темы. Улицы ожили. Множество новобранцев в новехонькой форме деловито сновало по тротуарам. Повсюду слышалось пение, звуки патефонов и гармошек: мобилизованные спешили последний раз напиться и отпраздновать отъезд на фронт. Почему-то в июне-июле в продаже появилось множество хороших, до тех пор дефицитных книг. Невский проспект превратился в огромную букинистическую лавку: прямо на мостовой стояли столы с кучами книжек. В магазинах пока еще было продовольствие, и очереди не выглядели мрачными.

Дома преобразились. Стекла окон повсюду оклеивали крестнакрест полосками бумаги. Витрины магазинов забивали досками и укрывали мешками с песком. На стенах появились надписи – указатели бомбоубежищ и укрытий. На крышах дежурили наблюдатели. В садах устанавливали зенитные пушки, и какието не очень молодые люди в широченных лыжных штанах маршировали там с утра до вечера и кололи чучела штыками. На улицах то и дело появлялись девушки в нелепых галифе и плохо сшитых гимнастерках. Они несли чудовищных размеров баллоны с газом для аэростатов заграждения, которые поднимались над городом на длинных тросах. Напоминая огромных рыб, они четко вырисовывались в безоблачном небе белых ночей.

А война, между тем, где-то шла. Что-то происходило, но никто ничего толком не знал. В госпитали стали привозить раненых, мобилизованные уезжали и уезжали. Врезалась в память сцена отправки морской пехоты: прямо перед нашими окнами, выходившими на Неву, грузили на прогулочный катер солдат, полностью вооруженных и экипированных. Они спокойно ждали своей очереди, и вдруг к одному из них с громким плачем подбежала женщина. Ее уговаривали, успокаивали, но безуспешно. Солдат силой отрывал от себя судорожно сжимавшиеся руки, а она все продолжала цепляться за вещмешок, за винтовку, за противогазную сумку. Катер уплыл, а женщина еще долго тоскливо выла, ударяясь головою о гранитный парапет набережной. Она почувствовала то, о чем я узнал много позже: ни солдаты, ни катера, на которых их отправляли в десант, больше не вернулись.

Потом мы все записались в ополчение… Нам выдали винтовки, боеприпасы, еду (почему-то селедку – видимо, то, что было под рукой) и погрузили на баржу, что стояла у берега Малой Невки. И здесь меня в первый раз спас мой Ангел-хранитель, принявший образ пожилого полковника, приказавшего высадить всех из баржи и построить на берегу. Мы сперва ничего не поняли, а полковник внимательно оглядел всех красными от бессонницы глазами и приказал нескольким выйти из строя. В их числе был и я.

«Шагом марш по домам! – сказал полковник. – И без вас, сопливых, ТАМ тошно!» Оказывается, он пытался что-то исправить, сделать как следует, предотвратить бессмысленную гибель желторотых юнцов. Он нашел для этого силы и время! Но все это я понял позднее, а тогда вернулся домой, к изумленному семейству…

Баржа, между тем, проследовали по Неве и далее. На Волхове ее, по слухам, разбомбили и утопили мессершмитты. Ополченцы сидели в трюмах, люки которых предусмотрительное начальство приказало запереть – чтобы чего доброго не разбежались, голубчики!

Я вернулся домой, но через неделю получил официальную повестку о мобилизации. Военкомат направил меня в военное училище – сперва одно, потом другое, потом третье. Все мои ровесники были приняты, а меня забраковала медицинская комиссия – плохое сердце. Наконец, и для меня нашлось подходящее место: школа радиоспециалистов. И здесь еще не пахло войной. Все было весело, интересно. Собрали бывших школьников, студентов – живых, любознательных, общительных ребят. Смех, шутки, анекдоты. Вечером один высвистывает на память все сонаты Бетховена подряд, другой играет на гуслях, которые взял с собой на войну. А как интересно спать на двухэтажных койках, где нет матрацев, а только проволочная сетка, которая отпечатывается за ночь на физиономии! Как меняются люди, переодетые в форму! И какой смешной сержант:

Читать еще:  Как поминать в 9 дней

Николай Никулин — Воспоминания о войне

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Воспоминания о войне»

Описание и краткое содержание «Воспоминания о войне» читать бесплатно онлайн.

Рукопись этой книги более 30 лет пролежала в столе автора, который не предполагал ее публиковать. Попав прямо со школьной скамьи на самые кровавые участки Ленинградского и Волховского фронтов и дойдя вплоть до Берлина, он чудом остался жив. «Воспоминания о войне» — попытка освободиться от гнетущих воспоминаний. Читатель не найдет здесь ни бодрых, ура-патриотических описаний боев, ни легкого чтива. Рассказ выдержан в духе жесткой окопной правды.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей страны.

Воспоминания о войне

Родился 7 апреля 1923 года в селе Погорелка Мологского района Ярославской области. Отец — Никулин Николай Александрович (1886–1931), окончил Санкт-Петербургский университет. Мать — Никулина (Ваулина) Лидия Сергеевна (1886–1978), выпускница Бестужевских курсов. Супруга — Григорьева Ирина Сергеевна (1930 г. рожд.), заведует отделением рисунка в отделе истории западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа. Сын — Никулин Владимир Николаевич (1959 г. рожд.), работает в Институте ядерной физики РАН. Дочь — Никулина Лидия Николаевна (1961 г. рожд.). Имеет четверых внуков.

В 1941 году Николай Никулин окончил десятилетку. В ноябре того же года добровольцем ушел на фронт и оказался под Волховстроем, в 883-м корпусном артиллерийском полку, позднее переименованном в 13-й гвардейский. В его составе участвовал в наступлении от Волховстроя, в боях под Киришами, под Погостьем, в Погостьинском мешке (Смердыня), в прорыве и снятии блокады Ленинграда. Летом 1943 года в составе первого батальона 1067-го полка 311-й стрелковой дивизии принимал участие в Мгинской операции. Окончил снайперские курсы, был командиром отделения автоматчиков, а затем наводчиком 45-миллиметровых пушек.

С сентября 1943 года воевал в 48-й гвардейской артиллерийской бригаде. Участвовал в боях за станцию Медведь, города Псков, Тарту, Либаву. В начале 1945 года часть была переброшена под Варшаву, откуда двинулась на Данциг. Закончил войну в Берлине в звании сержанта. Был четырежды ранен, контужен.

За проявленное на войне мужество награжден орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу», медалями «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», другими наградами.

После демобилизации в ноябре 1945 года поступил и в 1950 году с отличием окончил исторический факультет Ленинградского Государственного университета. В 1957 году успешно окончил аспирантуру при Государственном Эрмитаже и защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата искусствоведения.

С 1949 года работает в Государственном Эрмитаже. Вначале был экскурсоводом. В 1955 году становится научным сотрудником одного из ведущих научных отделов — отдела западноевропейского искусства, где продолжает успешно трудиться более 50 лет.

Н.Н. Никулин — один из самых близких и талантливых учеников известного ученого-эрмитажника В.Ф. Левинсона-Лессинга. Совместно с ним он работал над первым научным каталогом фламандских примитивов, вышедшим в Брюсселе в 1965 году.

Много лет Н.Н. Никулин занимался организацией выставок. В Эрмитаже им были организованы выставки и изданы соответствующие каталоги: «Немецкий пейзаж XVIII века», «Немецкая живопись XVIII века», «Антон Рафаэль Менгс», «Якоб Филипп Хаккерт», «Картина Мартина де Фоса из Таллинского музея. История реставрации», «Западноевропейский портрет» (в соавторстве с Ю.А. Русаковым). В его активе организация многочисленных передвижных выставок картин Эрмитажа в городах СССР и за рубежом, в том числе: «Картины Ангелики Кауфман» — Австрия, «Искусство эпохи Коперника» — Польша, «Лукас Кранах» — Берлин и Веймар. Николай Николаевич принимал участие в организации выставки фотографий Даниила Онохина в Музее города — «Боевой путь 311-й стрелковой дивизии».

Н.Н. Никулин — автор свыше 160 статей, книг, каталогов, учебников и учебных пособий. Наиболее важные среди них: «Нидерландское искусство в Эрмитаже» (очерк-путеводитель), «Нидерландское искусство XV–XVI веков в музеях СССР» (1987), «Немецкое искусство в Эрмитаже» (1987), «Золотой век нидерландской живописи» (1981), «Антон Рафаэль Менгс» (1989), «Якоб Филипп Хаккерт» (1998) и др. Его перу принадлежат многочисленные статьи в научных журналах России, Италии, Польши, Венгрии, Германии, Бельгии и Голландии.

По признанию директора Государственного Эрмитажа академика М.Б. Пиотровского, многие искусствоведы с гордостью причисляют себя к школе Н.Н. Никулина. Его ученики работают в Государственном Эрмитаже, во многих городах России и ближнего зарубежья. С 1965 года Николай Николаевич совмещает работу в музее с преподавательской деятельностью в Институте имени И.Е. Репина, где он является профессором, заведующим кафедрой истории европейского искусства XV–XVIII веков, ведет ряд специальных курсов: «Творчество Босха», «Творчество Брейгеля», «Нидерландская живопись

XV века», занимается подготовкой аспирантов. В 1991 году его избрали членом-корреспондентом Российской академии художеств.

19.03.2009 он ушел из жизни. Всю войну он прошел простым солдатом, служил в пехоте, а в 1970-е годы записал все то, что увидел и пережил на военных дорогах. Эти его дневниковые записи стали основой книги «Воспоминания о войне», изданной в серии «Хранитель».

ХРАНИТЕЛЬ И ВОЙНА

Эта книга выходит в серии «Хранитель». Ее автор и герой — знаменитый ученый, историк искусств от Бога, яркий представитель научных традиций Эрмитажа и Петербургской Академии художеств. Он — глубокий знаток искусства старых европейских мастеров, тонкий ценитель живописного мастерства. У него золотой язык, прекрасные книги, замечательные лекции. Он воспитал несколько поколений прекрасных искусствоведов, в том числе и сотрудников Эрмитажа. Он пишет прекрасные рассказы-воспоминания.

Но сегодня Николай Николаевич Никулин, тихий и утонченный профессор, выступает как жесткий и жестокий мемуарист. Он написал книгу о Войне. Книгу суровую и страшную. Читать ее больно. Больно потому, что в ней очень неприятная правда.

Истина о войне складывается из различных правд. Она у каждого своя. У кого — радостная, у кого — трагическая, у кого — полная божественного смысла, у кого — банально пустая. Но для того, чтобы нести людям свою личную правду, надо иметь на это право.

Николай Николаевич — герой войны, его имя есть в военных энциклопедиях. Кровью и мужеством он заслужил право рассказать свою правду. Это право он имеет еще и потому, что имя его есть и в книгах по истории русского искусствоведения. Хранитель прекрасного и знаток высоких ценностей, он особо остро и точно воспринимает ужасы и глупости войны. И рассказывает о них с точки зрения мировой культуры, а не просто как ошалевший боец. Это тот самый случай, когда точный анализ и достоверные описания рождаются из приемов, больше присущих искусству, чем техническим наукам.

И рождается самое главное ощущение, а из него — знание. Войны, такие, какими их сделал XX век, должны быть начисто исключены из нашей земной жизни, какими бы справедливыми они ни были.

Иначе нам всем — конец!

Директор Государственного Эрмитажа

Мои записки не предназначались для публикации. Это лишь попытка освободиться от прошлого: подобно тому, как в западных странах люди идут к психоаналитику, выкладывают ему свои беспокойства, свои заботы, свои тайны в надежде исцелиться и обрести покой, я обратился к бумаге, чтобы выскрести из закоулков памяти глубоко засевшую там мерзость, муть и свинство, чтобы освободиться от угнетавших меня воспоминаний. Попытка наверняка безуспешная, безнадежная… Эти записки глубоко личные, написанные для себя, а не для постороннего глаза, и от этого крайне субъективные. Они не могут быть объективными потому, что война была пережита мною почти в детском возрасте, при полном отсутствии жизненного опыта, знания людей, при полном отсутствии защитных реакций или иммунитета от ударов судьбы. В них нет последовательного, точного изложения событий. Это не мемуары, которые пишут известные военачальники и которые заполняют полки наших библиотек. Описания боев и подвигов здесь по возможности сведены к минимуму. Подвиги и героизм, проявленные на войне, всем известны, много раз воспеты. Но в официальных мемуарах отсутствует подлинная атмосфера войны. Мемуаристов почти не интересует, что переживает солдат на самом деле. Обычно войны затевали те, кому они меньше всего угрожали: феодалы, короли, министры, политики, финансисты и генералы. В тиши кабинетов они строили планы, а потом, когда все заканчивалось, писали воспоминания, прославляя свои доблести и оправдывая неудачи. Большинство военных мемуаров восхваляют саму идею войны и тем самым создают предпосылки для новых военных замыслов. Тот же, кто расплачивается за все, гибнет под пулями, реализуя замыслы генералов, тот, кому война абсолютно не нужна, обычно мемуаров не пишет.

Здесь я пытался рассказать, о чем я думал, что больше всего меня поражало и чем я жил четыре долгие военные года. Повторяю, рассказ этот совсем не объективный. Мой взгляд на события тех лет направлен не сверху, не с генеральской колокольни, откуда все видно, а снизу, с точки зрения солдата, ползущего на брюхе по фронтовой грязи, а иногда и уткнувшего нос в эту грязь. Естественно, я видел немногое и видел специфически. В такой позиции есть свой интерес, так как она раскрывает факты совершенно незаметные, неожиданные и, как кажется, не такие уж маловажные. Цель этих записок состоит отчасти в том, чтобы зафиксировать некоторые почти забытые штрихи быта военного времени. Но главное — это попытка ответить самому себе на вопросы, которые неотвязно мучают меня и не дают покоя, хотя война давно уже кончилась, да по сути дела, кончается и моя жизнь, у истоков которой была эта война.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector