16 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какие русские народные сказки напоминают былины

15 Русских богатырей из былин и преданий

Исконными русскими «супергероями» были богатыри, защищавшие нашу землю сотни лет назад. В былинах и преданиях сохранились образы многих русских богатырей, и ними нас познакомит данный пост.

Илья Муромец. Святой богатырь

Илья Муромец канонизирован русской православной церковью, это главный русский богатырь. Илья Муромец является главным героем не только русских былин, но и, например, германских эпических поэм XIII века. В них его тоже зовут Ильей, он тоже богатырь, тоскующий по своей родине. Встречается Илья Муромец и в скандинавских сагах, в них он, ни много ни мало, кровный брат князя Владимира.

Добрыня Никитич. Богатырь со связями

Добрыню Никитича часто соотносят с летописным Добрыней, дядей князя Владимира (по другой версии племянник). Его имя олицетворяет суть «мягкосердия богатырского». Добрыня имеет прозвание «млад», при огромной физической силе «мухи не обидит», он защитник «вдов и сирот, несчастных жен». Добрыня также «артист в душе: мастер петь и играть на гуслях».

Алеша Попович. Младшенький

«Младшенький из младших» богатырей, а посему и набор качеств у него не столь «суперменский». Ему даже не чужд порок: хитрость, эгоизм, корыстолюбие. То есть с одной стороны он отличается смелостью, но с другой — горделив, спесив, бранчив, задорен и груб.

Бова Королевич. Лубочный богатырь

Бова Королевич долгое время был самым популярным в народе богатырем. Лубочные сказки о «пречюдном богатыре» выходили сотнями изданий с XVIII по XX века. Пушкин написал «Сказку о царе Салтане», частично заимствовав сюжет и имена героев сказок о Боев Королевиче, которые ему читала няня. Более того, даже сделал наброски поэмы «Бова», но смерть помешает ему закончить произведение. Прототипом этого витязя был французский рыцарь Бово де Антон из знаменитой поэмы-хроники Reali di Francia, написанной в XIV веке. В этом отношении Бова совсем уникальный богатырь — заезжий.

Мегабогатырь. Но богатырь «старого мира». Великан, старший богатырь величиною с гору, которого даже земля не держит, лежит на горе в бездействии. Былины рассказывают о его встрече с тягой земной и смерти в волшебной могиле. На Святогора перенесены многие черты библейского богатыря Самсона. Сложно определить точно его древнее происхождение. В сказаниях народа богатырь-ветеран передаёт свою силу Илье Муромцу, богатырю христианского века.

Дюк Степанович. Богатырь-мажор

Дюк Степанович приезжает в Киев из условной Индии, за которой, по мнению фольклористов, в данном случае скрывается Галицко-Волынская земля, и устраивает в Киеве марафон хвастовства, проходит испытания от князя, и продолжает хвастать. В итоге Владимир узнает, что Дюк действительно очень богат и предлагает ему гражданство. Но Дюк отказывается, потому что «если продать Киев и Чернигов да купить бумаги для описи Дюкова богатства, то не хватит бумаги».

Микула Селянинович. Богатырь-пахарь

Микула Селянинович — богатырь аграрий. Встречается в двух былинах: о Святогоре и о Вольге Святославиче. Микула – первый представитель земледельческого быта, могучий крестьянин-пахарь. Он силен и вынослив, но домоседлив. Всю свою силу он вкладывает в земледелие и семью.

Вольга Святославович. Богатырь маг

Сторонники «исторической школы» в изучении былин полагают, что прототипом былинного Вольги был князь Всеслав Полоцкий. Также Вольгу соотносили с Вещим Олегом, а его поход в Индию — с походом Олега на Царьград. Вольга — непростой богатырь, он обладает способностью к оборотничеству, умеет понимать язык зверей и птиц.

Сухман Одихмантьевич. Оскорбленный богатырь

По мнению Всеволода Миллера, прототипом богатыря был псковский князь Довмонт, правивший с 1266 по 1299 год. В былине киевского цикла Сухман едет добывать князю Владимиру лебедь белую, но по дороге вступает в схватку с татарским полчищем, ставящим калиновы мосты на реке Непре. Сухман побеждает татар, но в бою получает раны, которые заклеивает листочками. Вернувшись в Киев без белой лебеди, он рассказывает князю о бое, но князь ему не верит и заточает Сухмана в темницу до выяснения. На Непру отправляется Добрыня и узнает, что Сухман не лгал. Но уже поздно. Сухман чувствует себя опозоренным, отклеивает листочки и истекает кровью. Из его крови начинается река Сухман.

Дунай Иванович. Трагический богатырь

По былинам о Дунае, именно из крови богатыря началась река с одноименным названием. Дунай — богатырь трагический. Он проигрывает своей жене Настасье в соревнованиях по стрельбе из лука, случайно попадает в нее при попытке отыграться, узнает, что Настасья была беременна и натыкается на саблю.

Михайло Потык. Верный муж

Фольклористы расходятся во мнениях, с кем нужно соотносить Михайло Потыка (или Потока). Корни его образа находят и в болгарском героическом эпосе, и в западноевропейских сказках, и даже в монгольском эпосе «Гэсэр». По одной из былин, Поток со своей женой Авдотьей Лебедью Белой дает зарок о том, что кто бы из них ни умер первым, второго закапывают рядом в могилу живым. Когда умирает Авдотья, Потока закапывают рядом в полном вооружении и на коне, он сражается с драконом и оживляет его кровью жену. Когда он сам умирает, Авдотью закапывают вместе с ним.

Хотен Блудович. Богатырь-жених

Богатырь Хотен Блудович ради свадьбы с завидной невестой Чайной Часовой сначала побивает девятерых её братьев, затем целое войско, нанятое будущей тещей. В итоге богатырь получает богатое приданое и выступает в былине как богатырь «который хорошо женился».

Василий Буслаев. Рьяный богатырь

Самый удалой герой новгородского былинного цикла. Его необузданный нрав приводит к конфликту в новгородцами и он отчаянно буянит, бьется об заклад, что побьет всех мужиков новгородских на Волховском мосту и почти выполняет обещанное — пока его не останавливает мать. В другой былине он уже зрелый, идет в Иерусалим замаливать грехи. Но Буслаев неисправим — он снова принимается за старое и нелепо гибнет, доказывая свое молодчество.

Никита Кожемяка. Змееборец

Никита Кожемяка в русских сказках — один из главных героев-змееборцев. Прежде чем вступить в схватку со Змеем он разрывает 12 шкур, тем самым доказывая свою легендарную силу. Кожемяка не только побеждает Змея, но ещё и запрягает его в соху и пропахивает землю от Киева до Черного моря. Обронительные валы под Киевом получили свое имя (Змиевы) как раз из-за деяний Никиты Кожемяки.

Аника воин. Богатырь на словах

Аникой воином и сегодня называют человека, который любит хвастать своей силой вдалеке от опасности (& диванный боецц). Необычное для русского былинного богатыря, имя героя скорее всего взято из византийского сказания о герое Дигенисе, который там упоминается с постоянным эпитетом anikitos. Аника воин в стихе хвастает силой и обижает слабых, его устыжает за это сама смерть, Аника бросает ей вызов и погибает.

Народные жанры сказка и былина: сходства и различия

К числу популярных жанров фольклора относятся сказки и былины. Несмотря на то что они очень похожи, эти жанры имеют каждый свою специфику и были написаны с различными целями. Рассмотрим, в чем сходство и различие сказки и былины.

Краткое знакомство с жанром сказка

К числу популярных жанров русского фольклора следует отнести сказки. Сначала появились сказки о животных, потом – волшебные и социально-бытовые. В чем специфические особенности жанра?

  • Изложенные в ней события воспринимались как вымысел.
  • Цель написания – поучительная, реже – развлекательная.
  • Форма изложения – проза.

Чаще всего сказки передавались «из уст в уста», вот почему конкретных авторов не имеют. Каждый рассказчик мог что-то подзабыть или, наоборот, добавить, поэтому тексты имели множество вариантов.

Описание былины как жанра

Еще один интересный народный жанр – былина, эпическая песня, главными героями были богатыри, князья и прочие защитники простого народа. Противники их нередко наделялись могучей силой. Так, Змей Горыныч – трехголовое чудовище, изрыгающее огонь из своих ненасытных пастей, брал в плен целые деревни русичей.

Выделим коротко ключевые черты жанра:

  • Поэтическая форма повествования, чаще всего тексты писались тоническим стихом с четным числом ударений (2-4).
  • Наличие четкой структуры: запев – зачин – экспозиция – концовка.
  • Герои нередко имели реальные прототипы или воспринимались народным сознанием как воплощение зла.

В целом жанр этот был любим русским народом, ведь в текстах добро всегда одолевало зло.

Общие черты

Рассмотрим сходства и различия сказки и былины. Прежде всего выделим общие черты, присущие обоим жанрам:

  • Отсутствие авторства.
  • Первоначально существовала лишь устная форма изложения.
  • Использование традиционных формулировок и шаблонов.
  • Отображали особенности жизни и быта людей своей эпохи.

Таковы основные сходства сказки и былины. Различия будут описаны ниже. Также отметим, что оба жанра использовали образы фантастических персонажей, которые чаще всего воплощали собой зло (Змей Горыныч в былинах, Баба-яга и Кощей – в сказках).

Читать еще:  Год после смерти как поминать

Различия

Рассматривая, какие сходства и различия сказки и былины выделяют, отметим, что они были созданы с различными целями:

  • Сказка – для поучения и увеселения слушателей.
  • Былина – для воспевания подвигов богатырей.

Далее, говоря о сходствах и отличиях былины и сказки, следует отметить, что в них действовали различные персонажи. На первый взгляд и те, и другие – объекты вымысла. Однако в сказках герои изначально воспринимались как придуманные. В былинах они нередко имели реальную историческую основу и воплощали в себе идеальные качества народных защитников.

Следующее сходство и различие сказки и былины – в сюжете текста. В былине воспевались подвиги, какие-то исторические события, важные для всего народа, чего не было в сказочных текстах. Последние нередко посвящались конкретному персонажу и его судьбе.

Пример сравнения

Чтобы еще лучше понять, в чем сходство и различия сказки и былины, сравним два текста – «Илья Муромец и Соловей-Разбойник» и «Марья Моревна». Оба произведения очень интересны и имеют увлекательный сюжет, знакомство с которым будет полезно и детям, и взрослым.

В глаза бросается первый признак, отличающий тексты: сказка изложена прозой, былина – особым стихом.

Далее рассмотрим другие сходства и различия сказки и былины. В начале текстов присутствует указание на место действия. «В некотором царстве, в некотором государстве» — так начинается «Марья Моревна», формула для жанра традиционна и лишена конкретики. А «Илья Муромец и Соловей-Разбойник» прямо говорит о том, где разворачиваются события – город Чернигов.

Следующее сходство и различие сказки и былины – главные герои. Вроде они оба — и Иван-царевич, и богатырь Илья – смелы, решительны и отважны, но главной целью Ильи является бескорыстный подвиг ради спасения родного народа, а Иван при всех своих положительных качествах все же действует в собственных интересах – желая вернуть себе утраченную супругу.

Особенности изложения

Рассматривая сходство и различия былины и сказки как жанров русского фольклора, следует отметить, что обе они использовали устойчивые обороты, переходящие из текста в текст:

  • «Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается».
  • «Черным-черно», «серый зверь да не прорыскиват».

Их применение не только создавало особую поэтику, но и помогало запомнить довольно объемные произведения.

Также часто применялись постоянные эпитеты: «добрый молодец», «силушка богатырская», «дорожка прямоезжая».

Сходства и различия сказок и былин говорят о том, что это различные фольклорные жанры, но имеющие много общих черт.

О русских сказках и былинах.

Изучая русский фольклор, ученые XIX века обнаружили поразительную вещь: русские в XVII-XIX столетиях очень хорошо помнили Древнюю Русь.

По всему Северу — в Ярославской, Олонецкой, Архангельской губерниях — рассказывали былины. Это были предания о богатырях, служивших древним киевским князьям.

Память народа хранила истории двора Владимира Красное Солнышко, правнука Рюрика, правившего в Киеве в 978- 1015 годах. Такова официальная версия определения, кто изображен в русских былинах под именем князя Владимира Красное Солнышко. Хотя мне лично всегда казалось, что речь фактически идет о слиянии в народном сознании двух исторических персонажей: собственно Владимира — крестителя Руси и Владимира, долгие годы княжившего на Северо-Западе, в Новгороде Великом — Владимира Мономаха. Они-то оба и слились в народном эпосе в собирательный образ Владимира Красное Солнышко. Именно во времена их княжения (и между ними) наивысшего экономического и политического влияния достигла Киевская Русь.

Не будем пока объяснять некую «странность» — рассказчики былин в глуши северных лесов часто и не знали, где находятся Чернигов и Киев! Но «почему-то» народная память о Киевской Руси не задержалась ни под Киевом, ни под Черниговым. Она сохранилась именно на севере. Отметим этот важный момент, — он еще понадобится нам, чтобы объяснить очередной миф.

Несколько толстых книг можно заполнить историями приключений Ильи Муромца, Алеши Поповича, Микулы Селяниновича и других богатырей. Их сражениями с трехглавым драконом, Змеем-Горынычем, сидевшим на дубу Соловьем-Разбойником, иноземными богатырями, «наскакавшими» из степи. Красивая сказка? Да, в былинах много откровенно сказочных персонажей: Соловей-Разбойник и Змей-Горыныч. Сказочны описания силы богатырей да и их врагов, легко поднимавших булаву в сорок пудов, на месте следов которых оставались озера.

Как-то Добрыня Никитич «видит в поле громадные следы от копыт: каждый след величиной с полпечи. Присматривается Добрыня к следу, говорит себе:

— Это, видно, Жидовин, чужой богатырь, заехал в наши вольные степи из земли жидовской.

Этот самый Жидовин из земли жидовской — самый настоящий богатырь, ничем не хуже того же Ильи Муромца: «Чернеется громадное: конь, как гора, на нем богатырь, словно сена копна, — не видать лица под меховой шапкой пушистой». Палицей он играет «весом в девяносто пудов». Даже одолев Жидовина, Илья Муромец говорит: «Тридцать лет езжу я в поле, братцы мои названые, а такого чуда ни разу еще не наезживал!» Но ведь и остальные чудища, побеждаемые Ильей, не лыком шиты.

Так же сказочно-условны, возвышенны, отрешенны образы Владимира, и его «светлой княгинюшки», и самих богатырей. Скорее, икона, чем портрет. Скорее, житие, чем биография.

Все так. Но при всей сказочности деталей, откровенной условности повествования былины строго привязаны к совершенно определенному периоду русской истории. Первые богатыри появляются при дворе киевского князя Владимира, то есть на рубеже X и XI веков. Последний из богатырей, Алеша Попович, погибает в битве на Калке в 1224 году — в первой битве с монголами. Былины, собранные на севере Руси, хранят не только память о степях, о хазарах и печенегах, о Киеве и о Черном море, но и о событиях 230-240 лет русской истории.

Былины — это одновременно исторический источник и первый на Руси пример исторического мифа. Это не политический миф, не литературный: былины дают образ народа — такой, каким хотел бы видеть себя народ.

Положительный миф? Несомненно! Но, читая былины, убеждаешься: отразившийся в них коллективный образ народа на редкость симпатичен. Именно образ — проявление архетипа. Реальные исторические персонажи могут быть довольно далеки от описанных в былинах. Достаточно сказать, что былины умиленно живописуют супружескую идиллию Владимира Красное Солнышко и «его светлой княгинюшки». И появляются они вместе, и уходят, проводив гостей, и княгиня демонстрирует все необходимые для женщины качества скромности, стыдливости, покорности мужу. И Владимир то заботливо уводит уставшую пировать жену, то обнимает княгиню, прикрывая ее рукой от разбушевавшегося Соловья, то лукаво посматривает на нее, слушая о приключениях Забавы Путятишны.

Не случайно былины ни разу не называют «светлую княгинюшку» по имени. Потому что было у Владимира до 40 жен, и даже брак с византийской царевной Анной, сестрой правящих базилевсов Константина и Василия, мало что изменил. То есть для порядка несколько телег с женами князя разъехались по разным городам, а часть женщин Владимир раздал своим приближенным и сподвижникам. Причем, может, и кому-то из богатырей досталась жена «с княжеского». плеча, как знать.

Такова история. Во времена Владимира еще живо было язычество. Князья носили два имени — христианское и языческое, и тот же Владимир — Владей Миром — был Василием в крещении. Двоеверие пронизывало жизнь Древней Руси, языческие традиции вовсе не казались чем-то странным для первых поколений христиан. Но авторы былин совершенно не желают считаться с историей! Былины-то сочиняли и передавали потомственные христиане! Они совершенно не одобряли языческой легкости нравов, и хотели видеть князей строгими единоженцами, приличными и верными мужьями. Владимир описан в былинах самыми симпатичными красками. Ну народ и дает ему хорошую жену, достойную такого славного князя. И вообще, мораль былин исключительно высока. Аналоги былин есть и в Европе. Например, британские сказания о короле Артуре и рыцарях Круглого стола или повествования о графе Роланде. Но в европейских сказаниях супружеская измена — дело довольно обычное.

Например, своим рождением король Артур обязан тому, что предсказатель Мерлин узнал по звездам: если именно в эту ночь жена герцога Горлойса Игрейна зачнет младенца от короля Утера Пендрагона, то на свет появится великий король, объединитель и слава Британии. Обсудив этот важный вопрос с королем, колдун Мерлин отвлек стражу, и король Утер проник в замок своего верного вассала, герцога Горлойса. Околдованная стража приняла его за самого герцога, младенец был зачат. Фанфары! Образ короля Артура сделался для своего общества еще ярче и интереснее — посланец небес, с появлением на свет которого связана такая увлекательная история! Но вот авторы былин сочли бы такое происхождение «неправильным» и даже обидным для героя.

Самому королю Артуру принято сочувствовать, потому что обе жены были ему неверны. Одна из сторон трагедии Артура в том, что он должен поддерживать самые лучшие отношения с братом Ланселота Бедуиром, которого любит королева. Личная трагедия короля может быть выражена очень красиво, в самых изысканных выражениях.

Читать еще:  Воспоминания о вузе

15 Русских богатырей из былин и преданий

Исконными русскими «супергероями» были богатыри, защищавшие нашу землю сотни лет назад. В былинах и преданиях сохранились образы многих русских богатырей, и ними нас познакомит данный пост.

Илья Муромец. Святой богатырь

Илья Муромец канонизирован русской православной церковью, это главный русский богатырь. Илья Муромец является главным героем не только русских былин, но и, например, германских эпических поэм XIII века. В них его тоже зовут Ильей, он тоже богатырь, тоскующий по своей родине. Встречается Илья Муромец и в скандинавских сагах, в них он, ни много ни мало, кровный брат князя Владимира.

Добрыня Никитич. Богатырь со связями

Добрыню Никитича часто соотносят с летописным Добрыней, дядей князя Владимира (по другой версии племянник). Его имя олицетворяет суть «мягкосердия богатырского». Добрыня имеет прозвание «млад», при огромной физической силе «мухи не обидит», он защитник «вдов и сирот, несчастных жен». Добрыня также «артист в душе: мастер петь и играть на гуслях».

Алеша Попович. Младшенький

«Младшенький из младших» богатырей, а посему и набор качеств у него не столь «суперменский». Ему даже не чужд порок: хитрость, эгоизм, корыстолюбие. То есть с одной стороны он отличается смелостью, но с другой — горделив, спесив, бранчив, задорен и груб.

Бова Королевич. Лубочный богатырь

Бова Королевич долгое время был самым популярным в народе богатырем. Лубочные сказки о «пречюдном богатыре» выходили сотнями изданий с XVIII по XX века. Пушкин написал «Сказку о царе Салтане», частично заимствовав сюжет и имена героев сказок о Боев Королевиче, которые ему читала няня. Более того, даже сделал наброски поэмы «Бова», но смерть помешает ему закончить произведение. Прототипом этого витязя был французский рыцарь Бово де Антон из знаменитой поэмы-хроники Reali di Francia, написанной в XIV веке. В этом отношении Бова совсем уникальный богатырь — заезжий.

Мегабогатырь. Но богатырь «старого мира». Великан, старший богатырь величиною с гору, которого даже земля не держит, лежит на горе в бездействии. Былины рассказывают о его встрече с тягой земной и смерти в волшебной могиле. На Святогора перенесены многие черты библейского богатыря Самсона. Сложно определить точно его древнее происхождение. В сказаниях народа богатырь-ветеран передаёт свою силу Илье Муромцу, богатырю христианского века.

Дюк Степанович. Богатырь-мажор

Дюк Степанович приезжает в Киев из условной Индии, за которой, по мнению фольклористов, в данном случае скрывается Галицко-Волынская земля, и устраивает в Киеве марафон хвастовства, проходит испытания от князя, и продолжает хвастать. В итоге Владимир узнает, что Дюк действительно очень богат и предлагает ему гражданство. Но Дюк отказывается, потому что «если продать Киев и Чернигов да купить бумаги для описи Дюкова богатства, то не хватит бумаги».

Микула Селянинович. Богатырь-пахарь

Микула Селянинович — богатырь аграрий. Встречается в двух былинах: о Святогоре и о Вольге Святославиче. Микула – первый представитель земледельческого быта, могучий крестьянин-пахарь. Он силен и вынослив, но домоседлив. Всю свою силу он вкладывает в земледелие и семью.

Вольга Святославович. Богатырь маг

Сторонники «исторической школы» в изучении былин полагают, что прототипом былинного Вольги был князь Всеслав Полоцкий. Также Вольгу соотносили с Вещим Олегом, а его поход в Индию — с походом Олега на Царьград. Вольга — непростой богатырь, он обладает способностью к оборотничеству, умеет понимать язык зверей и птиц.

Сухман Одихмантьевич. Оскорбленный богатырь

По мнению Всеволода Миллера, прототипом богатыря был псковский князь Довмонт, правивший с 1266 по 1299 год. В былине киевского цикла Сухман едет добывать князю Владимиру лебедь белую, но по дороге вступает в схватку с татарским полчищем, ставящим калиновы мосты на реке Непре. Сухман побеждает татар, но в бою получает раны, которые заклеивает листочками. Вернувшись в Киев без белой лебеди, он рассказывает князю о бое, но князь ему не верит и заточает Сухмана в темницу до выяснения. На Непру отправляется Добрыня и узнает, что Сухман не лгал. Но уже поздно. Сухман чувствует себя опозоренным, отклеивает листочки и истекает кровью. Из его крови начинается река Сухман.

Дунай Иванович. Трагический богатырь

По былинам о Дунае, именно из крови богатыря началась река с одноименным названием. Дунай — богатырь трагический. Он проигрывает своей жене Настасье в соревнованиях по стрельбе из лука, случайно попадает в нее при попытке отыграться, узнает, что Настасья была беременна и натыкается на саблю.

Михайло Потык. Верный муж

Фольклористы расходятся во мнениях, с кем нужно соотносить Михайло Потыка (или Потока). Корни его образа находят и в болгарском героическом эпосе, и в западноевропейских сказках, и даже в монгольском эпосе «Гэсэр». По одной из былин, Поток со своей женой Авдотьей Лебедью Белой дает зарок о том, что кто бы из них ни умер первым, второго закапывают рядом в могилу живым. Когда умирает Авдотья, Потока закапывают рядом в полном вооружении и на коне, он сражается с драконом и оживляет его кровью жену. Когда он сам умирает, Авдотью закапывают вместе с ним.

Хотен Блудович. Богатырь-жених

Богатырь Хотен Блудович ради свадьбы с завидной невестой Чайной Часовой сначала побивает девятерых её братьев, затем целое войско, нанятое будущей тещей. В итоге богатырь получает богатое приданое и выступает в былине как богатырь «который хорошо женился».

Василий Буслаев. Рьяный богатырь

Самый удалой герой новгородского былинного цикла. Его необузданный нрав приводит к конфликту в новгородцами и он отчаянно буянит, бьется об заклад, что побьет всех мужиков новгородских на Волховском мосту и почти выполняет обещанное — пока его не останавливает мать. В другой былине он уже зрелый, идет в Иерусалим замаливать грехи. Но Буслаев неисправим — он снова принимается за старое и нелепо гибнет, доказывая свое молодчество.

Никита Кожемяка. Змееборец

Никита Кожемяка в русских сказках — один из главных героев-змееборцев. Прежде чем вступить в схватку со Змеем он разрывает 12 шкур, тем самым доказывая свою легендарную силу. Кожемяка не только побеждает Змея, но ещё и запрягает его в соху и пропахивает землю от Киева до Черного моря. Обронительные валы под Киевом получили свое имя (Змиевы) как раз из-за деяний Никиты Кожемяки.

Аника воин. Богатырь на словах

Аникой воином и сегодня называют человека, который любит хвастать своей силой вдалеке от опасности (& диванный боецц). Необычное для русского былинного богатыря, имя героя скорее всего взято из византийского сказания о герое Дигенисе, который там упоминается с постоянным эпитетом anikitos. Аника воин в стихе хвастает силой и обижает слабых, его устыжает за это сама смерть, Аника бросает ей вызов и погибает.

«Былины. Русские народные сказки. Древнерусские повести»

М.: Детская литература , 1979 г.

Тираж: 404000 экз.

Тип обложки: твёрдая

Формат: 60×90/16 (145×215 мм)

Том 1. Русские народные былины, сказки и древнерусские повести.

Иллюстрация на обложке и внутренние иллюстрации И.Д. Архипова.

  1. В.П. Аникин. Мир былин и сказок (эссе), стр. 3-18
  2. Т.Н. Михельсон, Д.С. Лихачёв. Первые века русской литературы (статья), стр. 19-40
  3. Былины
    1. Илья Муромец и Соловей–разбойник , стр. 43-50
    2. Илья Муромец и Калин-царь , стр. 50-64
    3. Добрыня и Змей , стр. 64-70
    4. Алеша Попович и Тугарин-Змеевич , стр. 70-75
    5. Добрыня и Алеша , стр. 76-80
    6. Иван — гостинный сын , стр. 81-84
    7. Вольга и Микула Селянинович , стр. 84-89
    8. Соловей Будимирович , стр. 89-95
    9. Ставр Годинович , стр. 95-104
    10. Садко , стр. 104-113
    11. Василий Буслаевич , стр. 113-120
    12. Вавило и скоморохи , стр. 121-126
  4. Русские народные сказки
    1. Лиса и волк (сказка), стр. 129-131
    2. Лиса-повитуха (сказка), стр. 131-132
    3. Лиса-исповедница (сказка), стр. 132
    4. Лиса и журавль (сказка), стр. 133
    5. Лиса и тетерев (сказка), стр. 133
    6. Лиса и рак (сказка), стр. 134
    7. Лиса и кувшин (сказка), стр. 134
    8. Лиса и козел (сказка), стр. 134-135
    9. Ворона и рак (сказка), стр. 135
    10. Зимовье зверей (сказка), стр. 135-137
    11. Кот и лиса (сказка), стр. 137-139
    12. Кот, петух и лиса (сказка), стр. 139-142
    13. Бобовое зёрнышко (сказка), стр. 142-143
    14. Кочет и курица (сказка), стр. 144
    15. Журавль и цапля (сказка), стр. 144-145
    16. Теремок (сказка), стр. 145-146
    17. Колобок (сказка), стр. 146-147
    18. Мужик и медведь (сказка), стр. 147-148
    19. Пузырь, соломинка и лапоть (сказка), стр. 148
    20. Мизгирь (сказка), стр. 148-149
    21. Байка про тетерева (сказка), стр. 149-150
    22. О щуке зубастой (сказка), стр. 150
    23. Яичко (сказка), стр. 150-151
    24. Лев, щука и человек (сказка), стр. 151-152
    25. Война грибов (сказка), стр. 152-153
    26. Глиняный парень (сказка), стр. 153-154
    27. Кузьма Скоробогатый (сказка), стр. 154-158
    28. Петух и жерновцы (сказка), стр. 158-159
    29. Гуси-лебеди (сказка), стр. 159-161
    30. Хаврошечка (сказка), стр. 161-163
    31. Морозко (сказка), стр. 163-165
    32. Белая уточка (сказка), стр. 165-168
    33. Сестрица Алёнушка и братец Иванушка (сказка), стр. 168-170
    34. Царевна-лягушка (сказка), стр. 170-175
    35. Иван царевич и серый волк (сказка), стр. 175-181
    36. Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что (сказка), стр. 181-194
    37. Сказка о молодильных яблоках и живой воде (сказка), стр. 194-205
    38. Финист — ясный сокол (сказка), стр. 205-211
    39. Сивка-бурка (сказка), стр. 211-214
    40. Морской царь и Василиса Премудрая (сказка), стр. 215-221
    41. Марья Моревна (сказка), стр. 221-229
    42. Никита Кожемяка (сказка), стр. 229-230
    43. Сказка о славном, могучем богатыре Еруслане Лазаревиче (сказка), стр. 230-255
    44. Чудесная рубашка (сказка), стр. 255-259
    45. Хрустальная гора (сказка), стр. 260-262
    46. Волшебное кольцо (сказка), стр. 262-272
    47. Иван — крестьянский сын и чудо-юдо (сказка), стр. 272-279
    48. Волшебная дудочка (сказка), стр. 280-282
    49. Окаменелое царство (сказка), стр. 282-284
    50. Заколдованная королевна (сказка), стр. 285-290
    51. Вещий сон (сказка), стр. 290-297
    52. Ночные пляски (сказка), стр. 297-299
    53. Птичий язык (сказка), стр. 299-301
    54. Арысь — поле (сказка), стр. 301-301
    55. Семь Симеонов (сказка), стр. 302-305
    56. Хитрая наука (сказка), стр. 305-309
    57. Правда и кривда (сказка), стр. 309-310
    58. По щучьему веленью (сказка), стр. 310-315
    59. Дочь-семилетка (сказка), стр. 316-318
    60. Лихо одноглазое (сказка), стр. 318-319
    61. Чёрт-заимодавец (сказка), стр. 320
    62. Шабарша (сказка), стр. 320-323
    63. Иванушка-дурачок (сказка), стр. 323-325
    64. Дурак и берёза (сказка), стр. 326-327
    65. Лутонюшка (сказка), стр. 327-328
    66. Горе (сказка), стр. 328-332
    67. Чего на свете не бывает (сказка), стр. 333-334
    68. Про нужду (сказка), стр. 334-335
    69. Барин и собака (сказка), стр. 336-337
    70. Барин и мужик (сказка), стр. 337-338
    71. Барин-кузнец (сказка), стр. 338-339
    72. Похороны козла (сказка), стр. 339-341
    73. Клад (сказка), стр. 341-344
    74. Церковная служба (сказка), стр. 344
    75. Как поп работницу нанимал (сказка), стр. 344-345
    76. Добрый поп (сказка), стр. 345-346
    77. Три калача и одна баранка (сказка), стр. 346
    78. Наговорная водица (сказка), стр. 346-348
    79. Горшок (сказка), стр. 348-350
    80. Солдатская шинель (сказка), стр. 350-351
    81. Солдат и чёрт (сказка), стр. 351
    82. Петухан Куриханыч (сказка), стр. 351-352
    83. Кашица из топора (сказка), стр. 352-353
    84. Глупый жених (сказка), стр. 353
    85. Заяц (сказка), стр. 353-354
    86. Неумелая жена (сказка), стр. 354
    87. Жена-спорщица (сказка), стр. 354
    88. Хорошо, да худо (сказка), стр. 355-356
    89. Не любо, не слушай (сказка), стр. 356-357
    90. Докучные сказки (цикл)
      1. «Жили-была два братца, два братца — кулик да журавль. » (сказка), стр. 357
      2. «Жил-был старик, у старика колодец. » (сказка), стр. 357
      3. «Жил-был царь, у царя был двор, на дворе кол, на колу мочало. » (сказка), стр. 357
      4. «Сказать ли тебе сказку про белого бычка. » (сказка), стр. 358
      5. «Рассказать ли тебе докучную сказочку. » (сказка), стр. 358
  5. Древнерусские повести
    1. Нестор Летописец. Повесть временных лет (отрывок, перевод Т. Михельсон), стр. 361-387
    2. Владимир Мономах. Поучение Владимира Мономаха (сокращённый вариант, перевод Д. Лихачёв), стр. 387-390
    3. Сказание о траве емшан (перевод Т. Михельсон), стр. 390-391
    4. Поход князя Игоря Святославича Новгород-Северского на половцев (перевод Т. Михельсон), стр. 391-395
    5. Слово о полку Игореве (подлинный текст, перевод Д. Лихачёв), стр. 396-411
    6. Моления Даниила Заточника (сокращённый вариант, перевод Д. Лихачёв), стр. 412-416
    7. Наставление тверского епископа Семена (перевод Т. Михельсон), стр. 416
    8. Сказание о Соломоне и Китоврасе (перевод Т. Михельсон), стр. 417-419
    9. Повесть о разорении Рязани Батыем (сокращённый вариант, перевод Д. Лихачёв), стр. 419-425
    10. Повесть о Меркурии Смоленском (перевод Т. Михельсон), стр. 425-427
    11. Слово о погибели Русской земли (перевод Т. Михельсон), стр. 427
    12. Житие князя Александра Невского (отрывок, перевод Т. Михельсон), стр. 428-432
    13. Повесть о Шевкале (перевод Т. Михельсон), стр. 432-433
    14. Повесть о жизни Сергия Радонежского (отрывок, перевод Т. Михельсон), стр. 433-440
    15. Сказание о Мамаевом побоище (отрывок, перевод Т. Михельсон), стр. 441-449
    16. Повесть о Петре и Февронии Муромских (перевод Т. Михельсон), стр. 449-455
    17. Повесть о путешествии Иоанна Новгородского на бесе (перевод Т. Михельсон), стр. 455-459
    18. Повесть о купце Дмитрии Басарге и сыне его Борзосмысле (перевод Т. Михельсон), стр. 459-464
    19. Афанасий Никитин. Хождение за три моря (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 464-468
    20. Казанское взятие (перевод Т. Михельсон), стр. 469-478
    21. Ива́н IV Грозный. Послание Ивана Грозного Василию Грязному (перевод Т. Михельсон), стр. 478-479
    22. Повесть о кончине и погребении князя Михайла Васильевича Скопина-Шуйского (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 479-483
    23. Повесть о Ерше Ершовиче (перевод Т. Михельсон), стр. 483-488
    24. Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков (перевод Т. Михельсон), стр. 488-496
    25. Суд Шемякин (перевод Т. Михельсон), стр. 496-498
    26. Сказание о роскошном житии и веселии (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 498-500
    27. Повесть о Горе-Злосчастии (подлинный текст) , стр. 500-512
    28. Повесть об отроке тверского князя (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 512-517
    29. Гистория о российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 517-530
  6. Т.Н. Михельсон. Комментарии , стр. 531-621
  7. В.П. Аникин. Словарь старинных и местных слов , стр. 622-633
Читать еще:  Кара богов примеры упоминания

Часть переводов являются пересказами.

В выходных данных ошибочно указано — Том 2.

1989 г. — доп. тираж 400000 экз.

Информация об издании предоставлена: iskender-leon, sergu

Русские былины о богатырях

Русские былины — кладезь народных героических сказаний о богатырях. Эти произведения способны всерьез заинтересовать ребенка историей русского народа.

Русские былины про богатырей читать

Что такое былины

Былина в русском фольклоре — это жанр, повествующий о героических подвигах богатырей, которые защищали родину-Русь от разных злодеев и напастей. Интересная особенность народно-песенных сказаний состоит в том, что в них увлекательно переплетены историческая правда и фантастический вымысел: сказочное чудище Змей-Горыныч встречается с реально существовавшим Владимиром Красное Солнышко, описания быта, оружия, традиций древних эпох соседствует с волшебными превращениями. Детям интересно читать былины, поскольку это прекрасный способ проникнуться атмосферой героического прошлого древней Руси, прикоснуться к корням, но при этом не заскучать как над учебником.

С художественной точки зрения былины отличаются высокой поэтичностью, богатством использования фольклорных метафор, эпитетов, гипербол, персонификаций. Особая ритмика завораживает читателя, захватывает его в бесконечный хоровод слов, поэтому даже юный читатель без проблем «проглотит» крупное произведение.

Детям обязательно нужно предлагать читать былины, поскольку народные сказания воспитывают любовь к родной земле и интерес к ее истории. Они рассказывают, что добро всегда побеждает самое большое зло, и что честь, отвага и героизм даже в повседневной жизни должны неустанно противостоять подлости, жадности и жестокости.

Герои былин

Главные герои русских народных былин, безусловно, богатыри самых разных мастей. Могучие и мудрые, добрые и суровые, все они отличаются возвышенным патриотизмом, готовностью приходить на помощь родине всякий раз, как понадобится. Есть среди них даже женщины-героини, храбрые поляницы, способные как составить мужчинам достойную пару, так и стать непобедимым противником. Важным объединяющим образом является князь Владимир Красное Солнышко. Его фигура символизирует мудрость государственного деятеля, который способен управлять страной, направлять ее по пути процветания. Богатыри никак не могут обойтись без злодеев, и их в былинах тоже достаточно: героям противостоят жадный Тугарин, жестокий Соловей-разбойник, вражеские войска из разных краев, даже фантастический дракон — Змей-Горыныч.

Старшие и младшие богатыри

Русские былины — сложная эпическая система, где переплетаются исторические и мифологические мотивы, персонажи кочуют из произведения в произведение, а сами сюжеты дробятся на версии, которые бытовали в разные периоды и в разных регионах. Но есть важный стержень, который удерживает вместе все это впечатляющее разноголосие: разделение богатырей на старших и младших. Обе группы достаточно обширны, но самых известных героев Руси в каждой из них трое.

  • Микула Селянович (Селянинович) — самый могучий богатырь. Крестьянин по происхождению, он берет из родной земли свою силу, поэтому запас ее поистине неисчерпаем.
  • Святогор — старший богатырь-великан, который редко спускается с родных горных хребтов.
  • Вольга Святославович — уникальный богатырь-чародей, способный побеждать врагов без помощи оружия и физической мощи. Его главное умение — превращаться в разных животных — помогает одолеть любого соперника.

О младших богатырях, которые являются героями киевского цикла сказаний, хоть раз слышал даже тот, кто пока не читал русские былины.

  • Илья Муромец — проспавший на печи тридцать лет и три года, этот богатырь храбро встал на защиту границ Руси и совершил немало подвигов как один, так и плечом к плечу с верными товарищами.
  • Добрыня Никитич — мудрый и рассудительный, самый сдержанный из трех богатырей. Его отличает порой некая мягкость характера, которая уравновешивает суровый нрав великого Муромца.
  • Алеша Попович — известен не столько силой, сколько смекалкой, хитростью, умением просчитывать события наперед. Именно благодаря этим качествам не самый сильный физически богатырь одолел немало врагов.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector