1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иван грозный в воспоминаниях современников

Биография Ивана Грозного

Отец — Василий III Иванович, Великий князь Московский.

Мать — Великая княгиня Елена Васильевна Глинская. Иван Васильевич Грозный родился в селе Коломенское неподалеку от Москвы 25 августа 1530 года. А уже в 1533 году умер его отец, Великий князь Василий III Иванович, оставив трехлетнего сына главой совсем еще недавно созданного Российского государства.

В первые годы жизни Ивана Грозного в качестве регентши от его имени страной правила его мать Великая княгиня Елена Васильевна Глинская. Власть перешла к Боярской думе.

Правление бояр продолжалось десять лет, вплоть до 1548 года. Все это время прошло в постоянной борьбе за власть между различными боярскими группировками, в частности, между Шуйскими и Бельскими. Восьмилетний Великий князь возненавидел бояр, обвиняя их в смерти матери. Занятые своими делами, бояре не обращали внимания на молодого князя: они содержали его в унизительной для князя бедности, оскорбляли в его присутствии память родителей, не обращали внимания на его пожелания, случалось, чуть ли не на его глазах убивали друзей и покровителей, принадлежащих к другому лагерю. С.М. Соловьев писал, что «окруженный людьми, которые не обращали на него внимания, оскорбляли его, в своих борьбах не щадили друг друга, позволяли себе в его глазах насильственные поступки, Иоанн привык не обращать внимания на интересы других, привык не уважать человеческого достоинства, не уважать жизни человека».

Но когда молодой великий князь превратился из ребенка в подростка, а затем в юношу, отношение к нему бояр разительно изменилось. Они как бы осознали, что рано или поздно, но этот мальчик будет править страной и что необходимо заручиться его расположением, чем раньше, тем лучше. Поэтому на смену пренебрежению пришли лесть и потакание малейшим прихотям. Князь Курбский позднее писал, что Ивана «воспитывали великие и гордые бояре на свою и на детей своих беду, стараясь, друг перед другом угождать ему во всяком наслаждении и сладострастии».

Подобное детство могло искалечить психику любого ребенка, и Иван IV не стал исключением. По воспоминаниям современников, в детстве Иван IV был нервным и легко возбудимым, в нем очень рано проявилась жестокость. Тот же Курбский вспоминал, что когда Ивану IV было 12 лет, то он «стал, прежде всего, проливать кровь бессловесных, бросая их на землю с высоких теремов, а пестуны позволяли ему это и даже хвалили, уча отрока на свою беду. Когда начал приближаться к пятнадцатому году, то принялся и за людей: собрал около себя толпу знатной молодежи и начал с нею скакать верхом по улицам и площадям, бить грабить, встречавшихся мужчин и женщин, поистине в самых разбойничьих делах упражнялся, а ласкатели все это хвалили, говоря: «О! Храбр будет этот царь и мужественен!»

Василий III, отец Ивана IV

Ивану IV было всего 13 лет, когда, выведенный из терпения поведением бояр, он впервые попытался воспользоваться властью. 29 декабря 1543 года Иван IV приказал отдать псарям и затем убить князя Андрея Шуйского, в то время являющегося фактически правителем России. Распоряжение о казни было отдано тринадцатилетним ребенком. С тех пор бояре «начали… от государя страх иметь и послушание»

Несмотря на перечисленные выше малопривлекательные черты характера, Иван IV отличался наблюдательностью и имел великолепную память. Много и охотно читал. Прочитав практически все, что только можно было найти в библиотеке Великого князя. Иван IV познакомился со священной историей, историей церкви, Древнего Рима, русскими летописями. Историк С.Ф. Платонов отмечал, что «во всех своих выступлениях перед духовенством и боярами молодой царь обнаруживал начитанность и умственную развитость: для своего времени это образованнейший человек»

В 1547 году, когда Ивану IV исполнилось шестнадцать лет, он выразил желание принять царский венец и всю полноту власти. 16 января 1547 года Великий князь Московский Иван IV Васильевич венчался на царство в Успенском соборе Московского Кремля. Впервые в России был не только Великий князь, но и царь, единовластный правитель в полном смысле этого слова. С.М. Соловьев писал, что Иван IV был первым царем не только потому, что первым принял царский титул, но и потому, что первым осознал все значение царской власти.

Начало нового царствования казалось блестящим. В 1550 году был введен в действие новый, усовершенствованный Судебник, то есть свод государственных законов. А в 1551 году на известном «Стоглавом» соборе Православной церкви утвердили «Стоглав» — свод канонических (церковных) законов.

Василий III благословляет сына своего Ивана IV перед своей кончиной

В 1552 году наконец-то была окончательно завоевана Казань. В 1556 году российские войска взяли Астрахань. Казанское и Астраханское ханство прекратили свое существование.

Одновременно правительство Ивана IV, фактически состоявшее тогда из круга его друзей (священника Сильвестра и Алексея Федоровича Адашева), разработало план реформ внутреннего управления Российского государства, охватывающий почти все стороны жизни. Правда, провести его в жизнь полностью так и не удалось в основном из-за разногласий среди самих реформаторов и их ссоры с царем в 1560 году. Постепенно реформы сошли на нет.

Во всех этих блестящих начинаниях старая родовая аристократия не столько помогала своему царю, сколько мешала. Раньше в России никогда не было самодержавия, то есть такой системы правления, когда власть принадлежит одному человеку, а все остальные, какими бы знатными, богатыми или заслуженными они не были, могут только покорно служить верховному правителю. Именно такую систему правления хотел установить в России Иван Грозный. Естественно, что князья и бояре, чьи отцы в недалеком прошлом были независимыми правителями собственных княжеств, не могли и не хотели смириться с ролью простых слуг. Естественно, что они постоянно исподволь, а то и открыто противились нововведениям царя. Не менее естественно, что раздражительному и нетерпеливому Ивану Грозному однажды это надоело. Следствием царского недовольства стал беспрецедентный по своим масштабам и жестокости террор.

История жизни Ивана Грозного

Меры, принятые Иваном Грозным против родовой аристократии, называют опричниной. На практике это выглядело следующим образом. В декабре 1564 года царь вместе со своими приближенными покинул Москву и обосновался неподалеку от нее в Александровской слободе. Вплоть до января 1565 года от него не было ни слуху ни духу. Но в январе 1565 года Иван Грозный отправил москвичам послание, в котором сообщал, что отречется от власти из-за измены бояр. Он соглашался вернуться в Москву только при условии, что будет иметь право казнить изменников и отбирать их земли по своему усмотрению.

Москвичи приняли условия, и царь вернулся. Прежде всего, он набрал себе новых приближенных, в основном людей не знатных и не богатых. Царь казнил или отправлял в ссылки за «измену» наиболее влиятельных бояр. Их земельные владения делились на мелкие участки и раздавались новым приближенным Ивана IV, опричникам, как называл их сам царь. Число опричников постоянно росло. Все это сопровождалось насилием и жестокостью.

Ларец-ковчег для хранения грамоты об утверждении на царство Ивана IV. Художник Ф. Г. Солнцев. Россия, фабрика Ф. Шопена. 1853-48 гг. Бронза, литье, золочение, серебрение, чеканка. ГИМ

Среди казненных были и ближайшие родственники Ивана Грозного, в частности его двоюродный брат князь Владимир Андреевич Старицкий со всей семьей, и духовные лица, как митрополит Филипп, и целые города. Неудивительно, что Иван Грозный завоевал себе репутацию тирана, причем тирана жестокого.

В том, что касается внешней политики, Ивана Грозного занимали в основном попытки отвоевать выход к Балтийскому морю. С этой целью в 1558 — 1583 годах он вел длительную и очень неудачную Ливонскую войну. Сначала казалось, что Ивану IV сопутствует успех: в 1563 году русские войска взяли Полоцк и дошли до Вильны (старое название Вильнуса). В 1565 — 1566 году Литва была готова отдать России все завоеванные ею земли и заключить почетный для России мир. Грозного это не устроило: ему хотелось большего.

Но ход войны изменился не в пользу России. Новый правитель Литвы и Польши Стефан Баторий перешел в наступление и отобрал назад Полоцк (в 1579 году), захватил Великие Луки (в 1580 году), осадил Псков (в 1581 году). Правда, Псков отчаянно оборонялся, что позволило Ивану Грозному начать переговоры о мире и в 1582 году заключить со Стефаном Баторием перемирие на десять лет. По условиям перемирия Россия отдавала все завоеванное в Лифляндии и Литве. В 1583 году был заключен мир со Швецией, которой отошли русские города Нарва, Яма, Копорье, Ивангород и другие.

В. М. Васнецов Царь Иван Грозный, 1897

Во время правления Ивана IV в России была введена единая монета (1535 год); в Москве построены вторая каменная стена вокруг Китай-города (1535 — 1538 гг.) и Покровский собор на Красной площади, более известный под именем «Собор Василия Блаженного» (1555 — 1561 гг.); в 1564 году Иван Федоров напечатал первую в Москве книгу, положив начало книгопечатанью.

Иван Грозный оставил по себе тяжелые и мрачные воспоминания. Н.И. Костомаров писал о нем:

«Иван Васильевич одаренный… в высшей степени нервным темпераментом и с детства нравственно испорченный, уже в юности начал привыкать ко злу и, так сказать, находил удовольствие в картинности зла… Как всегда бывает с подобными ему натурами, он был труслив в то время, когда ему представлялась опасность, и без удержу смел и нагл тогда, когда был уверен в своей безопасности… Мучительные казни доставляли ему удовольствие: у Ивана они часто имели значение театральных зрелищ; кровь разлакомила самовластителя: он долго лил ее с наслаждением, не встречая противодействия, и лил до тех пор, пока ему не приелось этого рода развлечение. Иван не был, безусловно, глуп, но однако, не отличался ни здравыми рассуждениями, ни благоразумием, ни глубиной и широтой взгляда«.

Иван IV Васильевич, первый русский царь, получивший в народе прозвище Грозный, умер 18 марта 1584 года в Москве и похоронен в архангельском соборе Московского Кремля.

Трон Ивана IV

Жены: 1) Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева, 2) княжна Мария Темрюковна Черкасская, 3) Марфа Васильевна Собакина, 4) Анна Алексеевна Колтовская, 5) Анна Григорьевна Васильчикова, 7) Мария Федоровна Нагая.

Дети: сыновья — Дмитрий, Иван (1554 — 1581), Федор, Василий, св. Дмитрий (1582 — 1591); дочери — Анна, Мария, Евдокия.

«Иосиф Грозный»

В воспоминаниях дочери Сталина Светланы есть такое место: «Пусть судят те, кто вырастет позже, кто не знал тех людей, которых мы знали. Пусть придут молодые, задорные, которым все эти годы будут — вроде царствования Иоанна Грозного — так же далеки и так же непонятны, и так же странны и страшны…» Видимо, не случайно в сознании дочери Сталина время ее отца ассоциировалось с «царствованием Иоанна Грозного». Кстати, любопытная подробность. Светлана рассказывает об игре, выдуманной отцом в ее детские годы. Свои письма к ней он подписывал так: «Секретаришка Сетанки-хозяйки бедняк И. Сталин». «Он именовал меня «хозяйкой», а себя самого и всех своих товарищей, бывавших у нас дома почти ежедневно — моими «секретарями» или «секретаришками». Маленькая дочь писала «приказы» (вроде «Приказываю тебе взять меня с собой», «Приказываю тебе позволить мне пойти в кино» и т. д.), а отец подписывался под «приказом»: «Слушаюсь», «Покоряюсь», «Будет исполнено». В этом шутливом «секретаришке» так и чудится в иных обстоятельствах «Ивашка», великий государь, с «перебором людишек», с поставлением в управление русской землей какого-нибудь Семена Бекбулатовича, только подчеркивающим тщету всякой власти, кроме власти Помазанника, единственного лица.

Свидетель рассказывает, как сразу после XIX съезда партии, на пленуме, Сталин зачитал список секретарей ЦК, в котором не было его фамилии. «Тогда сидевший в президиуме у края стола Маленков протянул руку в направлении трибуны, где стоял Сталин. Из зала раздался хор голосов, так как жест был всем понятен: «Товарища Сталина!» Он негромко произнес: «Не надо Сталина, я уже стар. Надо молодых». А из зала все неслось: «Товарища Сталина!» Тогда он махнул рукой, словно в досаде: «Ну ладно, пусть будет и Сталин» (газ. «Правда», 23 февр. 1995. «Тайны власти и власть тайны. Рассказывает Иван Васильевич Капитонов»).

В библиотеке Сталина имелась литература об Иване Грозном. В русской историографии, словесности сильна тенденция нравственной оценки личности Грозного, характеризующая его как жестокого деспота (особенно это резко выразилось в «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина, во вступлении к роману «Князь Серебряный» А. К. Толстого). Либерально-этическая трактовка личности Грозного настолько повлияла на русское общественное мнение и даже на правительственно-официальные круги, что на памятнике «Тысячелетие России» (установленном в середине прошлого века в Новгороде) не нашлось места Государю, при котором Россия (с присоединением Казанского, Астраханского ханств, Сибири) превратилась в небывало могущественное, централизованное государство, стала опорой вселенского православия. Но в народной памяти, в исторических песнях и преданиях царь остался не как тиран, а именно как Грозный[180] — то есть как царь, устрашающий врагов православия и России. Многозначительны слова протопопа Аввакума, обращенные к своему гонителю, патриарху Никону: был бы Иван Васильевич, он дал бы на тебя указ, собака, — то есть «огнеопальный» протопоп видит в Иване Грозном защитника истинного православия, древнего благочестия. В недавно вышедшей книге митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна «Самодержавие духа» помещен настоящий панегирик Ивану Грозному как оплоту православия и державности на Руси, как подлинному христианину.

Борьба Грозного за централизованное (унитарное, как сказал бы Сталин) государство проходила при ожесточенном сопротивлении бояр (не желавших отказываться от участия во власти), потомков удельных князей, готовых разорвать Россию на части; заговорческих литовско-католических партий в Новгороде, Пскове, вдохновляемых непотопляемой ересью «жидовствующих». Насколько силен был накал этой борьбы, можно судить по переписке Андрея Курбского с Иваном Грозным. Потомок ярославского князя, в молодости друг, советник Грозного, участник Казанского похода, Курбский, оставив жену и малолетнего сына, тайно бежал к литовцам и во главе их отрядов воевал против бывшей Родины. В своих четырех посланиях (на которые Грозный ответил двумя, хотя, как Помазанник Божий, каким он себя осознавал, мог бы и не отвечать) Курбский обвинял Грозного в гонениях на воевод, бояр, с которыми он перестал советоваться. Эмоционально утрированное обличение Курбским царя в казнях, пролитии крови, губительстве христианских душ стало для многих исследователей отправной точкой, основным источником для характеристики Ивана Грозного как тирана, «кровопийца».

В двух посланиях (преимущественно в первом) Ивана Грозного содержится то, что можно назвать его философией самодержавной власти, государственности. Сделаем некоторые выписки из Первого послания Ивана Грозного Андрею Курбскому.

«…Апостол сказал: «К одним будьте милостивы, отличая их, других же страхом спасайте, исторгая из огня». Видишь ли, что апостол повелевает спасать страхом? Даже во времена благочестивейших царей можно встретить много случаев жесточайших наказаний. Неужели ты, по своему безумному разуму, полагаешь, что царь всегда должен действовать одинаково, независимо от времени и обстоятельств.

…Царь страшен не для дел благих, а для зла. Хочешь не бояться власти, так делай добро; а если делаешь зло — бойся, ибо царь не напрасно меч носит — для устрашения злодеев и ободрения добродетельных…

…Посмотри на все это и подумай, какое управление бывает при многоначалии и многовластии, ибо там цари были послушны епархам и вельможам, и как погибли эти страны! Это ли и нам посоветуешь, чтобы к такой же гибели прийти? И в том ли благочестие, чтобы не управлять царством, и злодеев не держать в узде, и отдаться на разграбление иноплеменникам? Или скажешь мне, что там повиновались святительским наставлениям? Хорошо это и полезно! Но одно дело — спасать свою душу, а другое дело — заботиться о телах и душах многих людей; одно дело — отшельничество, иное — монашество, иное — священническая власть, иное — царское правление…

Читать еще:  Задания на запоминание для детей

…Господь наш Иисус Христос сказал: «Если царство разделится, то оно не может устоять», кто же может вести войну против врагов, если его царство раздирается междоусобными распрями? Как может цвести дерево, если у него высохли корни? Так и здесь: пока в царстве не будет должного порядка, откуда возьмется военная храбрость? Если предводитель не укрепляет постоянно войско, то скорее он будет побежденным, чем победителем. Ты же, все это презрев, одну храбрость хвалишь; а на чем храбрость основывается — это для тебя неважно; ты, оказывается, не только не укрепляешь храбрость, но сам ее подрываешь. И выходит, что ты — ничтожество; в доме ты — изменник, а в военных делах ничего не понимаешь, если хочешь укрепить храбрость в самовольстве и в междоусобных бранях, а это невозможно…

…А всеми родами мы вас не истребляем, но изменников повсюду ожидает расправа и немилость: в той стране, куда ты поехал, узнаешь об этом подробнее. А за ту вашу службу, о которой говорилось выше, вы достойны многих казней и опалы; но мы еще милостиво вас наказали, — если бы мы наказали тебя так, как следовало, то ты бы не смог уехать от нас к нашему врагу, если бы мы тебе не доверяли, то не был бы отправлен в наш окраинный город и убежать бы не смог. Но мы, доверяя тебе, отправили в ту свою вотчину, и ты, по собачьему обычаю, изменил нам…

…По суетным же замыслам мы ничего не решаем и не делаем и на зыбкое основание не становимся ногами своими, но, насколько у нас хватает сил, стремимся к твердым решениям и, опершись ногами в прочное основание, стоим непоколебимо…»[181]

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Образ Ивана IV Грозного в записках иностранных путешественников Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Нелюбина Венера Юрьевна

В данной статье мы анализируем записки иностранцев, сравниваем их с традиционными источниками современников Ивана IV, в данном случае мы используем записи Андрея Курбского с целью составить образ Ивана Грозного .

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Нелюбина Венера Юрьевна

IMAGE IVAN IV IN THE NOTES OF FOREIGN TRAVELERS

In this article we analyze the notes foreigners compare them with the traditional sources of contemporaries of Ivan IV, in this case, we use writes Andrei Kurbsky, with a view to compose the image of Ivan the Terrible .

Текст научной работы на тему «Образ Ивана IV Грозного в записках иностранных путешественников»

Нелюбина Венера Юрьевна

Студентка исторического факультета 3 курса

Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет, Пермь, Россия

ОБРАЗ ИВАНА IV ГРОЗНОГО В ЗАПИСКАХ ИНОСТРАННЫХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

Nelyubina Venera Y.

Student of the faculty of History third — year

Perm State Humanitarian Pedagogical University, Perm, Russia IMAGE IVAN IV IN THE NOTES OF FOREIGN TRAVELERS

Аннотация. В данной статье мы анализируем записки иностранцев, сравниваем их с традиционными источниками современников Ивана IV, в данном случае мы используем записи Андрея Курбского с целью составить образ Ивана Грозного.

Ключевые слова: Иван Грозный, иностранные послы

Abstract. In this article we analyze the notes foreigners compare them with the traditional sources of contemporaries of Ivan IV, in this case, we use writes Andrei Kurbsky, with a view to compose the image of Ivan the Terrible.

Key words: Ivan the Terrible, foreign ambassadors

В данной статье мы анализируем записки иностранцев, сравниваем их с традиционными источниками современников Ивана IV, в данном случае мы используем записи Андрея Курбского — ближайшего приближенного царя с целью составить образ Ивана Грозного. Мы стремимся выяснить, насколько правдивы воспоминания иностранных гостей и подданных об Иване Грозном и стремимся воссоздать настоящий образ Ивана Васильевича. Актуальность работы заключается, во — первых, в том, что, записки путешественников носят мемуарный субъективный характер. Во — вторых, они написаны извне, что представляет большую ценность для сравнения их с традиционными источниками.

В процессе работы были использованы следующие источники: «Историческое сказание о Московском государстве, сочиненное венецианским послом Фоскарино» Марко Фоскарино, «Путешествие сэра Джерома Горсея», «Рассуждение о делах Московии Франческо Тьеполо» Тьеполо, «Описание Москвы» Александра Гваньини, «История о великом князе московском» Андрея Михайловича Курбского.

Иван Грозный — это противоречивая фигура в истории. Его деятельности нет однозначной оценки, мотивы его деятельности иногда непонятны ни как его современникам, ни современным исследователем. Был ли он с детства подвержен влиянию окружения, страстями, пороками, которые привели к психической болезни — паранойе, с чем связана тирания во время его правления, как считают Н.М. Карамзин, А. Г. Кузьмин (психологическая точка зрения). С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, К.Д. Кавелин, С.Ф. Платонов, С.Б. Веселовский, А.А. Зимин стали представителями социологической точки зрения — Иван Грозный объективно способствовал усилению Российского государства, а субъективно стал тираном. Есть и третья точка зрения во главе князем А.М. Курбским, Г.П. Федотова, А.Л. Юрганова, С.В. Перевезенцева, А. И. Филюшкина, И.П. Фроянова, митрополита Иоанна. Они считали, что деятельность Ивана была антихристианской, его религиозные идеи стали основой его действий. Курбский же говорил, что царем завладел сатана.

Мнение историков основывалось на представлениях современников Ивана Грозного. Мы же будем опираться на взгляды иностранных послов и гостей нашей страны.

Например, Д. Горсей заметил честолюбие, вспыльчивость, жестокость, красоту, ум, способности [1, С. 102]. «Царь наслаждался, купая в крови свои руки и сердце изобретая новые пытки и мучения, приговорам к казни тех, кто был наиболее предан и любим его подданным» [1, С. 102]. М. Фоскарино добавляет «Очень умен и великодушен» [6, С. 54]. А немецкий посол Даниил Принц писал: «Он так склонен к гневу, что, находясь в нём, испускает пену, словно конь, и приходит как бы в безумие; в таком состоянии он бесится также и на встречных Жестокость, которую он часто совершает на своих, имеет ли начало в природе его, или в низости (malitia) подданных, я не могу сказать. . Сам он грубых нравов; ибо он опирается локтями на стол, и так как не употребляет никаких тарелок, то ест пищу, взяв её руками, а иногда недоеденное кладет опять назад в чашку (in patinam). Прежде чем пить или есть что-нибудь из предложенного, он обыкновенно знаменует себя большим крестом и взирает на повешенные образа Девы Марии и Святого Николая» [5, С. 238]. Последние строки показывают на большую религиозность и набожность царя. Но как он сам сознается в ответном письме Андрею Курбскому, ему не всегда удавалось следовать христианским традициям, за что вину он видит в ближайших друзьях.

Мнение, сложенное иностранцами об Иване IV подтверждает мемуарный памфлет близкого друга Ивана Грозного — Андрея Курбского, который пишет: «После смерти родителей Ивана воспитывали «бояре, на их языке, -соревнуясь друг с другом, льстя и угождая ему в его сластолюбии и похоти, — себе и детям своим на беду. А когда начал он подрастать, лет в двенадцать, . начал сначала проливать кровь животных, швыряя их с большой высоты -с крылец. а воспитатели льстили ему, позволяли это, расхваливали его, на свою беду научая ребенка. Когда же стало

© Нелюбина В.Ю., 2015

ему лет пятнадцать и больше, тогда начал он и людей бросать и, собрав вокруг себя толпы молодежи из детей и родственников названных сенаторов, стал разъезжать с ними на конях по улицам и площадям, скача повсюду и носясь неблагопристойно, бить и грабить простых людей, мужчин и женщин» [2]. Возможно, поведение двенадцатилетнего Ивана связано с переходным возрастом. Можно предположить, что такое частое явление среди подростков как быстрое увеличение веса, роста, развитие вторичных половых признаков, было и у будущего царя. Эти новшества, скорее всего, пугали подростка, что и привело к бунту против норм общества и выразилось в актах хулиганства, агрессии, неуправляемости. В этот тяжелый момент времени у подростка была возможность просить совета только у бояр, которые были не заинтересованы в более мягком прохождении пубертатного периода, они наоборот только стимулировали и поощряли жестокие поступки Ивана.

С 17 лет, судя описаниям Андрея Курбского, начинаются убийства в среде знати: «Вначале убили они храбрейшего стратега, влиятельного человека благородного происхождения по имени князь Иван Бельский, который был из рода литовских князей и находился в родстве с польским королем Ягайлой. Был он не только мужествен, но и большого ума и имел неплохой опыт в священном Писании» [2]. Также были убиты князь Андрей Шуйский, князь Иван Кубенский, Федор и Василий Воронцовы, Федор Невежа, Михаил Трубецкой, князь Иван Дорогобужский.

Иван Грозный с началом опричнины стал ещё более мнительным. Он боялся заговоров и покушений на его жизнь. Если до Ивана Васильевича доходит информация о доносчиках и клеветниках, то он, по сведению Ал. Шлихтинга не проверяет её, «лишь бы только иметь удобный случай для погибели людей . и немедленно зовет убийц, своих Опричников, чтобы они взяли такого-то и вслед затем на глазах у владыки либо рассекли на куски, либо отрубили голову, либо утопили, либо бросили на растерзание собакам или медведям» [6]. При случае того, что царь вызывает к себе знатного человека, то он «прощается с женой, детьми, друзьями, как бы не рассчитывая их никогда видеть. Он питает уверенность, что ему придется погибнуть или от палок, или от секиры, хотя бы он и сознавал, что за ним нет никакой вины» [6].

Таким образом, с легкой руки Ивана Васильевича погибло большое количество людей. Почему же он был таким безжалостным? С детства Иван был робким, но вскоре детская робость превратилась в нервную пугливость, мнительность, впечатлительность, самовнушение. Часто ему приходилось видеть боярскую вседозволенность, казни, убийства, разбои, восстания. Его наставники бояре не занимались его воспитанием: будущему царю разрешалось заниматься всем, чем он пожелает. У бояр часто не находилось ни времени, ни желания заниматься воспитанием маленького Ивана. Это стало причиной того, что Иван не смог сформировать внутренний барьер между «хорошо» и «плохо».

Пожар в Москве 21 июня 1547 г., когда сгорело 25 тысяч домов, 1700 человек погибли, 80 тысяч человек остались без крова, оставил неизгладимое впечатление на Ивана. Он писал об этом: «от этого вошел страх в душу мою и трепет в кости мои, и смирился дух мой» [3, С.204]. Андрей Курбский считал этот пожар следствием бесчеловечной деятельности царя и ответом Бога на данные действия. Вот как он писал об этом: «Но когда стал он потом превосходить меру в бесчисленных своих преступлениях, то господь, смиряя его свирепость, послал на великий город Москву громадный пожар».

Мы можем говорить о том, что на формирование личности Ивана повлияли многие факторы, как те, что зависят от него, так и не зависящие. Историки описывали уже сложившуюся личность, а о том, что могло на нее повлиять всего лишь догадки, основанные на мнениях иностранцев и современников Ивана Грозного. Так каким же представляется нам Иван Грозный со страниц мемуаров иностранных путешественников? Прежде всего, жестоким, властолюбивым, мнительным, эгоистичным, беспощадным человеком. Но, по моему мнению, действия Ивана Грозного несколько преувеличены и на самом деле он был не таким жестоким, каким он нам предстает со страниц мемуаров путешественников.

1.Горсей Дж Путешествие сэра Джерома Горсея. //Иностранцы о древней Москве. Москва XV-XVII веков. М., 1991. С. 98-99, 102.

2.Курбский А.М. «История о Великом князе московском» //[Электронный ресурс] // Глава I. Юность Иоанна (1534-1552): сайт. — URL https://www. sedmitza.ru/lib/text/438695/ (дата обращения 20.04.2015).

3.Сахаров А.Н., Буганов В.И. История России с древнейших времен до XVII в. М., 2012. С. 204.

4.Фомина О. Иван Грозный. Жестокий правитель. М., 2014. С. 238.

5.Фоскарино М. Историческое сказание о Московском государстве, сочиненное венецианским послом Фоскарино. // Иностранцы о древней Москве. Москва XV-XVI веков. М., 1991. С. 54.

Современники и историки об Иване Грозном

Иван Васильевич Грозный (Часть 10)

«До сих пор история правления первого русского царя излагается по заложенной еще Н.М. Карамзиным на основе сочинений Курбского схеме «двух Иванов»: хорошего государя в 1550-е гг., времени реформ, времени правления «Избранной рады», и необузданного тирана после 1560 г., после смерти царицы Анастасии, разгона «Избранной рады» и «облютения» царя. Существование данной схемы — самый главный след в истории, который сумел оставить Курбский. Его глазами историки и литераторы смотрят на Россию XVI в. вот уже больше 300 лет».
Филюшкин А.И. (доктор исторических наук)

«Злодей, зверь, говорун-начетчик с подьяческим умом, – и только. Надо же ведь, чтобы такое существо, потерявшее даже образ человеческий, не только высокий лик царский, нашло себе прославителей»
Погодин М.П. (российский академик XIX века)

«Иван IV был первый из московских государей, который узрел и живо почувствовал в себе царя в настоящем библейском смысле, помазанника Божия. Это было для него политическим откровением, и с той поры его царственное я сделалось для него предметом набожного поклонения. Он сам для себя стал святыней и в помыслах своих создал целое богословие политического самообожания в виде ученой теории своей царской власти. Тоном вдохновенного свыше и вместе с обычной тонкой иронией писал он во время переговоров о мире врагу своему Стефану Баторию, коля ему глаза его избирательной властью: «Мы, смиренный Иоанн, царь и великий князь всея Руси по Божию изволению, а не по многомятежному человеческому хотению».»
Ключевский В.О. (российский академик XIX века)

«Как это ни покажется удивительным, но в научной литературе не обращалось внимание на то, что ни один из современников царя не называет его «Иваном Грозным». И даже в фольклоре XVI–XVII вв., допускающем вольные переосмысления, четко выдерживается определенное, очень продуманное отношение к этому слову. «Грозный» в фольклоре — это прилагательное, не превращенное в имя собственное.

«Отвечает Кастрюк-Мастрюк: «Говорит Грозный царь, Иван Васильевич»; «Во матушке было в каменной Москве, / При Грозном царе Иване Васильевиче»; «Другой борец идет Иванушка маленький. / «Уж ты здравствуй, Грозный царь Иван Васильевич!» и т. д. и т. п. И ни разу — Иван Васильевич Грозный: это значит, что современники и ближайшие потомки твердо знали, что царя нельзя подобным образом именовать. Судя по всему, причина запрета заключается в том, что слово «Грозный» как предикат уже употреблялось, и достаточно широко, но применительно к небесным силам вообще и Архангелу Михаилу в частности. Как бы ни уподоблялся царь Богу, но небесная иерархия была выше любой земной. По всей видимости, именно из фольклора слово это, при посредничестве В. Н. Татищева, перекочевывает в науку, но уже с иным смыслом и как имя собственное русского царя».
Юрганов А.Л. (профессор РГГУ)

Читать еще:  Ближайшая поминальная суббота в 2018 году

«Своеобразие идеологической позиции Ивана Грозного в том именно и заключалось, что идея нового государства, воплощающего правую веру, «изрушившуюся» во всем остальном мире, начисто освобождалась у него от прежних вольнодумных и социально-реформаторских черт и становилась официальной идеологией уже существующего «православного истинного христианского самодержавства». Главной задачей становились поэтому не реформы в государстве, а защита его от всех антигосударственных сил, которые «растлевают» страну «нестроением и междоусобными браньми». Разделяя пересветовскую враждебность к «вельможам», царь делал отсюда один важный вывод: негодных и «изменных» бояр должны были сменить новые люди».
Лурье Я.С. (советский филолог и историк)

«Грозный, которого некоторые историки считают воплощением абсолютизма, на самом деле, несмотря на все свои жестокости, был одним из русских государей, наиболее чутким к народной воле. Желая оградить народ от хищений бояр, царь учредил систему областного самоуправления, которая, не будь Смутного Времени и последующей разрухи, смогла бы предотвратить некоторые пагубные результаты Петровых реформ.

В управительной системе Грозного заметно желание сблизить царский престол с жизнью всех сословий путем привлечения толковых людей, независимо от их рода. Царь, говоривший, что ему — выше других поставленному, тем самым виднее то, что не видит «куриное око», предвидя вред бюрократии, т. е. чиновничества, опираться на живые силы государства, самоуправляющиеся под верховенством царской власти. Грозный обратил также большое внимание на земские соборы, созываемые государями для решения важнейших дел. Сам состав соборов указывает нам на пользу этого характерного для Московской Руси учреждения. В соборах принимали участие выборные служилые и тяглые люди со всего государства, благодаря чему их мнения, не в пример западным парламентам современных демократий, подлинно выражали народные настроения и чаяния.

Так, в 1566 г. земский собор в Москве призван был решать важнейший вопрос внешней политики — войны или мира с Литвой, и Иван IV поступил согласно соборному приговору. Один этот факт полностью разрушает обвинение Грозного в абсолютизме».
Воейков Н.Н. (генерал-майор свиты ЕИВ, русский историк)

«Послания Ивана Грозного Курбскому — это уникальный религиозно-философский памятник, ибо в них впервые в русской истории сам государь полностью, в законченном виде сформулировал, исторически и религиозно-философски обосновал основные принципы самодержавной власти русских монархов. Один из важнейших принципов — полнота самодержавной власти. Иван Грозный и утверждает необходимость и возможность только неограниченно самодержавного, единовластного правления в России, если Российское царство хочет исполнить возложенную на него вселенскую миссию по утверждению истинного православия. В этом заключался кардинальный политический разрыв Ивана Грозного и с «Избранной радой», и с «нестяжательской » традицией.

Государь формулирует и второй принцип — Божественное происхождение самодержавной власти. Более того, Иван Грозный обосновывает тезис богоизбранности самого государя. И никто не имеет права покушаться на его власть. «Кто противится такой власти — противится Богу!» — восклицает он.

И, наконец, третий принцип самодержавной власти: главный смысл власти русского самодержавного государя состоит в том, чтобы нести свет истины по всему миру, устроить и свою страну, а то и весь мир по Божественным Заповедям. Иван Васильевич писал: «Я же усердно стараюсь обратить людей к истине и свету, чтобы познали единого истинного Бога, в Троице славимого, и данного Богом государя. »

Итак, в Первом послании Курбскому Иван Грозный впервые свел в единую систему основные принципы самодержавной власти русских государей. Но понимание методов воплощения этих принципов в реальную историческую практику связано уже исключительно сличными качествами Ивана Грозного, с его личным мировоззрением, как политическим, так и религиозно-мистическим. Иван Грозный понимал суть царской власти — как разновидность монашеского подвига. Вот и приоткрывается, как кажется, тайна Ивана Грозного. Все его деяния, все его поступки объясняются в первую очередь своеобразным религиозно-мистическим мировоззрением первого русского царя».
Перевезенцев С.В. (профессор МГУ)

«Развратники (новые советники царя после удаления Сильвестра и Адашева. — Сост.), указывая царю на печальные лица важных бояр, шептали: «Вот твои недоброхоты! Вопреки данной ими присяге, они живут адашевским обычаем, сеют вредные слухи, волнуют умы, хотят прежнего своевольства». Такие ядовитые наветы растравляли Иоанново сердце, уже беспокойное в чувстве своих пороков; взор его мутился; из уст вырывались слова грозные. Обвиняя бояр в злых намерениях, в вероломстве, в упорной привязанности к ненавистной памяти мнимых изменников, он решился быть строгим и сделался мучителем, коему равного едва ли найдем в самых Тацитовых летописях!

Не вдруг, конечно, рассвирепела душа, некогда благолюбивая: успехи добра и зла бывают постепенны; но летописцы не могли проникнуть в ее внутренность; не могли видеть в ней борения совести с мятежными страстями; видели только дела ужасные и называют тиранство Иоанново чуждою бурею, как бы из недр ада посланною возмутить, истерзать Россию».
Карамзин Н.М. (русский историк XIX века)

«Ливонская война началась до опричнины и закончилась после ее крушения. Между тем они были тесно связаны в различных отношениях. Они были порождены одними и теми же причинами — явным расколом царя со своими ближайшими советниками и стремлением его к безграничной власти. Именно поражения на фронтах Ливонии побудили царя окончательно отказаться от земского строя и придумать для себя «опричнину». Введение же опричнины в конечном счете привело к поражению России в Ливонской войне».
Кузьмин А.Г. (советский профессор, МГУ)

«Иван Грозный стремился распространить на мирскую жизнь идеал жизни монашеской, собираясь решать мирские проблемы методами монашеского подвижничества, и, прежде всего, методом «истязания плоти».

Создается впечатление, что, считая себя воплощением Божественного Замысла на земле, Иван Грозный внутренне уверился и в том, что он имеет полное и несомненное право относиться к собственному государству и к собственному народу, как к телу, которое необходимо истязать, подвергать всяческим мучениям, ибо только тогда откроются пути к вечному блаженству. И только пройдя через страх Божий в его самом непосредственном, телесном выражении, Российское государство, ведомое своим государем-иноком, придет к «истине и свету».

Вот и должен он вести святую войну против всех врагов правой веры, и прежде всего против бояр-злобесников, посягающих на его Богом данную власть. Поэтому казни и преследования, совершаемые государем, вовсе не плод его больной воспаленной фантазии, не следствие самодурства и нравственной распущенности. Это — совершенно сознательная борьба с изменниками Богу, с теми, кем овладел бес, кто предал истинную веру. Иван Грозный, карая измену, последовательно и целенаправленно отсекал от «плоти» Русского государства все греховное.

И разделение государства на две части — земщину и опричнину — объясняется помимо всего прочего еще и тем, что земщина представляет собой часть «плоти» единой Русской земли, которую государь подверг жесточайшему истязанию, дабы проучить врагов православия и поселить в их душах страх Божий. Потому и войско опричное изначально строилось по принципу военно-монашеского ордена, главой которого является сам царь, исполнявший обязанности игумена».
Перевезенцев С.В. (профессор МГУ)

«Опричнина стала в руках царя орудием, которым он просеивал всю русскую жизнь, весь ее порядок и уклад, отделял добрые семена русской православной соборности и державности от плевел еретических мудрствований, чужебесия в нравах и забвения своего религиозного долга.

Ревностно и неукоснительно исполнял царь со своими опричниками весь строгий устав церковный. Как некогда богатырство, опричное служение стало формой церковного послушания – борьбы за воцерковление всей русской жизни, без остатка, до конца. Ни знатности, ни богатства не требовал царь от опричников, требовал лишь верности».
Иоанн (Снычёв), Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский

« В те годы (в годы правления «Избранной рады». — Сост.), как я уже говорил, был царь наш в смирении и хорошо царствовал, и по пути Господня закона шествовал. Тогда, по словам пророка: «Без усилий Господь врагов его смирил», и на страны, посягнувшие на народ христианский, возлагал Он руку Свою. Ведь волю человеческую Господь прещедрый больше милостью направляет на добрые дела и укрепляет ее в этом, нежели наказанием, если же человек закоренелый в зле и непокорным окажется, тогда наказанием, с милосердием смешанным; ну а если он неисцелим, тогда казнит в назидание тем, кто пожелал бы жить не по закону. И добавил Он ко всему еще один дар, как уже говорил, награждая и утешая в покаянии пребывающего царя христианского. В те же годы, или немного раньше, даровал ему Бог к Казанскому еще и другое царство — Астраханское. »

«Неужели не видишь, о царь, к чему привели тебя человекоугодники? И каким сделали тебя любимые твои маньяки? И как свергли вниз и поразили проказой прежде святую и вечную, покаянием украшенную совесть души твоей? А если нам не веришь, понапрасну называя нас лживыми изменниками, да прочтет величество твое в Слове об Ироде златовещательными устами изреченном. «Ирод, говорил он, мучитель граждан и воинов, разбойник, друзей своих губитель». Твое же величество от преизлишней злости не только друзей губителем стал, но и всей Святорусской земли с кромешниками твоими разорителем, домов грабителем и убийцей сыновей. От этого, Боже, сохрани тебя и не допусти этому случиться, Господи Царь веков!»
Курбский А.М. (князь-перебежчик, современник Грозного)

«Благочестивый же тот царь и великий князь всея Руси Иван Васильевич (Иван Грозный. — Сост.) был разумом славен и мудростью украшен, и богатырскими победами славен, и в ратном деле весьма искусен, и во всем царском правлении достохвально себя проявил, великие и невиданные победы одержал и многие подвиги благочестия совершил. Царским своим неусыпным правлением и многой премудростью не только подданных богохранимой своей державы поверг в страх и трепет, но и всех окрестных стран иноверные народы, лишь услышав царское имя его, трепетали от великой боязни. О прочих же его царских добродетельных делах скажем в своем месте».
Патриарх Иов (первый русский патриарх, современник Грозного)

«Как бы мы ни смотрели на Ивана Грозного, царствование его, конечно, одно из замечательнейших в русской истории; а мы, даже до сих пор, все больше обращаем внимание на психологический характер его жестокостей, как будто в них вся сущность дела. Не то же ли это самое, что судить о последней американской войне по одним ее ужасам, о царствовании Петра по розыскам и казням, о нашем призвании в Польше и Западном крае по судьбе враждебного нам элемента? Смотреть так на историю значит заранее отказаться от понимания величайших исторических эпох и событий. Ни в чем наше умственное несовершеннолетие не выказывается так осязательно, как в том, что мы не только не понимаем, но почти не знаем царствования Ивана IV и даже мало им интересуемся, воображая, что, и не изучив его, можно понимать русскую историю; а между тем эпоха Грозного, по своему значению во внутреннем развитии Великороссии, есть преддверие к эпохе Петра и имеет с ней глубочайшую связь».

«Все то, что защищали современники Иоанна, уничтожилось, исчезло; все то, что защищал Иоанн IV, развилось и осуществлено; его мысль так была живуча, что пережила не только его самого, но века, и с каждым возрастала и захватывала больше и больше места. Неужели он был не прав. От ужасов того времени нам осталось дело Иоанна; оно-то показывает, насколько он был выше своих противников».
Кавелин К.Д. (магистр права, МГУ, XIX век)

Образ Ивана IV Грозного в записках иностранных путешественников Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Нелюбина Венера Юрьевна

В данной статье мы анализируем записки иностранцев, сравниваем их с традиционными источниками современников Ивана IV, в данном случае мы используем записи Андрея Курбского с целью составить образ Ивана Грозного .

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Нелюбина Венера Юрьевна

IMAGE IVAN IV IN THE NOTES OF FOREIGN TRAVELERS

In this article we analyze the notes foreigners compare them with the traditional sources of contemporaries of Ivan IV, in this case, we use writes Andrei Kurbsky, with a view to compose the image of Ivan the Terrible .

Текст научной работы на тему «Образ Ивана IV Грозного в записках иностранных путешественников»

Нелюбина Венера Юрьевна

Студентка исторического факультета 3 курса

Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет, Пермь, Россия

ОБРАЗ ИВАНА IV ГРОЗНОГО В ЗАПИСКАХ ИНОСТРАННЫХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

Nelyubina Venera Y.

Student of the faculty of History third — year

Perm State Humanitarian Pedagogical University, Perm, Russia IMAGE IVAN IV IN THE NOTES OF FOREIGN TRAVELERS

Аннотация. В данной статье мы анализируем записки иностранцев, сравниваем их с традиционными источниками современников Ивана IV, в данном случае мы используем записи Андрея Курбского с целью составить образ Ивана Грозного.

Ключевые слова: Иван Грозный, иностранные послы

Abstract. In this article we analyze the notes foreigners compare them with the traditional sources of contemporaries of Ivan IV, in this case, we use writes Andrei Kurbsky, with a view to compose the image of Ivan the Terrible.

Key words: Ivan the Terrible, foreign ambassadors

В данной статье мы анализируем записки иностранцев, сравниваем их с традиционными источниками современников Ивана IV, в данном случае мы используем записи Андрея Курбского — ближайшего приближенного царя с целью составить образ Ивана Грозного. Мы стремимся выяснить, насколько правдивы воспоминания иностранных гостей и подданных об Иване Грозном и стремимся воссоздать настоящий образ Ивана Васильевича. Актуальность работы заключается, во — первых, в том, что, записки путешественников носят мемуарный субъективный характер. Во — вторых, они написаны извне, что представляет большую ценность для сравнения их с традиционными источниками.

В процессе работы были использованы следующие источники: «Историческое сказание о Московском государстве, сочиненное венецианским послом Фоскарино» Марко Фоскарино, «Путешествие сэра Джерома Горсея», «Рассуждение о делах Московии Франческо Тьеполо» Тьеполо, «Описание Москвы» Александра Гваньини, «История о великом князе московском» Андрея Михайловича Курбского.

Иван Грозный — это противоречивая фигура в истории. Его деятельности нет однозначной оценки, мотивы его деятельности иногда непонятны ни как его современникам, ни современным исследователем. Был ли он с детства подвержен влиянию окружения, страстями, пороками, которые привели к психической болезни — паранойе, с чем связана тирания во время его правления, как считают Н.М. Карамзин, А. Г. Кузьмин (психологическая точка зрения). С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, К.Д. Кавелин, С.Ф. Платонов, С.Б. Веселовский, А.А. Зимин стали представителями социологической точки зрения — Иван Грозный объективно способствовал усилению Российского государства, а субъективно стал тираном. Есть и третья точка зрения во главе князем А.М. Курбским, Г.П. Федотова, А.Л. Юрганова, С.В. Перевезенцева, А. И. Филюшкина, И.П. Фроянова, митрополита Иоанна. Они считали, что деятельность Ивана была антихристианской, его религиозные идеи стали основой его действий. Курбский же говорил, что царем завладел сатана.

Читать еще:  В какие дни поминать усопших

Мнение историков основывалось на представлениях современников Ивана Грозного. Мы же будем опираться на взгляды иностранных послов и гостей нашей страны.

Например, Д. Горсей заметил честолюбие, вспыльчивость, жестокость, красоту, ум, способности [1, С. 102]. «Царь наслаждался, купая в крови свои руки и сердце изобретая новые пытки и мучения, приговорам к казни тех, кто был наиболее предан и любим его подданным» [1, С. 102]. М. Фоскарино добавляет «Очень умен и великодушен» [6, С. 54]. А немецкий посол Даниил Принц писал: «Он так склонен к гневу, что, находясь в нём, испускает пену, словно конь, и приходит как бы в безумие; в таком состоянии он бесится также и на встречных Жестокость, которую он часто совершает на своих, имеет ли начало в природе его, или в низости (malitia) подданных, я не могу сказать. . Сам он грубых нравов; ибо он опирается локтями на стол, и так как не употребляет никаких тарелок, то ест пищу, взяв её руками, а иногда недоеденное кладет опять назад в чашку (in patinam). Прежде чем пить или есть что-нибудь из предложенного, он обыкновенно знаменует себя большим крестом и взирает на повешенные образа Девы Марии и Святого Николая» [5, С. 238]. Последние строки показывают на большую религиозность и набожность царя. Но как он сам сознается в ответном письме Андрею Курбскому, ему не всегда удавалось следовать христианским традициям, за что вину он видит в ближайших друзьях.

Мнение, сложенное иностранцами об Иване IV подтверждает мемуарный памфлет близкого друга Ивана Грозного — Андрея Курбского, который пишет: «После смерти родителей Ивана воспитывали «бояре, на их языке, -соревнуясь друг с другом, льстя и угождая ему в его сластолюбии и похоти, — себе и детям своим на беду. А когда начал он подрастать, лет в двенадцать, . начал сначала проливать кровь животных, швыряя их с большой высоты -с крылец. а воспитатели льстили ему, позволяли это, расхваливали его, на свою беду научая ребенка. Когда же стало

© Нелюбина В.Ю., 2015

ему лет пятнадцать и больше, тогда начал он и людей бросать и, собрав вокруг себя толпы молодежи из детей и родственников названных сенаторов, стал разъезжать с ними на конях по улицам и площадям, скача повсюду и носясь неблагопристойно, бить и грабить простых людей, мужчин и женщин» [2]. Возможно, поведение двенадцатилетнего Ивана связано с переходным возрастом. Можно предположить, что такое частое явление среди подростков как быстрое увеличение веса, роста, развитие вторичных половых признаков, было и у будущего царя. Эти новшества, скорее всего, пугали подростка, что и привело к бунту против норм общества и выразилось в актах хулиганства, агрессии, неуправляемости. В этот тяжелый момент времени у подростка была возможность просить совета только у бояр, которые были не заинтересованы в более мягком прохождении пубертатного периода, они наоборот только стимулировали и поощряли жестокие поступки Ивана.

С 17 лет, судя описаниям Андрея Курбского, начинаются убийства в среде знати: «Вначале убили они храбрейшего стратега, влиятельного человека благородного происхождения по имени князь Иван Бельский, который был из рода литовских князей и находился в родстве с польским королем Ягайлой. Был он не только мужествен, но и большого ума и имел неплохой опыт в священном Писании» [2]. Также были убиты князь Андрей Шуйский, князь Иван Кубенский, Федор и Василий Воронцовы, Федор Невежа, Михаил Трубецкой, князь Иван Дорогобужский.

Иван Грозный с началом опричнины стал ещё более мнительным. Он боялся заговоров и покушений на его жизнь. Если до Ивана Васильевича доходит информация о доносчиках и клеветниках, то он, по сведению Ал. Шлихтинга не проверяет её, «лишь бы только иметь удобный случай для погибели людей . и немедленно зовет убийц, своих Опричников, чтобы они взяли такого-то и вслед затем на глазах у владыки либо рассекли на куски, либо отрубили голову, либо утопили, либо бросили на растерзание собакам или медведям» [6]. При случае того, что царь вызывает к себе знатного человека, то он «прощается с женой, детьми, друзьями, как бы не рассчитывая их никогда видеть. Он питает уверенность, что ему придется погибнуть или от палок, или от секиры, хотя бы он и сознавал, что за ним нет никакой вины» [6].

Таким образом, с легкой руки Ивана Васильевича погибло большое количество людей. Почему же он был таким безжалостным? С детства Иван был робким, но вскоре детская робость превратилась в нервную пугливость, мнительность, впечатлительность, самовнушение. Часто ему приходилось видеть боярскую вседозволенность, казни, убийства, разбои, восстания. Его наставники бояре не занимались его воспитанием: будущему царю разрешалось заниматься всем, чем он пожелает. У бояр часто не находилось ни времени, ни желания заниматься воспитанием маленького Ивана. Это стало причиной того, что Иван не смог сформировать внутренний барьер между «хорошо» и «плохо».

Пожар в Москве 21 июня 1547 г., когда сгорело 25 тысяч домов, 1700 человек погибли, 80 тысяч человек остались без крова, оставил неизгладимое впечатление на Ивана. Он писал об этом: «от этого вошел страх в душу мою и трепет в кости мои, и смирился дух мой» [3, С.204]. Андрей Курбский считал этот пожар следствием бесчеловечной деятельности царя и ответом Бога на данные действия. Вот как он писал об этом: «Но когда стал он потом превосходить меру в бесчисленных своих преступлениях, то господь, смиряя его свирепость, послал на великий город Москву громадный пожар».

Мы можем говорить о том, что на формирование личности Ивана повлияли многие факторы, как те, что зависят от него, так и не зависящие. Историки описывали уже сложившуюся личность, а о том, что могло на нее повлиять всего лишь догадки, основанные на мнениях иностранцев и современников Ивана Грозного. Так каким же представляется нам Иван Грозный со страниц мемуаров иностранных путешественников? Прежде всего, жестоким, властолюбивым, мнительным, эгоистичным, беспощадным человеком. Но, по моему мнению, действия Ивана Грозного несколько преувеличены и на самом деле он был не таким жестоким, каким он нам предстает со страниц мемуаров путешественников.

1.Горсей Дж Путешествие сэра Джерома Горсея. //Иностранцы о древней Москве. Москва XV-XVII веков. М., 1991. С. 98-99, 102.

2.Курбский А.М. «История о Великом князе московском» //[Электронный ресурс] // Глава I. Юность Иоанна (1534-1552): сайт. — URL https://www. sedmitza.ru/lib/text/438695/ (дата обращения 20.04.2015).

3.Сахаров А.Н., Буганов В.И. История России с древнейших времен до XVII в. М., 2012. С. 204.

4.Фомина О. Иван Грозный. Жестокий правитель. М., 2014. С. 238.

5.Фоскарино М. Историческое сказание о Московском государстве, сочиненное венецианским послом Фоскарино. // Иностранцы о древней Москве. Москва XV-XVI веков. М., 1991. С. 54.

Как Иван Грозный проиграл свою последнюю шахматную партию: Что происходило в Кремле в день, когда не стало царя

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Естественный финал жизни самодержца и тирана?

Правление Ивана Васильевича знало два этапа. В течение первого царствовал государственный деятель и реформатор, с юношеских лет принимавшим взвешенные и продуманные решения по управлению страной.
Титул великого князя достался Ивану уже в три года, когда его отец, Василий III, умирая, успел назначить для малолетнего преемника совет, названный Семибоярщина – задолго до той Семибоярщины, что возьмет на себя управление государством в Смутное время 1610-1612 годов. Со смертью великого князя Василия в 1533 году еще более усилилось влияние матери Ивана, Елены Глинской, ее родственников и фаворита Ивана Овчины Телепнева-Оболенского.

Впрочем, от матери-регента нового государя довольно быстро избавились – в 1538 она умерла, по-видимому, будучи отравлена боярами. Фаворит княгини умер в заключении. Сестра его, Агриппина Федоровна, была приставлена нянькой к малолетнему правителю и провела рядом с будущим царем большую часть жизни.

Великий князь Иоанн правил с помощью бояр. В возрасте шестнадцати лет он принял два важных решения: венчаться на царство и выбрать себе невесту. И если второе было делом обычным, только созывай девиц на смотр, то принятие титула царя знаменовало новую эпоху в истории российского государства. Царь в глазах иностранцев приравнивался к императору, в то время как великого князя именовали великим герцогом. К тому же все больше церковных деятелей выдвигало идею о божественной природе власти, Москва перенимала таким образом традиции разгромленного османами Константинополя, еще недавнего оплота православия.

В семнадцать Иван был уже царем и мужем, он взялся за земскую и губную реформы принял сборник законов – Судебник, осуществил несколько походов на Казань расширял территорию Русского царства. По воспоминаниям современников, царь был крепкого сложения, здоров, хорош собой, отличался необычно большим для того времени ростом – около 180 см.
Переломным в характере Ивана стал, по-видимому, 1560 год, когда скончалась царица, Анастасия Захарьина-Юрьева. Эта потеря сильно отразилась на личности царя, к тому же все указывало на то, что супруга Иоанна была отравлена. С ядами в царской семье вообще складывалась особая история – из жен Ивана от отравы погибли по меньшей мере две. Есть версия, что опасаясь за собственную жизнь и здоровье, Иван Грозный на протяжении многих лет принимал в малых количествах мышьяк, вырабатывая устойчивость к яду. Подобное же практиковал и его сын Иван, погибший то ли от рук обезумевшего родителя, то ли по другой причине.

Как бы то ни было, а лютовать Грозный начал большей частью во вторую половину своего царствования, похоронив первую жену. Из записок современников царя известно, что Иоанн не только был склонен к необычайной жестокости, но и предавался разврату. Это сочеталось с периодами раскаяния и замаливания грехов – царь считал себя искренне верующим в Бога, окружал себя юродивыми и, кстати, сильно их боялся.

От какой болезни страдал Иван Грозный?

Конец зимы 1584 года для уже больного и слабеющего царя ознаменовался еще и дурным предзнаменованием: в небе над Москвой появилась комета, и событие это Иван Грозный принял на свой счет. Ко двору были созваны волхвы и колдуны, как говорят, из северных земель, чтобы дать царю ответ на вопрос о судьбе царя. Любопытно, что по каким-то причинам колдуны указали царю точную дату его смерти – 18 марта.

К тому времени царь уже долгое время не мог ходить – ему причиняли сильную боль наросты на костях, остеофиты, обнаруженные в новое время при проведении экспертизы останков. От царя дурно пахло, на теле его были язвы. 10 марта по причине плохого самочувствия правителя была отменена встреча с литовским послом. Казалось, конец уже близок, но нет – в последующие дни силы вернулись к Ивану, до такой степени, что он велел объявить колдунам, что если пророчество не сбудется, их сожгут заживо.
Наступило 18 марта. С утра Иван приказал принести ему духовную – завещание. Свою последнюю волю царь писал и дорабатывал многократно, по разным поводам — во время своей тяжелой болезни 1553 года, после смертей цариц или царских сыновей, завоеваний новых земель, во время своего отречения от трона в пользу хана Симеона Бекбулатовича в 1575 году. После работы над завещанием царь отправился в баню, где провел больше трех часов. Чувствуя себя бодрым и «освеженным», царь велел подать шахматы. Партнером по игре предстояло быть боярину Родиону Биркину, а рядом с царем находились его фавориты: опричник Богдан Бельский и боярин Борис Годунов, на чьей сестре был женат наследник престола, Федор. Расставляя фигуры на шахматной доске, царь зажал в руке короля и внезапно «повалился навзничь». В возникшей суматохе принялись искать водку, лекарства, звали лекаря, но через некоторое время царь скончался.

По некоторым данным, уже после смерти царя к телу явился его духовник, Феодосий Вятка, совершив над царем, вопреки канонам, но, по всей видимости, согласно давней воле умершего, обряд пострижения в монахи. Хоронили Иоанна уже в монашеском облачении под именем, полученном при постриге, — Иона.

Убийство царя и передача власти послушному наследнику?

О том, как складывался день 18 марта 1584 года, известно из мемуаров Джерома Горсея, английского дипломата при русском дворе. Они и вызвали ряд двусмысленных толкований в связи с переводом. Например, нет однозначного мнения насчет перевода «был задушен», хотя считается, что Горсей прямо намекал на то, что царя убили, сначала дав ему яд, а затем удушив.

Вообще внезапность смерти царя сразу же породила толки о насильственной смерти – тем более, что после того, как царь впал в беспамятство, Годунов и Бельский некоторое время оставались с ним наедине.
Проведенная в 1963 году экспертиза останков царя показала – хрящевые ткани горла не были повреждены, то есть если Иоанна и душили, то не голыми руками, а, например, подушкой. Что касается первоначальной версии – об отравлении – по содержанию мышьяка в костях и в захоронении нормы превышены не были, а вот количество ртути оказалось превышено в два раза. Напрашивался, казалось бы, вывод о том, что царя отравили ртутьсодержащим ядом, но нельзя забывать, что в те времена этот элемент входил в состав популярных лекарственных средств, в том числе применявшихся при лечении сифилиса. Привычка брить голову, возможно, объяснялась выпадением волос – одним из симптомов хронического ртутного отравления.

Получал ли царь яд в виде лекарства от своего врача или был жертвой обмана, и отрава попадала к нему от одного из приближенных? В пользу отравления царя ядом косвенно говорит тот факт, что этим путем были убиты несколько представителей царской семьи – да и вообще популярность такого рода расправ в ту эпоху была очень высока – сказывалось и развитие аптекарского дела, и мода на приглашение химиков и знахарей из-за границы.
Смерть Иоанна Грозного запустила ряд довольно организованных и слаженных действий со стороны его бывших приближенных. В ту же ночь царевич Дмитрий вместе с матерью и родственниками – боярами Нагими – был отправлен в дальнюю вотчину в Углич. Ворота Кремля были заперты; Годунов, теперь уже возвысившийся до положения царского шурина, поставил в ружье стрелецкий гарнизон. Казна была опечатана. Переход власти к Федору Иоанновичу, несмотря на явное несоответствие наследника своей венценосной роли и на появившиеся слухи о насильственной кончине государя, был произведен без какой-либо смуты. Бельский, поначалу стоявший у руля при новом правителе, позже был оттеснен Годуновым и его сторонниками и отправлен в ссылку в Нижний Новгород.

Согласно реконструкции внешнего облика Ивана Грозного, да и по описаниям современников, царь под конец жизни выглядел совсем дряхлым стариком. Что не вполне обычно, ведь на момент смерти ему было лишь 53 года; Борис Годунов, умерший в том же возрасте, воспринимался совсем не старым человеком. Что это, следы неумеренной и жестокой жизни или следствие употребления каких-то химических препаратов? Вопрос остается открытым.

О том, как еще погибали правители давнего прошлого, читайте здесь.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector