1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Движение непоминающих внутри рпц

Церквей ваших не оставляйте

Как ревновать о вере, не уклоняясь в раскол

Знакомый мне священник перестал поминать Патриарха. Неизвестно, как далеко зашёл он в противлении, однако, боюсь, обычный «ревнительский» путь к расколу повторится. Почти в каждом подобном случае это выглядит сходно. Сначала человек не видит оснований своих поступков и мыслей. Он допускает своеволие и осуждение, будучи занят подробным критическим разбором слов и поступков вышестоящих лиц. Интересная мысль посещает его: сделать конфликт идейным. Право же, лучше представить это борьбой принципов, стоянием за правду, против экуменизма и унии, а вовсе не банальным брюзжанием в адрес начальства. Его, отца N, украсит роль защитника самого важного и дорогого, тогда как иерархи ‒ объекты его критики ‒ окажутся не просто людьми с несовершенствами, допускающими ошибки, но лицемерами и изменниками, посягнувшими на святое. По сему поводу примеряется тога ревнителя чистоты Православия, а пафосная театральность входит в привычку.

Печальная реальность разрыва канонической и литургической связи с иерархией терзает Поместные Церкви

Литургическое поминовение Патриарха и епархиального епископа – залог канонической общности, как бы маячок, подтверждающий своевременный выход на связь, распознавание «своего» от «чужого». Однако упоминание за богослужением «Великого отца и господина нашего Святейшего Кирилла, Патриарха Московского и Всея Руси и господина, преосвященного епископа С-ского…» болезненно отзывается в самолюбии, заставляя переживать униженность перед теми, чьи самые низкие, злодейские скрытые мотивы он раз за разом поставлял перед мысленным взором.

Увы, печальная реальность разрыва канонической и литургической связи с иерархией терзает Поместные Церкви. Не только Русскую, но и Элладскую, Сербскую, Румынскую, Болгарскую. Ежегодно значительное число клириков в разных местах «хлопают дверью», извещая о своем намерении отложиться. Видимая простота действия подталкивает новые души к совершению этого духовного самозаклания.

«Непоминающий»: этапы разрыва

В его устах обличение, в руках его знамя истины, он «истинный христианин», учитель веры

Отложиться от «зараженного ересью архиерея» – только начало. О, если бы «непоминающим» двигали соображения осторожности, благоговения, осознания хрупкости веры и опасения нечаянно пасть! Тогда бы он постарался выйти из отношений, смущающих совесть, прилепившись к архиерею, чье правоверие к него не вызывает сомнений. Зилота интересует другое. Не существует внутренних целей воздержания и самодисциплины. В его устах обличение, в руках его знамя истины, он «истинный христианин», учитель веры, подобен Максиму Исповеднику и Фотию, и долг его – одолеть изменников и врагов веры. Каждый шаг обставляется и провозглашается им наиболее громким образом.

Первый тупик: как быть с поминающими Патриарха? Множество друзей и братьев по вере оказываются на другом берегу стремнины. «Необходимо как-нибудь срочно заставить остальных думать, как я, присоединиться ко мне, а всего лучше ‒ поступить в послушание мне, иначе дело моё будет казаться слишком малозначительным, чтобы не сказать ‒ идиотской глупостью», ‒ рассуждает он. В попытках продавить идею отступничества иерархии ревнитель домышляет, расцвечивает в тона судьбоносного выбора цитаты из выступлений иерархов, отдельные эпизоды церковной дипломатии. Тут-то и происходят подлинное каноническое отступление и раскол, который, по словам Златоуста, не лучше ереси, и степень вины за который столь велика, что не смывается даже мученической кровью. Каноны разрешают блюсти совесть и не иметь общения с ложноучащими. Но прежде соборного определения не дозволяется выносить собственный суд и тем более обвинять в еретичестве кого-либо во всеуслышание.

Совестные дилеммы и полутона мало интересуют «истинного христианина». Он сыплет готовыми обвинительными вердиктами вроде: «лжепатриарх», «лжеепископы», «разбойничья иерархия», «христопродавцы», «иуды» и прочие. По одному собственному решению ему не составляет труда низвергнуть иерархию, перестать признавать духовные звания, считать своих оппонентов лишенными сана и благодати совершения таинств, называть по фамилиям… Постыдная самодеятельность!

Примитивная апология раскольников

Свое положение раскольник расценивает как определенное и прочное. Достаточно один раз сказать волшебную формулу: «Прещения в мой адрес еретичествующих епископов вменяю ни во что», ‒ и: «чик-чирик, я в домике», ‒ наступает состояние полной безмятежности. «Непоминающий» становится неуязвим и самодостаточен, не нуждается ни в засвидетельствовании своего канонического статуса, ни в субординации. Воистину памятник человеческой самоуверенности и утраты здравого смысла!

Раньше или позже «непоминающий» встанет перед фактом своего разрыва не с одной иерархией Церкви, но и с ее полнотой, продолжающей сохранять верность каноническому порядку. Выбор небогат: признать отступниками всех принадлежащих к мировым Поместным Церквям либо согласиться, что цели спасения души достигаются без диссидентских истерик с заламыванием рук и метанием громов и молний.

Раскольники с жаром предаются тому, что умеют и знают лучше всего, – продолжать раскалываться!

На данном моменте «истинное христианство» впадает в умоисступление. Анафемы и ругательства оказываются едва ли не единственным его вдохновением. Меж полюсов своего девиза ‒ «Ортодоксия или смерть» ‒ оно избирает второй, то есть смерть: неуклонное духовное разложение под отравляющим действием яда злословия.

Ряды зилотов разделяются. Некоторая часть всерьез считает себя последними и единственными на всем земном шаре хранителями истинного Православия; «умеренные» вступают в спор с этим самодовольным вздором. «Непримиримые» не сдаются, они упрямо стоят на своем. Их опасения несложно понять: а что, если в качестве не «единственно и исключительно истинной» их юрисдикция окажется никому не нужна?

На почве обсуждения отношения к мировым Поместным Церквям происходят многочисленные разделения. Раскольники с жаром предаются тому, что умеют и знают лучше всего, – продолжать раскалываться! Недавние соратники по борьбе, они хронически не переносят друг друга, огревают прещениями, извергают из сана, отлучают и признают благодать не действующей… Право, комично, если б не так грустно.

Болезненный, искривленный мир раскола

Ригоризм – сущностная основа движения «непоминающих». Ригорист не желает видеть сути дела, за которое взялся, а выбирает внешнюю видимость и служит ей. На увещания совести такой человек отвечает не делами совести, а удвоенным, утроенным упорством. Неважно, зло ли выходит из поступка или добро. С дотошностью он следует выбранной программе и игнорирует любые обстоятельства или отрицательные последствия своих действий.

То, что психология «непоминающих» представляет духовное повреждение и срыв, доказывает одновременно несколько признаков. Дробление – характернейший из них. Так же, как раскольники-старообрядцы некогда разделились на десятки толков и согласий, не имеющих общения друг с другом, современный мир «истинно православных церквей» составлен десятками юрисдикций, являющимися, как правило, не более чем сектами или самосвятами. В Греции насчитывается около 20 враждующих друг с другом раскольничьих групп; в России их около десяти.

В то же время внутреннее брожение охватывает большинство раскольничьих групп. Любой из «непоминающих» являет отдельную единицу, печётся о своей собственной неприкосновенности. Вот вам тайный, не афишируемый источник вдохновения: в вопросах вероучения быть самому себе головой, толковать каноны по собственному усмотрению. Лидеры раскольников признают: «Я боюсь положить запрет в служении на своего клирика даже на десять дней, поскольку он уйдет к другим». Некоторые и впрямь успели покочевать уже между нескольких юрисдикций. Чуть что-то не нравится – возникает желание нового, более «истинно православного» сообщества. Нередки самочинные хиротонии с нарушениями. Больно видеть, как, начав однажды с пристрастного исследования чужих прегрешений, «непоминающие» приходят к ужасающему расстройству канонической дисциплины.

Трудно понять, чего больше во всём этом: консерватизма и заботы о строгом следовании Преданию или же современного диссидентства и свободы слова? Зилотство оказывается знаком уныния и неспособности наладить собранную, аскетическую молитвенную жизнь. «Расцерковление» ‒ не в одном обмирщении; им сопровождается любая остановка в духовном развитии. Переход на позиции политизированного «протестного движения», пропагандистская война с иерархией вполне отвечают образу внутреннего застоя и охлаждения в вере.

Совет недоумевающим от Златоуста

«Церкви грозят две опасности, ‒ пишет известный греческий автор, архимандрит Епифаний (Феодоропулос), ‒ с одной стороны, приводимый в движение диаволом экуменизм, а с другой – душепагубный фанатизм, который в конце концов ведет к ужасным богохульствам и ересям и затемняет истину. Да убоимся этих зол, и да минуют они нас. Не будем уклоняться ни направо, ни налево, но шествовать – царским путем».

Немногочисленные примеры, в которых архиереи и клир прекращали поминовение священноначалия, всегда были вызваны чрезвычайной крайностью обстоятельств. Например, в обстановке жестоких советских гонений 1920–1930-х и неопределённости с наследованием поста Патриаршего Местоблюстителя некоторая часть Русской Церкви под началом митрополита Кирилла (Смирнова) отказалась подчиняться митрополиту Сергию (Страгородскому). Монастыри Афона после самовольного «снятия» Патриархом Афинагором анафем с католиков в 1965 г. прекращали на некоторый срок возношение его имени за литургией. Тем не менее Афон сегодня продолжает признавать каноническую юрисдикцию над собой Патриарха Варфоломея (Архонтониса), ведущего подчас рискованную экуменическую политику. Риторике ультиматумов большинство святогорского братства предпочитает тон братского вразумления своего Первоиерарха.

Не секрет, что для Русской Православной Церкви экуменизм, соглашательство также представляют проблему. Приходят на память размытые формулировки по церковно-дипломатическим и церковно-политическим вопросам, высказывания либерально настроенных священников и отдельных официальных лиц. Естественно не соглашаться с подобными заявлениями и оппонировать им. Однако не меньшее беспокойство вызывают назойливая раскольничья агитация и демарши «непоминающих». Необычайно легкомысленно и опасно отважиться на разрыв с Церковью в условиях, когда допускающие модернистские, расходящиеся с духом Предания сентенции находятся в меньшинстве, а соборный голос Поместной Церкви выражает здравое учение.

Пример разрешения дилеммы сложного морального выбора в церковной истории дает святитель Иоанн Златоуст. «Церквей ваших не оставляйте, общение (со священноначалием) имейте, дабы не произвести раскол в Церкви, а подписей своих (под сомнительными, противоречащими учению и канонам документами – А. Р.) не ставьте», ‒ говорил он своим ученикам накануне беззаконного изгнания из Константинополя. Вот общее правило для православных христиан, как ревновать о вере, не удаляясь в раскол. Благой выбор для христианина заключается в том, чтобы ограждать себя одновременно и от лжеучения, и от соблазнов личного произвола.

Открытое письмо бывшего семинариста РПЦ МП

Я окончил одну из провинциальных семинарий. Когда мы с товарищами поступили на первый курс, все были православными воцерковленными людьми. Лишь несколько человек попалось «залетных», которые ошиблись с выбором учебного заведения. Всех нас с первых же дней учебы неприятно удивил преподаватель, подстриженный на манер ксендза, в футболке и спортивных штанах. Впоследствии оказалось, что он иеромонах и помощник инспектора. Насторожили нас и студенты, уже окончившие первый курс. Некоторые из них открыто высказывали экуменические и латинские заблуждения, курили и ругались матом. Мы, новички, вступали с ними в диспуты и негодовали, но оказалось, что это лишь «цветочки», а «ягодки» нас ожидали впереди.

На втором курсе стало еще сложнее. Некоторые предметы вели иеромонахи, в прошлом окончившие МДА. Все они были стриженные и все с нескрываемой симпатией рассказывали о католичестве и экуменизме. Некоторые из них преподавали по католическим учебникам и книгам, заставляя нас наизусть заучивать огромные отрывки еретического содержания.

На втором курсе многие студенты увлеклись экуменической риторикой. Всем хотелось иметь хорошие оценки и слыть знатоком богословия. А для этого надо было пересказывать экуменические домыслы преподавателей или авторов экуменических учебников вроде Илариона (Алфеева).

В итоге в классе образовались три группы: филокатолики – самая многочисленная, ортодоксы – сторонники православных канонов и догматов, которые были в значительном меньшинстве; а в третью группу входили студенты, колебавшиеся между этими двумя «полюсами». Я тоже относил себя к третьей группе и старался больше присматриваться к тем и другим.

С каждым годом группа православных редела. К четвертому курсу расклад был такой: два ортодокса, человек шесть филокатоликов и остальных – двенадцать. Ортодоксам было нелегко: нередко приходилось выдерживать жесткий прессинг как от филокатоликов и их более умеренных собратьев, так и со стороны преподавателей католического направления. Студенты действовали грубостью, а преподаватели вливали яд экуменической ереси и католичества в души будущих священников. А ведь еще преподобный Исаак Сирин говорил: «Ничто так не располагает душу к богохульству, как чтение книг еретических».

Мои симпатии к ортодоксам сблизили меня с ними, но иногда меня посещал злой дух сомнения в вере и богохульства, который сеял в душе различные помыслы, говоря: «А может они (т.е. преподаватели и студенты католического и экуменического направления) правы? Может быть, действительно, католики – не еретики?» Борьба с этими сомнениями бывала иногда тяжелее, чем открытые дебаты.

Но постепенно я утвердился в православном понимании: ведь столько Святых Отцов ясно свидетельствуют, что католики – еретики!

Читать еще:  Как считать дни поминок после смерти

Преподобный Феодосий Печерский пишет: «Множеством ересей своих они всю землю обезчестили. Нет Жизни Вечной живущим в вере латинской». Святитель Марк Ефесский учит: «Мы отторгли от себя латинян не по какой иной причине, кроме той, что они еретики. Поэтому совершенно неправильно объединяться с ними. Латиняне не только раскольники, но и еретики. Церковь молчала об этом потому, что их племя гораздо больше и сильнее нашего». Преподобный Максим Грек говорит: «Я в своих сочинениях обличаю всякую латинскую ересь и всякую хулу иудейскую и языческую».

Однако, как свидетельствует русская народная пословица, «вода камень точит». Когда человеку изо дня в день настойчиво повторяют одно и то же – что католики не еретики, католичество не ересь, а частное богословское мнение и т.д., – тогда, если он не будет молиться и читать Святых Отцов, ему не устоять в Православии.

Этот рассказ – лишь об одном, далеко не самом худшем духовном учебном заведении.

В некоторых семинариях и академиях ситуация еще тяжелее. Самыми неблагополучными в этом отношении можно назвать Смоленскую семинарию, в которой допускаются к преподаванию католические патеры и ксендзы, а также Питерские семинарию и академию. Один мой знакомый студент, поступив в Санкт-Петербургскую Духовную академию и проучившись там год, перешел из Православия к баптистам.

В Белгородской епархии преподаватель духовного училища священник Владислав Сохин, начитавшись экуменической литературы и отравившись ее ядом, оставил Православие, принял ислам и в настоящее время пишет статьи против Православия. В этих статьях он ссылается на таких еретических авторов, как Кассиан (Безобразов) и др. А в библиотеке той семинарии, где я учился, такие книги выдавались свободно. Часто преподаватели рекомендовали их в качестве вспомогательной литературы для подготовки к сочинениям.

В МДА существует так называемая аспирантура при Отделе внешних церковных связей, из которой студентов посылают учиться в папский восточный институт и в другие католические и протестантские учебные заведения. Возвращаясь оттуда, эти «богословы» занимают руководящие и иные значимые должности в духовных учебных заведениях, а впоследствии – и в епископате РПЦ. Яркий пример – епископ Иларион (Алфеев), разделяющий ересь Оригена о временности мучений грешников в загробном мире и успешно продвигающийся все выше по карьерной лестнице.

Конечно, было бы крайностью повально обвинять всех студентов духовных академий и семинарий, а также их преподавателей в склонности к экуменизму и латинству. Есть в этой среде и верующие люди, которые в меру своих сил сопротивляются ересям. Среди них можно назвать иеромонаха Никанора (Лепешева) из Хабаровской Духовной семинарии. Однако, к сожалению, не они сейчас «задают тон» и «делают погоду» в духовных школах РПЦ, а такие крикуны, как протодьякон-баснослов Кураев, который разделяет ересь Феодора Мопсуетского, осужденную Шестым Вселенским Собором, а также протоиерей Владислав Цыпин, который с серьезным видом учит, что у еретиков есть благодать. Но кому мы должны больше верить? Цыпину, получающему за свое «богословие» зарплату, или святителю Василию Великому, черным по белому написавшему: «Ибо, хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от Церкви уже не имели на себе благодати Святаго Духа» (Первое правило).

Об атмосфере и общем настрое в духовных школах Патриарх Кирилл осведомлен прекрасно. Более того – он сам много лет усердно трудился над созданием именно такого духа. Знает он об этом, потому и призывает монахов учиться в семинариях, обвиняя их в мнимой необразованности. Но какой толк в образовании, если после такого обучения человек становится еретиком?

anti_kod

Проблемы обезличивания православных в нмп

Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня день памяти Воздвижения Животворящего Креста Господня, который напоминает нам(всем православным людям)
о том, что только через крест человечество восходит на Небеса. Что только такой путь — распятие миру, распятие своих страстей, ветхозаветного, испорченного человечества грехом, только путем крестоношения человек может войти в Царствие Небесное.
И вот, несмотря даже на Искупление, многие уклоняются от Спасительного Пути и уклоняют (увлекают) других.
Самое страшное, что те кому Доверил пасти, (или блюсти Виноградник Божий), уклоняются от своей задачи и волки приходят и расхищают стадо,( или гибнет Виноградник).

В этот день хотелось бы обратиться к Патриарху Кириллу с болью, которая снедает сердца многих православных, так же к Владыкам, духовенству, монахам, монашкам, мирянам о том, что сейчас творится в церкви православной.

В свое время покойный приснопамятный митрополит Антоний(Мельников) Новгородский и Ленинградский обратился к с открытым письмом к известному протоиерею Александру(Меню), вы, Владыка, были, если я не ошибаюсь, викарным епископом, и хорошо знаете ту ситуацию и то письмо.

Но вот только в то время Александр (Мень) провозглашал идеи о общем Богом с отступившими от Христа иудеями, которых Господь через Иоанна Богослова в Откровении называет «сборищем сатанинским», которые распяли Господа нашего Исуса Христа, хулят Его, хулят Пресвятую Троицу; а также с магометанами, которые не признают Божество Спасителя, не признают Троицу, с язычниками, которых Боги суть бесы, оказывается, признается общий бог (и) у православных.
А также общие, так называемые, единые нравственные ценности.

В этом письме, покойный митрополит обличил этого. жидовствующего, священника Александра(Меня), чьи труды сейчас, с вашего благословения, распространяются по всем храмам, прельщая православных, и убивая их души. Он обличил, владыка Антоний протоиерея Александра(Меня), что у нас не может с ними быть общего бога, и назвал отца Александра «Постовым мирового сионизма».

Неужели все так зашло далеко, что этими постовыми являются Патриархи, архиереи, которые подписали соглашения саммита религиозных лидеров в Москве 2006 года, и в итоговом документе идея эта четко прослеживается.

Неужели весь Архиерейский Собор 2008 года, в документе богословского анализа, богословской комиссии митрополита Филарета(Вахромеева) Минского, уже уровнем Поместного Собора одобряет эту идею, что у нас общий бог, общий всевышний с хулителями и отступниками от Христа и общие нравственные ценности. Разве не апостол Павел сказал, что «общего у света и тьмы» и «какая часть верных с неверными», какое единство Христа и велиара, а ведь это фундамент «будущей единой церкви» о которой Вы, владыка после саммита на пресс-конференции заявили, что «у мировой религиозной общины, представленной на саммите, есть высокий уровень согласия».

Можно было бы подумать, что Вы оговорились, или имели что либо другое в виду, ведь мировая религиозная община — это есть Церковь. Здесь имеется в виду два понятия: Церковь как Тело Христово, которое свято и непорочно, также Церковь — сообщество верующих. Так вот вы включили в мировую религиозную общину и нас — православных, и иудеев-талмудистов, со всем их сионизмом, и язычников и мусульман и все традиционные религии, то есть Вы по сути провозгласили создание (новой) мировой церкви.

Мне бы хотелось зачитать Вам письмо, в некоторых своих абзацах, посвященное отцу (протоиререю) Александру, но только переадресовать его лично Вам, всем архиереям, духовенству, которое поминает Вас как Великого Господина и Отца своего, в божественным тайнодействии, и на Божественной Литургии возглашает «возлюбим друг друга, да единомыслием исповем» свидетельствуют таким образом, что духовенство которое поминает Вас за божественным тайнодействием, единомысленно с Вами, Владыко и со всеми этими церковными документами о которых идет сейчас речь.

Когда был Собор 2009 года (Поместный), избиравший Вас в Патриархи, была одобрена деятельность всех Архиерейских Соборов, с 1991 года по 2009 соборных, а также одобрены труды всей церковной полноты за это же время. А это и саммит религиозных лидеров, о котором сейчас идет речь, это и публичное совершение молебна в католическом костеле в Нотр-Дам-де-Пари, перед еретическом престолом без освящения, попеременно с еретиками-католиками. Вход покойного патриарха(Алексия) и ваш, в бытность Вашу митрополитом Калининградским и Смоленским, в этот костел, который, является фактически, элементом богослужения. Или Вы не знаете, что святые отцы запретили нам православным, не только сослужить с ними и молиться, но и даже трапезничать.

Несколько слов о себе. Аз грешный иеромонах Евстратий(Филипов), в 2008 году, 5го августа, будучи вдовым священником, белым, Вениамином Филлиповым, по итогам Архиерейского Собора 2008 года, одобривший ряд отступлений от православия, творивших беззаконный суд над выразителями тех взглядов, которые противостоят вот этим всем отступлениям, прекратил возносить имя Патриарха Алексия и правящего архиерея митрополита Кирилла(Кутепова) Тульского, в то время архиепископа, за Божественным Тайнодействием. Официально уведомил правящего архиерея 7 августа 2008 года. Вот уже четвертый год я являюсь непоминающим священником Тульской епархии Московского Патриархата, и собратом покойного приснопамятного иеромонаха Василия(Новикова), священника, который также прекратил возношение имени Патриарха и правящего архиерея по 15му Правилу Двукратного Константинопольского Собора, второй его части, в том случае, когда налицо открытая проповедь ереси в церкви, осужденной ереси, святыми соборами или святыми отцами, ересь эта называется экуменическая ересь, и она, эта ересь осуждена такими святыми отцами такими отцами как Кукша Одесский, Иоанн (Шанхайский), сербскго Иустин (Попович), Святитель Серафим Соболев, совещание Патриарха 1948года в Москве, потому ересь осужденная еще до Соборного осуждения. Мы сейчас находимся в ситуации каждый священник и епископ и прочие священнослужители, не просто могут, а даже обязаны разорвать с Вами и со всеми с Вами единомысленными и поминающими Вас в божественом священнодействии, еще до соборного осуждения вашего, если Вы не принесете покаяния, а также единомысленными с Вами.

Хотелось бы сказать тем, которые поминают Вас как Великого Господина и Отца своего, Вы сами свидетельствуете о себе, чьи вы духовные дети, так как у вас общий бог с теми кто хулит Христа, Троицу, а это есть вероучительное догматическое изменение, добавление к нашему Символу Веры, подразумевающему, что мы признаем не только Троицу и Христа, но и еще их бога, а их бог- диавол. Поэтому Вы сами свидетельствуете, поминая Патриарха за богослужением, что вы дети не только Троицы, но и диавола. А вы сами знаете, что нельзя Богу служить и Маммоне. И не надо усыплять себя и свою бдительность духовную, говоря мы боимся за единство церкви, как же можно не поминать Патриарха, это же раскол. «Поминай еретика, поминай еретика.» Я не говорю сейчас, обращаясь к вам, Владыко, не хочу называть вас, святейший, простите. Не дерзну также назвать вас здесь как преподобный Иосиф(Волоцкий), митрополиту Зосиме за отступления меньшие, чем, те которые сейчас творятся в церкви, при вашем активном участии, потому что аз грешный не есть преподобный Иосиф, а Вы не митрополит Зосима, я думаю Вы прекрасно поняли, как бы сказал о Вас святой преподобный Иосиф. Обращаюсь к вам не в осуждение Ваше и не в осуждение отцов, но во спасение ваших душ и душ христовых овец православной церкви, по тому что, за такие отступления идет гнев Божий.

И то, что мы столкнулись с введением электронных карт, с угрозой чипизации населения, штрихкодовых татуировок, которые по всему миру проводят и Россия стоит в плане, следующей, есть признак, отступления от Божественной Истины, описанной в Откровении Иоанна Богослова, и есть край всякой греховности, за которой следует Гнев Божий в виде излияния Чаш Божиих на человечество. Вы не хотите принимать электронные карты, намекая в некоторых ваших проповедях, но не говоря прямо, и не обращаясь всенародным воззванием, к пастве, чтобы сказать пастве, что нельзя это делать, вы не угрожаете церковным гневом и церковной анафемой тем, кто это вводит и тем, кто это принимает. Вы боитесь сказать правду.
Простите меня грешного за эти слова. И да простит меня Господь, это сделано мною ради спасения собственной души и душ многих. Больно на все это смотреть. Ведь штрихкодовые антихристовые печати (начертания), это следствие, а не причина, нашего отступление от Истины, свидетельство нашего пребывания во лжи, свидетельства нашего лукавства. И когда мы призываем к покаянию, мы должны сказать, а в чем нам каяться, в чем каяться нашему народу, который стоит на грани уничтожения, на грани деградации. Ведь вы награждаете орденами тех, кто через средства массовой информации развращает народ награждаете орденами тех кто разрушает нашу государственность, армию, флот, образование, распродают все и вся в стране, и Вы с ними молитесь и Вы с ними друзья. А главе секты хабад — Берл Лазару неоднократно Вы поздравляете «дорогой брат» то ли с 40-летием, то ли с 45-летием. В мае 2010 года в Баку, в главной мечети, Вы всех называете братьями, а у нас с ними нет общего бога, был собор в 12 веке, который сказал, что Аллах не есть Бог, что анафема Богу Магомету. Вы разве это не знаете. Почему Вы используя слова аввы Дорофея, интерпретируя странным образом, и это есть на официальном сайте московской патриархии, говорите, что люди разных религий стремятся к Богу и чем они ближе к Богу, как учит (. )тем ближе друг к другу. Вы разве не знаете что кто не знает Сына, не знает Отца, и если эти религии не исповедуют Христа своим Владыкой и Спасителем, то они не знают Бога и Отца пока не принесут покаяния. А инославие — это не правильно — это кривославие. Что только православие возводит людей в Царство Божие. Вы забыли, что еще Иустин (Попович) сказал что экуменизм — это ересь 263 ересей. И всем отцам, которые поминают,в этом случае этих Патриархов и этих епископов, по старой поговорке — все божья роса. На ассамблее вы говорили, что Всемирный Совет Церквей является колыбелью единой церкви, а потом через многие годы эту мысль на саммите, обращаясь на пресс-конференции, что в мировой религиозной общине есть высокий уровень согласия. Как это не тот итог к которому шла вся ваша жизнь, не просто даже складывается впечатление, а утверждение, что вы методично разваливаете Русскую Православную Церковь и Вселенское Православие. Так вот каяться нам надо за все вот эти деяния и за Баламандское соглашение 1993 году одобренное в 2009 году, в целом, как часть церковной деятельности, где с католиками, с еретиками по сути подписано уния признающая их как церковь-сестру, игуменом Нестором(Желя??виным) Одинцовским.Где сейчас этот игумен, в Одинцово благочинствует? Почему он не наказан, не снят сан. Почему принимаются документы явно не православные. Почему до сих пор никто из архиереев не принес покаяния в участии в экуменистических съездах, уже народ смотрит фильмы, как там общий огонь зажигают. До сих пор никто не покаялся, простите браться и сестры. Что нам разве не надо каяться в абортах, не надо каяться в торговле в храмах, или Евангелие это только для них было сказано, Дом молитвы, а вы сотворили его вертепом разбойников, когда Христос опрокинул все эти лавки торговые, разве это не к нам относится, почему в Храмах торговля, почему идет вопиющее неисполнение Воли Божьей. Почему у нас Церковь не молится о будущем государе, о возрождении православной монархии, и имя или покрайней мере — имя его Господи веси нету чина который был при государях, потому, что есть (. ) Почему не молятся о покойных государях, что мы за Иваны-не-знающие-родства? Разве нам не нужно отменить некоторые постановления Собора 1918года, почему до сих пор не осудили Декларацию митрополита Сергия Страгородского1927, почему он канонизирован Русской Православной Церковью с сонмом других святых не поминающих митрополита Сергия и не признающих его верховную власть в церкви. Сказали признать эту ложь, что у нас ваши радости-ваши радости, и отказались сами сотрудничать с властью, хотя митрополиту Кириллу это предлагалось, когда его избрали тайным голосованием 70 епископов в Патриархи. Почему мы не каемся в этом, почему мы все одобряем, мы одобряем свой грех, тем самым приближая гнев Божий, расплату, и вору поставят клеймо, что он вор, вот это штрих код вот это звериное начертание, это и есть клеймо для воров, которые пытаются сказать, что они истинные православные. Мы не покаялись публично за атеизм, за сотрудничество с безбожными антихристовыми властями священников, епископов, вы разве не знаете, что все епископы давали подписку о сотрудничестве? Почему нету публичного покаяния, и вводим малых сих в заблуждение: построили храмы, золотые купола, видимость богослужения, а при этом отступление полное. Вот поэтому я обращаюсь к Вам, владыка и к вам владыки и отцы, чтобы сами себя не обманывали, сказали правду, что мы есть грешники великие, покаялись пред Боговм в отступлении и пред собственными народом.
Простите меня грешного.

Читать еще:  Как ребенка научить запоминать

История одного письма

Памяти митрополита Иоанна (Снычева). К двадцатилетию кончины († 2.11. 1995)

От редакции. Этот материал пришел на нашу редакционную почту со следующим сопроводительным письмом: «Посылаю Вам свою заметку «История одного письма», содержащую описание истории письма православным патриотам (нам) Владыки Иоанна (Снычева) и скан самого этого письма. Прошу Вас опубликовать эту заметку.

С уважением, Сергий Поляков, Председатель Православного Братства сщмч. Ермогена www.ермоген.рф».

Двадцать два года назад, в мае 1993 года, мной и моими единомышленниками, православными патриотами было получено письмо от приснопамятного Владыки Иоанна в ответ на наше к нему обращение за советом относительно церковной смуты, разгоравшейся с ноября 1991 года после выступления покойного Святейшего Патриарха Алексия II перед раввинами в США.

Предыстория этого письма такова.

В ноябре 1991 г. махрово-либеральная газета «Московские новости» (учредители: Егор Яковлев, Юрий Черниченко, Александр Гельман, Юрий Левада) опубликовали Речь Святейшего Патриарха Алексия II, произнесенную им 13 ноября 1991 года в г. Нью-Йорке, США, на встрече с раввинами. Текст «речи» как молния разнесся по патриотическим кругам вызвав сильную смуту в умах православных патриотов. Настроения наши были в то время «более чем апокалиптическими». В августе 1991 г. развалился Советский Союз. Начались масштабные экономический и политический кризисы. В страну хлынули иноземные проповедники и целители, стремясь заполнить вакуум в умах и сердцах людей, стоявших на пути к Православию. Было ощущение, что России как государству пришел конец, страна становится американской вотчиной, а через 2-3 года в мире воцарится Атихрист. «Православные книжники» подливали масла в огонь, ссылаясь на пророчества св. Нила Мироточивого, предсказывая воцарение Антихриста в 1995 году и ядерную войну в 1999-м. «Представляешь!», — говорил мне один такой «книжник» в те времена, — «Мой один знакомый говорит, что мы, мол еще с тобой в 2000-м году пивка попьем. Да не будет никакого 2000-го года! Ясно же написано!» Кстати, потом, в 2000-х годах, этот книжник на вопрос, почему до сих пор нет войны, кратко ответствовал: «Старцы отмолили».

Патриарху Алексию в те времена мы не доверяли как экуменисту, «сергианцу» и вообще «нерусскому». В те времена у нас, православных патриотов (не без помощи изданий РПЦЗ, распространяемых самиздатом в «ксерах»), в головах крепко сидела мысль, что высшая государственная и церковная власти обе предали страну и Веру (эта мысль продолжает сидеть у многих в головах и сегодня). Что обе эти власти служат интересам США, масонов и иудеев. Что люди во власти являются ставленниками врагов России и Православия, задача которых — привести к власти Антихриста. «Вот оно, началось! Православный патриарх в оплоте мирового масонства, США, в синагоге произносит речь, в которой говорит, что у православных и иудеев один бог, одни пророки, одна вера. Разве это не сигнал, не выстрел, предвозвещающий воцарение Антихриста?!» — думали мы, — «Что же нам делать? Куда бежать? В леса, в катакомбы? Можно ли ходить теперь в храмы, где поминают патриарха и причащаться в них? Ведь патриарх этой речью автоматически отлучил себя от Церкви и лишился сана!».

Многие священники, начитавшись изданий Зарубежной Церкви и книг типа «Трагедия Русской Церкви» Льва Регельсона, решили не поминать Патриарха за богослужением, возобновив по форме движение «непоминающих» митрополита Сергия (Страгородского) после опубликования им своей знаменитой «декларации» в 1927 году. Горе-канонисты, эти священники ссылались на 15 правило Константинопольского Двукратного Собора. Шаткость их позиции была очевидна. Служили эти священники в основном в провинции, в других епархиях, поэтому им было удобно поминать лишь своего правящего архиерея, не поминая при этом патриарха. А что делать было московским священникам? Кого поминать? И, поминая своего епархиального архиерея, который поминает патриарха, разве тем самым священник не признает свою связь с патриархом? У «непоминающих» священников нашлись пасомые среди мирян, которые посещали лишь их богослужения, и не посещали храмы, где возносилось имя Патриарха. Приходилось каждую субботу ездить за тридевять земель в «правильные» храмы других епархий. Мы чувствовали тогда себя «малым стадом», которое одно осталось верным Христу.

Движение «непоминающих» постепенно заглохло. Огромную роль в уврачевании этого по сути раскола сыграли два Иоанна: архимандрит Иоанн (Крестьянкин) и митрополит Иоанн (Снычев). Понимая, что мы, «непоминающие», загнали себя в тупик, было принято решение съездить за советом к «всероссийскому старцу» отцу Иоанну (Крестьянкину). Архимандрит Иоанн засвидетельствовал, что патриарх Алексий, будучи у него в келье, со слезами каялся в своей ошибке, которую он допустил, прочитав не им написанную и ему подсунутую знаменитую «речь к раввинам». Это известие сильно пошатнуло наши позиции. Некоторые священники сразу после разговора с о.Иоанном, а некоторые чуть позже, возобновили поминовение Патриарха за богослужением. Но оставались единицы, упорствовавшие в «непоминании» и сравнивающие себя ни с кем иным, как с со св. Максимом Исповедником, приводя его слова: «Если вся вселенная начнёт причащаться с Патриархом, я не причащусь с ним». Был среди таких упорствующих и отец А., который не доверял отцу Иоанну, считая, что тот якобы обманул нас, выдавая желаемое за действительное. Отец А. говорил, что даже если Патриарх и покаялся в келье о.Иоанна, то это не считается, потому что он (Патриарх) должен сделать публичное заявление с отречением от «речи к раввинам», так как сама «речь» была публичной.

И все же у отца А. (да и у большинства православных патриотов) оставался один авторитет среди церковных иерархов — митрополит Иоанн (Снычев). Уж его-то заподозрить в предательстве Православия никто не мог. И мы решили написать владыке Иоанну письмо с целью выяснить его позицию относительно «речи к раввинам» и «непоминанию» Патриарха. Владыка откликнулся очень быстро, прислав собственноручно написанное на вырванном листке из школьной тетрадки письмо с трогательными грамматическими описками. Текст этого письма привожу ниже:

Благодарю вас за письмо и выраженное мне доверие.

Вместе с вами разделяю ваше беспокойство относительно о.А. и прихожан. Дай-то Бог, чтобы все пришли в истинный разум. Время действительно требует объединения сил, а не разъединения.

Я послал о.А. письмо, копию которого я прилагаю. Подействует ли оно положительно на него, время покажет.

А вас всех да хранит Господь в правой вере и жизни во Христе Иисусе Господе нашем.

Движение непоминающих внутри рпц

священник Георгий Максимов

Мне написали уже многие люди с вопросами типа: «вот, епископ Лонгин перестал поминать патриарха, это правильно?», «вот, такой-то диакон перестал поминать патриарха и записал по этому поводу ролик, что скажете?», «вот, кто-то там еще собирается перестать поминать патриарха, присоединяйтесь!»

Выскажусь подробно и аргументированно. Боюсь, написанное мною, не понравится ни первому «лагерю», ни второму, но моя задача не в том, чтобы писать тексты, которые всем понравятся, а в том, чтобы выразить истину.

Непоминающие и им сочувствующие ссылаются на 15-е правило Двукратного собора. Оно вообще-то направлено против раскольников и запрещает прекращать поминание патриарха, даже в случае реальных канонических преступлений с его стороны — до того момента, пока он не будет осужден полномочным собором епископов:

«Если какой-нибудь пресвитер или епископ, или митрополит дерзнет отступить от общения со своим патриархом, и не будет возносить имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но, прежде Соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол, — таковому святой Собор определил быть совершенно чуждым всякого священства».

То есть, даже если патриарх, положим, прилюдно блудит, убивает людей, нарушает любой другой канон, включая те, что запрещают молитвы с еретиками, никто не вправе до его соборного осуждения прекращать его поминовение. Это то, что говорит правило. Но там есть одна оговорка, одно исключение, и вот на него-то и ссылаются непоминающие. Прочитаем внимательно эту оговорку:

«Отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некой ереси, осужденной святыми Соборами или Отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в Церкви, таковые если и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным».

Читать еще:  Какие сегодня поминки

И вот, прочитав этот текст внимательно, посмотрим теперь через его призму на то, что нам говорят. Происходит примерно такой диалог:

— Надо прекращать поминать патриарха Кирилла, потому что он еретик!

— А на основании чего мы можем понять, что он еретик?

— Ну как, он ведь встречался с папой!

— А что это за ересь такая: «встреча с папой»? Кто и когда ее осудил? И как быть со свт. Марком Эфесским, который тоже встречался с папой?

— Дело не только в том, что он встретился с папой, он подписал декларацию, и вот в ней-то неприкрытая ересь!

— Он признал папу епископом! Он ведь поставил свою подпись на документе, где расписался также папа, который при этом представился как папа Римский, значит, патриарх признал его таковым!

— Так святой Марк Эфесский тоже признавал папу — папой, обращаясь в своей речи к нему так: «Святейший Отец» и «Блаженнейший Папа Ветхого Рима». В чем ересь-то?

— Ладно, будет тебе ересь: в этой декларации патриарх Кирилл назвал еретиков-папежников христианами, а их еретическое сборище — церковью! А значит, он считает их такой же Церковью, как и Православную Церковь, а это ересь и поэтому-то надо немедленно прекращать его поминовение!

— Безусловно, приравнивать еретическое сообщество к истинной Церкви Христовой, объявлять их равнозначными или частями одной Церкви — это лжеучение. Которое, кстати, отвергнуто нашей Церковью на Соборе 2000 г. Но само по себе наименование «христианин» или «церковь» еще не подразумевает такого учения. Ведь уже давно сложилась традиция именовать еретиков христианами, а их сообщества — церквами, не полагая их настоящей Церковью или истинными христианами, а условно, как часть их самоназвания.

Пара примеров из прошлого: свт. Филарет Московский говорил: «Всякий, во имя Троицы крещенный, есть христианин, к какому бы он не принадлежал исповеданию».

А Послание восточных Патриархов о Православной вере 1723 г., переданное англиканам через Святейший Синод Российской Церкви, обращается к англиканам как к «достославным и возлюбленным во Христе Архиепископам и Епископам», и говорит по вопросу «о соединении Церквей».

— Да ты просто провокатор, шавка гундяевская, продал Православие и т. д. и т. п.

Примерно к такому заключительному «аргументу» приходят те, кто выдвигает озвученные выше аргументы, когда им показывают их несостоятельность. Их сознание твердо встало на рельсы этой нехитрой схемы «встретился с еретиком — еретик, назвал епископом, христианином или церковью — еретик», и все, что в эту схему не вписывается, отвергается как «ухищрения провокаторов».

Хотя абсолютно любой человек может без труда убедиться в ложности этой схемы, обратившись к любым церковным дипломатическим документам прошлых веков. Вот с какой стороны ни начнете копать, уткнетесь без труда в факты, разбивающие эту схему. Все, кто сомневается — пожалуйста, идите и проверьте мои слова, посмотрите, назывались ли инославные сообщества нашими святыми и официальными церковными властями «церквами», их сторонники — «христианами», а их иерархи — «епископами».

Подобного рода мышление, в принципе, неудивительно для людей века сего, которые зачастую руководствуются не разумными обоснованиями, а чувствами, и уже не так редка ситуация, когда на обращенную к оппоненту просьбу как-то обосновать его взгляды, сталкиваешься с тем, что он искренне не понимает, о чем идет речь.

Помню, как несколько лет назад переписывался с одним священником, собиравшимся уйти в раскол (и ушедшим в итоге). С догматической и канонической сторон я объяснил ему, почему нет оснований считать нашу Церковь еретической и выходить из нее. Что самое удивительное, в своем ответе он признал, что не может по существу опровергнуть моих доводов. Однако он продолжил: «но неужели вы не чувствуете, как все прогнило в московской патриархии и как нестерпимо находиться здесь нормальному человеку?»

Весьма показательный стиль мышления. Нет, я не чувствую этого, но даже если бы и чувствовал, то не считал бы для себя возможным класть свои чувствования в основание решения о прекращении поминовения или уходе куда-либо.

Я, как священник, перед Богом и своими прихожанами имею обязанность руководствоваться в своих действиях четкими и ясными догматическими и каноническими соображениями. Поэтому, повторюсь, когда мне предлагают перестать поминать патриарха, я должен получить внятный ответ: «на основании чего?» Что за ересь, осужденная соборами или святыми отцами, официально принята нашей Церковью, либо проповедуется сейчас принародно в Церкви ее предстоятелем?

Будущее патриарха Кирилла и будущее простых прихожан. Три сценария для РПЦ

«Что будет дальше?» — в последнее время этот вопрос священники и прихожане Русской православной церкви задают друг другу чуть ли не ежедневно. В этом вопросе звучат и боль, и тревога, и растерянность, и надежда

25 ноября 2020 11:40

Священники и прихожане готовы признать, что фаза «в РПЦ что-то пошло не так» уже пройдена. От последних новостей из Московской патриархии становится совсем не хорошо. Полное ощущение, что нынешнюю фазу можно назвать «поезд летит под откос». Конфликт с греками из-за признания Украинской автокефальной церкви углубляется, авторитет патриарха Кирилла падает, финансовые требования патриархии к приходам постоянно растут, а содержательной, собственно церковной повестки дня у РПЦ нет. Патриарх увлечен политикой, но его преследуют одни неудачи.

Действительно, что будет дальше? На мой взгляд, существуют три основных сценария развития событий.

Сценарий первый. Условно назовем его «секулярный». Он довольно прост и отчасти уже реализуется. Люди, которые недовольны тем, что происходит в Русской православной церкви, просто из нее уходят. Секулярное общество уже давно не требует от своих членов четкой религиозной идентификации. И те, кто уходит из РПЦ, как правило, уходят без публичных деклараций. Чаще всего для них это внутреннее, нередко выстраданное решение. Кто-то продолжает считать себя православным, но без четкой институциональной привязки, а кто-то заявляет о себе как об агностике. Палитра мировоззренческих самоопределений здесь очень широкая.

Важнее разобраться в причинах выхода из церкви или, как это метко назвал несколько лет назад игумен Петр (Мещеринов), расцерковления. Причем это касается не только мирян, но и духовенства. Количество тех, кто снял сан (или был его лишен) и с облегчением пошел на светскую работу, постоянно растет.

Вот лишь несколько вариантов. Конфликт с духовником из-за понимания, что его советы, которые долгое время человек принимал как истинное духовное руководство, на самом деле разрушили жизнь, причем нередко — лучшие годы жизни. Или же неудовлетворенность «театральностью» молитвы в храме, где внешнее слишком часто входит в конфликт с внутренним содержанием, а сам священник этого просто не чувствует, он служит «как все». Так его научили. И никто не упрекнет, что научили-то очень плохо. Это же будет упрек всей системе.

Словом, количество прихожан будет сокращаться за счет тех, кто привык думать и не отключать мозги, когда речь идет о церковной жизни. В результате это приведет к маргинализации РПЦ. Уже давно выбор для молодого человека не стоит так, как еще лет 20-25 назад. Тогда вопрос «куда поступать?» был таким: «В духовную семинарию или на филфак университета?» Сегодня вопрос «куда поступать?» стоит иначе: «В духовную семинарию или ветеринарный техникум?» Но даже в этом случае всё чаще выбирают ветеринарный техникум. Уже не первый год набор в некоторые семинарии не превышает 5-6 человек при полном отсутствии конкурса.

Священников, способных серьезно работать с людьми, в РПЦ всегда было не очень много, но теперь с каждым годом их становится все меньше и меньше.

Сокращение численности постоянных прихожан — это растущая тенденция на протяжении уже нескольких лет. Она не столь ощутима статистически, так как на их место довольно часто приходят новые прихожане. Однако все очевиднее, что РПЦ перестала быть Церковью большинства.

РПЦ, упустившую возможность сохранить прихожан, ждет угасание, и только административная и медийная поддержка государства может сделать этот процесс менее катастрофичным.

Сценарий второй. Назовем его «позитивный». Понимание, что без серьезных реформ общее движение под откос не остановить, понемногу растет. Наиболее активно необходимость реформы обсуждает приходское духовенство и активные миряне. Основных позиций здесь не так много, и все они касаются внутренней жизни церкви. Это прежде всего реальная автономия приходской общины — вмешательство епископа в ее жизнь должно быть минимальным, только в строго оговоренных случаях. Полноценная община должна иметь возможность самостоятельно выбирать стиль, язык богослужения (в том числе и русский), направления приходской деятельности и самостоятельно формировать свой бюджет. Объем административных полномочий епископа должен быть резко сокращен. Его главная задача — не управление как таковое, а координация деятельности и духовное руководство. С финансовой точки зрения и епархии, и патриархия должны быть подотчетны тем приходам, которые финансируют их деятельность. Очевидно, что есть много приходов, которые еле-еле сводят концы с концами и участвовать в финансировании епархии не могут. Естественно, статус приходов, где священники живут за чертой бедности, должен быть пересмотрен. Такие приходы или должны быть закрыты, или священник должен находиться на достойной зарплате от епархии.

Фото: Александр Авилов/Агентство городских новостей «Москва»

Однако полноценной программы реформ до сих пор нет. Вполне возможно, что в ближайшее время она и не будет сформирована. У «движения церковных реформ» сегодня нет ни признанного лидера, ни координационного центра. Более того, нет никаких признаков, что хотя бы отдельные епископы готовы поддержать разговор о новых принципах организации церковной жизни. Внутри «епископской корпорации» это будет воспринято как нелояльный жест по отношению к патриарху, а его епископы пока еще очень боятся.

Впрочем, здесь видна динамика. И ни запугиваниями, ни административными мерами этот процесс не остановить.

Еще одна проблема заключается в том, что десять лет назад патриарх Кирилл пришел к власти на той же самой волне ожидания реформ. Однако его действия не оправдали ожиданий — он провел довольно радикальную административную реформу, значительно усилив роль церковной бюрократии, выстроил жесткую иерархическую вертикаль, лишил приходы остатков самостоятельности и резко повысил церковные налоги.

Для нормализации церковной жизни нужны контрреформы, и патриарх Кирилл прекрасно понимает, что это приведет к полному демонтажу той системы, которую он выстраивал все годы своего патриаршества.

Сценарий третий. «Распад». До последнего времени это был самый невероятный сценарий, который можно было бы рассматривать исключительно как фантастический. Однако я снова и снова убеждаюсь, что жизнь богаче наших фантазий. И в последние месяцы третий сценарий начинает обретать свои контуры.

Речь идет о том, что в России может появиться еще одна Православная церковь. Конечно, микроскопических «альтернативных церквей» уже сегодня десятки. Как правило, это несколько «епископов», которые утверждают, что ведут свое апостольское преемство от Катакомбной церкви, и они имеют 5, или 10, или даже 20 небольших общин. К ним трудно относиться серьезно, это безнадежные маргиналы.

Но ситуация может измениться, если патриарх Кирилл загонит РПЦ в угол и разорвет общение с большей частью греческих церквей. Помимо Константинопольского патриархата это Александрийская, Иерусалимская, Элладская и Кипрская церкви. Все к тому идет. Не исключено, что и Румынская церковь встанет на сторону греков.

В этом случае греки могут задуматься об открытии «параллельных» приходов в России. Если это будет сопровождаться разумными объяснениями и более мягкими условиями, чем в РПЦ, то ощутимая часть общин в больших городах будет готова перейти под омофор новой церкви. Позволит ли власть этим приходам получить государственную регистрацию? Вопрос открытый, но однозначно ответить «нет» сегодня вряд ли получится. В итоге ситуация может сложиться, как на Украине: на одной территории есть две церкви; обе признаны в православном мире, но между собой они находятся в состоянии глубокого конфликта и общения между ними нет.

Скорее всего, в чистом виде ни один из этих сценариев не может быть реализован. Следует ожидать, что итоговый сценарий будет гибридным. Как минимум, это сочетание первого и второго, а в случае дальнейших церковно-дипломатических поражений патриарха Кирилла к ним добавятся и элементы третьего.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector