68 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Автор воспоминаний сестры милосердия крестовоздвиженской общины

Автор воспоминаний сестры милосердия крестовоздвиженской общины

Быть сестрой милосердия

Женский лик войны

авт. – сост. Елена Первушина

Серия «Как жили женщины разных эпох»

© Е. Первушина (авт. – сост.), 2016

© ООО «ТД Алгоритм», 2017

Памяти Ю. П. Вревской

На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращенного в походный военный госпиталь, в разоренной болгарской деревушке – с лишком две недели умирала она от тифа.

Она была в беспамятстве – и ни один врач даже не взглянул на нее; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще могла держаться на ногах, поочередно поднимались с своих зараженных логовищ, чтобы поднести к ее запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка.

Она была молода, красива; высший свет ее знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы завидовали ей, мужчины за ней волочились… два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез.

Нежное кроткое сердце… и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи… она не ведала другого счастия… не ведала – и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась – и вся, пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним.

Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда – а теперь, конечно, не узнает.

Да и к чему? Жертва принесена… дело сделано.

Но горестно думать, что никто не сказал спасибо даже ее трупу – хоть она сама и стыдилась и чуждалась всякого спасибо.

Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на ее могилу!

Эти строки посвящены Юлии Петровне Вревской, фрейлине императрицы Марии Александровны и близкому другу И. С. Тургенева. Во время русско-турецкой войны Юлия Петровна работала сестрой милосердия полевого госпиталя Российского Красного Креста. В январе 1878 года заболевает тяжелой формой сыпного тифа. Скончалась 5 февраля 1878 года и была похоронена в платье сестры милосердия около православного храма в городе Бяле.

Юлия Петровна Вревская (1838–1878) – баронесса, урожденная Варпаховская.

Друг Ивана Сергеевича Тургенева.

Во время русско-турецкой войны – сестра милосердия полевого госпиталя Российского Красного креста

Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854–1860)

В майской книге «Вестника Европы» за 1893 год, в статье «Накануне реформ», я нашла, что кроме признания интереса исторического и литературного достоинства, заключавшегося в известных воспоминаниях И. С. Аксакова, – в этой статье высказывалось и желание узнать более про то интересное, а для нас, живших тогда, ужасное и тяжелое время. Это дало мне мысль напечатать мои записки с 1854-го по 1860 год.

В ноябре 1854 года великая княгиня Елена Павловна устроила Крестовоздвиженскую общину; я в нее поступила; тогда это казалось очень ново, и многие были против этого. Сестры поехали прямо в Севастополь, и там Николай Иванович Пирогов был нашим главным начальником и руководителем.

Были мы при 1-м перевязочном пункте, на южной стороне Севастополя. Мы ее оставили только уже тогда, когда Малахов курган был занят неприятелем, так что все это происходило на наших глазах. Когда же пришлось нам переехать в Симферополь, я, по желанию Николая Ивановича Пирогова, четыре раза провожала транспорты раненых и больных. Боже, что это было за трудное и мучительное время! В феврале умерла наша сестра-настоятельница Екатерина Александровна Хитрово, и великая княгиня назначила меня сестрой-настоятельницей. Я, побывав в Петербурге, опять вернулась в Крым и ездила по всем госпиталям, где служили наши сестры в десяти городах. Когда же в конце 1856 года военно-временные госпитали были закрыты, мы все съехались в Петербург; тут великая княгиня занялась устройством постоянной общины в Петербурге, и тогда я переписывалась с Николаем Ивановичем Пироговым; его письма помещены в моих записках. Для той же цели я ездила в Берлин и Париж, чтобы видеть устройство тамошних общин. Записки мои кончаются в половине 1860 года, когда я оставила общину.

Я не начну своих воспоминаний, как мог это делать талантливый автор писем из эпохи Крымской войны И. С. Аксаков, – с самых первых дней моей молодости: она прошла так, как в то старое время проходила жизнь девушек нашего звания, то есть в выездах, занятиях музыкой, рисованием, домашними спектаклями, балами, на которых я, должна признаться, танцевала с удовольствием, и, может быть, вполне заслужила бы от нынешних девиц, посещающих лекции и анатомические театры, название «кисейной барышни». Но тогда мы все были такие, и мое желание поступить в сестры милосердия встретило сильную оппозицию родных и знакомых.

Теперь это совсем не то, и в последнюю кампанию в сестры Красного Креста шло очень много, можно почти сказать, что это было модой, и они шли на известное, а тогда…

Вот с этого-то времени я и начну мои воспоминания.

В 1854 году мы с сестрой были в деревне у нашей хорошей знакомой, Варвары Петровны Писемской, во Владимирской губернии.

Никогда не забуду я того вечера, когда мы получили газеты с известием, что французы и англичане высадились в Крыму. Я не могла себе представить, что этот красивый уголок нашего обширного отечества может сделаться театром жестокой войны (1849-й и лето 1850 года мы провели в Крыму, так как сестре были предписаны морские купанья. Как хорошо и спокойно там было!).

А через несколько дней опять известие об альминском сражении!

В октябре месяце мы вернулись в Москву. С каким нетерпением мы хватались тогда за газеты; и вот, прочитала я, что французские сестры поехали в военные госпитали; потом в английские госпитали поехала мисс Найтингейл с дамами и сестрами. А что ж мы-то? Неужели у нас ничего не будет? Эта мысль не оставляла меня. На мое счастье, сестра, с которой я была очень дружна, разделяла мои мысли и согласилась отпустить меня, если и у нас тоже будут посылать. Мы поехали к кн. Софье Степановне Щербатовой, у которой мы были помощницами по попечительству о бедных, узнать, неужели ничего не будет у нас. Она сказала: «Говорят, что в Петербурге что-то готовится», – и советовала подождать княгиню Анну Матвеевну Голицыну, которая в это время была в Петербурге. Я всякий день посылала узнать, приехала ли Анна, но дни проходили, а ее все не было.

Но вдруг я получила записку от Софьи Степановны (я ее и теперь помню). Она звала приехать к ней и писала: «У меня есть то, что Вам надо».

Когда мы к ней приехали, она рассказала, что великая княгиня Елена Павловна устроила Крестовоздвиженскую общину, что первый отряд собрался, что они на днях пройдут через Москву и что будут посылать еще. Я решилась ждать их и сейчас к ним поехать, увидаться и все расспросить; а пока я все-таки хотела испытать себя и поехала к знакомому мне доктору, ординатору в полицейской больнице, которую граф Закревский называл «самой гнусной» из всех московских.

Я приехала на визитацию и просила его показать мне всех перевязочных и потом позволить мне приехать провести целые сутки безвыходно в госпитале. Он удивился, взглянул на меня, а я ему сказала: «Павел Яковлевич, я собираюсь ехать в Севастополь».

– Ну, что ж, с Богом! Вы выдержите.

Итак, сбудется мое сердечное желание чуть не с самого детства – я буду сестрой милосердия!

Первый отряд сестер проехал. Я была у них (не помню, где они останавливались); их было тридцать; может быть, несколько и больше. Все мне у них понравилось, и они тоже все понравились. Чтобы ехать далее из Москвы, для них были приготовлены хорошие тарантасы; их провожал чиновник. Я провела с ними часа два. Как я завидовала, что они уже едут! Они мне сказали, что и второй отряд уже готов и скоро поедет, но будут посылать еще.

Сестра милосердия Екатерина Михайловна Бакунина

Родилась будущая сестра милосердия Екатерина Михайловна Бакунина в августе 1810 года в семье дворянина. Всю юность и чуть позднее она посвятила музыке, танцам, рисованию, хорошо и очень охотно плавала в Черном море, участвовала в домашних балах, где непременно танцевала. Позднее в своих воспоминаниях о тех летах она дала себе прозвище «кисейная барышня». В общем, вела соответствующую ее уровню светскую жизнь, не обремененную трудом или наукой. Люди, знавшие ее в тот период, характеризовали ее как спорщицу и задиру.

Но когда империя вступила в Крымскую войну, Екатерина Михайловна, услышав о бедствиях на фронте, поспешила стать добровольцем. На тот момент ей было немного за 40 лет.

Родственники встретили ее порыв возмущением: война — это грязь, кровь, смерть… Но Екатерина Михайловна была непреклонна. Близкие потрудились сделать так, чтобы письменные просьбы Бакуниной о зачислении в общину сестер милосердия оставались без ответа. Но упорство будущей сестры милосердия победило. В ноябре 1854 года Екатерина Михайловна поступает в Крестовоздвиженскую общину, устроенную великой княгиней Еленой Павловной. Здесь она получает начальную медицинскую подготовку, а также ежедневно «испытывает себя», посещая одну из петербургских больниц.

Затем сестры общины направились в Севастополь, где их руководителем стал знаменитый хирург Николай Иванович Пирогов. Впоследствии он говорил о Екатерине Бакуниной: «Ежедневно днем и ночью можно было застать ее ассистирующей на операциях, когда бомбы и ракеты ложились кругом. В ней было такое присутствие духа, мало совместимое с женской натурой». Он также с глубоким уважением отмечал ее бескорыстие и необычайное трудолюбие.

И это было только началом. Уже в январе 1855 года Бакунина и другие сестры продолжили свое служение в бараках осажденного города, где были уже реки крови.

Читать еще:  Как правильно поминать усопших на 9 дней

На протяжении всего периода обороны Севастополя Екатерина Михайловна вместе со своим руководителем была в самом опасном месте, но и самом главном — в перевязочном пункте города, располагающемся в здании Дворянского собрания.

Сестры трудились день и ночь, в мокрых от дождя палатках, без малейшего ропота и с невероятной самоотверженностью — такими были сестры Крестовоздвиженской общины. Примером терпения и труда для сестер была Екатерина Михайловна Бакунина, которая всецело старалась служить больным.

Энергичная, с искрометными речами, в мужицких сапогах бодро шагающая по грязи, борющаяся с нерадивыми или пьяными смотрителями за транспорт для раненых — такой ее запомнили те, кто встречался с ней лично.

Но не всё было так оптимистично, как может показаться. В то трагическое время севастопольские госпитали были переполнены ранеными, свирепствовал тиф. Сами сестры очень скоро начинали болеть. Когда Екатерина Михайловна приехала в Севастополь, то четыре сестры милосердия уже умерли; другие шли на поправку, но некоторые были еще больны.

По личному поручению Пирогова в конце 1855 года Бакунина была поставлена главной сестрой в новом отделении медсестер для перевозки раненых в село Перекоп. А позже она возглавила и саму Крестовоздвиженскую общину и делала это до 1860 года. Она побывала во всех военных госпиталях Крыма и была примером терпения и труда для сестер общины.

Когда из-за усилившихся обстрелов было принято решение перевести всех раненых из здания Дворянского собрания в казематы Николаевской батареи, Бакунина лично проследила за тем, чтобы перенесли и разместили абсолютно всех больных.

Во время общего штурма Севастополя, произошедшего 27 августа 1855 года, русские войска переправились на Северную сторону. Последней из сестер из города вышла Екатерина Михайловна Бакунина.

После войны она как настоятельница общины приезжает в Петербург и занимается там обучением и воспитанием новых сестер, налаживает сестринское дело в мирный час — открыты отделения общины в госпиталях Санкт-Петербурга и Кронштадта.

В 1859 году настоятельница отправляется в Германию и Францию, чтобы увидеть работу зарубежных сестринских общин. Но возвращается она разочарованной. Чистота и опрятность были там на высшем уровне, но веяло от всего этого холодом. «Мы представляли сестер как утешительниц и ходатайниц для больных и за них… сестер, вносящих в полные боли и отчаяния госпитали чувство любви и участия», — такой видела свою общину ее настоятельница.

Но великая княгиня Елена Павловна желала устроить Крестовоздвиженскую общину по западному типу, поэтому Екатерина Михайловна решает оставить общину, ставшую для нее делом всей жизни. Оставляет она и Петербург, но находит для себя другую деятельность — заботу о крестьянах. И летом 1860 года с болью об оставленной ею общине отправляется в село Козицино Тверской губернии, где ее ждало не менее полезное дело — медицина.

Врачей в губернии не хватало. Население уезда, насчитывающее не менее 136 тысяч человек, обслуживал только один врач. Чума, холера, оспа, тиф уносили множество жизней. Бакунина открыла больничку на восемь коек, специально построив для этого деревянное здание, сама вела прием и на собственные средства оказывала медицинскую помощь, а также сама выплачивала жалованье врачу. Это был первый камень в фундаменте будущей земской медицины в этом уезде.

Не сразу крестьяне потянулись к барыне, какой они считали Екатерину Михайловну. Но уже к концу года помощь получили больше двух тысяч человек, с годами это число росло. Работать Бакунина начинала с самого утра, а днем объезжала больных, сама готовила лекарства для них. Кроме этого, она стала попечительницей всех земских больниц уезда, так что в них не взималась плата за медицинское обслуживание.

В 1877 году началась Русско-турецкая война, и Екатерина Михайловна получила приглашение заведовать одним из отрядов сестер Красного Креста. Через некоторое время с отрядом сестер милосердия она отправилась из Петербурга на Кавказ. На тот момент Екатерине Михайловне было 65 лет.

На вопрос о том, не хотелось ли ей отдохнуть, Бакунина отвечала: «Меня каждый день ждут. Разве я могу их бросить?» У нее был и свой девиз: «С именем Бога — всё для людей».

В последние годы жизни Екатерина грустно улыбалась, говоря: «Увы! Зачислена в запас!»

За год до смерти она написала книгу «Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины».

Преставилась героиня двух войн XIX века 18 декабря (31 декабря по н. ст.) 1894 года.

«Несколько минут разговаривала я с генералом; он изъявил мне свое удивление, что я пошла в сестры. Я ему отвечала, что если бы я была мужчиной, то давно имела бы честь служить под его начальством; но когда сделали воззвание к женщинам, я не могла не отозваться…» (Из книги «Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины»).

Подвиг сестёр милосердия крестовоздвиженской общины в годы крымской войны

Подвиг сестёр милосердия крестовоздвиженской общины в годы крымской войны

Наша страна на протяжении долгих веков испытывала на себе жестокость войн, которые с разрушительной силой пытались уничтожить самые искренние качества нашего народа. Но, несмотря на всю зловещую сущность, они пробуждали в сердцах людей высокие нравственные и духовные качества, что в свою очередь стало невероятной силой в единении многонациональных народов нашей Родины.

Особенно важным в эти периоды стало проявление человеческого милосердия. Ярким примером данного движения стало создание общин сестер милосердия.

Милосердие и искренняя забота о жертвах войны стали основополагающими факторами развития сестринского дела. Юные девушки и женщины стремились извлечь материальную выгоду, награды и славу. С горячим сердцем они заботились и спасали солдат и офицеров, руководствуясь православными нормами нравственности и морали. Многие из отважных сестер погибли на полях боевых действий, навечно унеся с собой свидетельства только им известных тягот войны, а те, кто остались в живых, с удивительной скромностью рассказывали о своем нелегком труде в сложные военные годы.

До нашего времени сохранились немногочисленные дневники, мемуары и воспоминания, которые являются свидетельством благородного, искреннего служения во благо других людей, но, к большому сожалению, значительный пласт информации о деятельности сестер милосердия, их человеческом подвиге не стал предметом широкого изучения.

Зарождение духовных основ сестринского дела началось с формирования Крестовоздвиженской общины сестер милосердия в годы Крымской войны. Она была создана в период ожесточенных боев в Севастополе по инициативе великой княгини Елены Павловны. Данная организация стала первым в мире женским медицинским формированием, которое занималось организацией помощи раненым воинам на полях боевых действий.

Великая княгиня призвала всех женщин разного сословного происхождения Российской империи вступить в ряды сестер милосердия. Юных девушек и молодых женщин объединило чувство патриотизма, самоотверженность, бескорыстность, мужество и терпение, которое было проявлено на кровавых полях боевых действий и изнурительно многочасовых операциях [2, с. 100]. Святое служение сестер милосердия на крымской земле началось с 1 декабря 1854 года в городе Симферополь.

Прибывшее в конце ноября отделение из 28 женщин с огромным усердием принялось бороться за жизни русских солдат и офицеров. Под чутким руководством академика Николая Ивановича Пирогова женщины и девушки за короткое время осваивали госпитальные порядки и стали мужественно спасать и оберегать страждущих.

Они облегчали страдания раненым, утешали их и становились для этих оторванных от дома людей последним напоминанием о нем. Наставник дал высокую оценку человеческому подвигу, трудолюбию и нравственному влиянию сестер милосердия. К большому сожалению многие из женщин за самоотверженное трудолюбие и бескорыстное желание помочь пострадавшим заплатили высокую цену. Чрезмерно жертвуя собой на новом поприще, молодые девушки изнемогали от тяжелого труда, и многие из них были поражены тифом.

На смену им прибывали новые отряды Крестовоздвиженской общины сестер милосердия, которые по соображениям совести с тем же усердием и трудолюбием приступали к не легкому труду [3, 162]. Символом милосердия Крымской войны считается Екатерина Михайловна Бакунина. В трудное для Отчизны время дочь бывшего губернатора Санкт-Петербурга избрала для себя истинный путь служению чужим людям. Солидную светскую даму из благородной семьи отговаривали от навязчивой идеи отправиться на фронт, но ее непоколебимость и упорство победили.

Так, 17 января 1855 года под руководством Екатерины Михайловны в Севастополь прибыло третье отделение из 6 сестер милосердия. Будучи наиболее образованной и опытной, она бросалась на помощь хирургам в самых сложных операциях, отказывалась от сна для того, чтобы успеть уделить внимание без конца поступающим в госпиталь раненым [3, 164]. Екатерина Михайловна стала другом и правой рукой для Николая Ивановича Пирогова, который восхищался ее непоколебимым характером, стойкостью духа и самопожертвованием. Так он писал о ней в своих мемуарах: «Ежедневно днем и ночью можно было застать ее в операционной, ассистирующей при операциях, в то время когда бомбы и ракеты ложились кругом.

Она обнаруживала присутствие духа, едва совместимое с женской натурой» [3, с. 105]. Все трудности, лишения и мотивы деятельности сестер милосердия ярко отражены в записках Екатерины Михайловны. В них она дает точное описание хирургических операций в условиях военного времени; трудолюбие, стойкость и самопожертвование хирургов и сестер, с которыми она бок о бок спасала жизни военнослужащих.

Особенно трепетно строки описывают спасательную миссию Николая Ивановича Пирогова, его внимание и заботу не только о пострадавших, но и обо всем медицинском персонале и сестрах милосердия. Эмоционально описанные в записках эпизоды фронтовой жизни сестер милосердия, хирургов и военнослужащих отображают всю суровость Крымской войны [1, с. 103 – 119].

Ярким примером памяти и поклонения перед благочестивыми заслугами Екатерины Бакуниной является учрежденная в 2011 году общественная, неправительственная медаль «Сестра милосердия Екатерина Бакунина», которая считается общественным признанием и поощрением за заслуги перед людьми, обществом и государством [4]. Кровавые и жестокие события Крымской войны показали необходимость присутствия на фронте сестер милосердия. Подвиги русских женщин и девушек укрепляли дух военнослужащих, а золотые руки залечивали раны.

За героизм, стойкость характера и благородный труд сестры милосердия были высоко оценены руководством страны. По высочайшему повелению 158 сестер милосердия были награждены нагрудным позолоченным крестом, и 68 женщин удостоены солдатской медали «За оборону Севастополя» [5, с. 435].

Читать еще:  Можно ли работать в дмитриевскую родительскую субботу

Тысячи жизней забрала война на святой крымской земле. Из последних сил храбрые сестры милосердия противостояли ей, ценой собственной жизни защищая страждущих. Впервые принявшие участие в боевых сражениях Крымской войны, сестры милосердия продолжили спасать жизни военнослужащих в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг., Русско-японской войне 1904-1905 гг., Первой мировой войне 1914-1918 гг., Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и продолжают служить своему долгу сегодня. Неоценимый человеческий подвиг, проявленный сестрами милосердия, должен быть примером для каждого из нас. Мы обязаны сохранить память о стойких, храбрых, самоотверженных сестрах милосердия, которые посвятили свои жизни бескорыстному служению людям, Родине и Богу.

Список использованной литературы:

1. Бакунина Екатерина Михайловна. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860) // Записки очевидца: Воспоминания. Дневники. – М.: Современник, 1991. – С. 5-184.

2. Беляков Е.М. Великая княгиня Елена Павловна. – СПб: Лики России, 2011. – 311 с.

3. Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания. М.: Директ Медия, 2014. – 296 с.

4. Положение об общественной награде медаль «Сестра милосердия Екатерина Бакунина» [электронный ресурс] – URL: http://bakunina-fond.ru/ (дата обращения: 22.10.2017).

5. Шишов А.В. Орден Святого Георгия. Все о самой почетной награде Российской империи / Алексей Шишков. М.: Яуза: Эксмо, 2013. – 720 с.

От «кисейной барышни» до сестры милосердия: Как потомственная дворянка стала героиней двух войн XIX века

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Екатерина Бакунина происходила из знаменитого дворянского рода, подарившего России целую плеяду общественных и государственных деятелей. Ее отец был губернатором Санкт-Петербурга и сенатором. В юности Екатерина получила традиционное для девушек того времени образование и так же, как и другие ее ровесницы, увлекалась только балами, домашними спектаклями, рисованием и музыкой. Сама о себе она говорила, что «может быть, вполне заслужила бы от нынешних девиц, посещающих лекции и анатомические театры, название «кисейной барышни».

Ее решение стать сестрой милосердия, принятое в зрелом возрасте – после 40 лет – стало для родных полной неожиданностью и встретило их решительное сопротивление. Ее брат называл ее увлечение самообольщением и уверял ее в том, что на войне она станет не помощницей, а никому не нужной обузой. Свой непростой выбор Екатерина Бакунина сделала после того, как увидела в газетах сообщение о начале Крымской войны. Начальную медицинскую подготовку она прошла в Крестовоздвиженской общине. Чтобы испытать саму себя, Бакунина попросила знакомого врача разрешить ей провести целые сутки в «самой гнусной» из всех московских больниц.

В январе 1855 г. Екатерина Бакунина прибыла вместе с другими сестрами милосердия Крестовоздвиженской общины в осажденный Севастополь. В конце того же года по поручению хирурга Николая Пирогова она уже возглавила новое отделение сестер для перевозки раненых в Перекоп. А позже возглавила и саму Крестовоздвиженскую общину и руководила ею до 1860 г. Пирогов восхищался ее невероятной работоспособностью и удивительным мужеством: «Ежедневно днем и ночью можно было застать её в операционной, ассистирующей при операциях, в то время когда бомбы и ракеты ложились кругом. Она обнаруживала присутствие духа, едва совместимое с женской натурой».

Вместе с Пироговым Екатерина Бакунина находилась в самом опасном участке – главном перевязочном пункте города. Хирург писал о сестрах милосердия: «В сырые ночи эти женщины еще дежурили, и, несмотря на свое утомление, они не засыпали ни на минуту, и все это под мокрыми насквозь палатками. И все такие сверхчеловеческие усилия женщины переносили без малейшего ропота, с спокойным самоотвержением и покорностью. Бакунина тотчас с увлечением предалась всецело служению больным и с полным самоотвержением несла эту службу. Она сделалась примером терпения и неустанного труда для всех сестёр общины».

В дни штурмов Бакунина по двое суток не отходила от операционного стола, однажды сопровождала 50 ампутаций подряд. Из Севастополя она уехала только вместе с отступающей армией, последней из сестер милосердия. За оборону Севастополя ее наградили медалью. По окончании войны Бакунина поселилась в своем имении в селе Козицино Тверской губернии. Там она на собственные средства открыла лечебницу для крестьян, пригласив врача из города. Многих больных она посещала на дому, доставляя им необходимые лекарства, а нередко и пищу. Вскоре Бакунина стала попечительницей всех земских лечебниц.

В 1877 г. началась Русско-турецкая война, и великая княгиня Екатерина Михайловна попросила Екатерину Бакунину принять на себя заведование одним из отрядов сестер Красного Креста. Она согласилась, несмотря на то, что ей было уже за 65 и на то, что на фронте свирепствовала эпидемия сыпного тифа. Николай Пирогов говорил, сто Бакунину война спасла «из хаоса жизни»: «Она точно составляла слиток всего возвышенного. Чем более встречала она препятствий на своем пути самозабвения, тем более выказывала ревности и энергии». В этот раз на фронте самоотверженная сестра милосердия пробыла больше года, а ее деятельность была еще более обширной, чем во времена Крымской войны.

В 1881 г. Бакунину посетил Лев Толстой. Пораженный ее самоотверженностью и мужеством, он спросил: «Неужели у вас нет желания отдохнуть, переменить обстановку?». Он ответила: «Нет, да и куда я могу уехать, когда меня каждый день ждут. Разве я могу их бросить?». Екатерина Бакунина прожила долгую жизнь и скончалась в 1894 г. в родном селе Козицино. Ее заслуги в госпитальном деле до сих пор считаются неоценимыми.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Крестовоздвиженская община сестёр милосердия

Крестовоздвиженская община сестёр милосердия — российская община сестёр милосердия, первое в мире женское медицинское формирование по оказанию помощи раненым во время войны, прототип «Международного движения Красного креста».

Содержание

История

Крымская война

Крестовоздвиженская община сестёр милосердия была учреждена в Санкт-Петербурге в начале Крымской войны по инициативе великой княгини Елены Павловны. Устав общины был утверждён 25 октября 1854 года. Общину торжественно открыли 5 ноября 1854 года, в день праздника Воздвижения Креста Господня в церкви Михайловского дворца в присутствии одетых в форму сестёр под началом старшей сестры А. П. Стахович. На следующий день 32 сестры общины и группа врачей (Э. В. Каде, П. А. Хлебников, А. Л. Обермиллер, Л. А. Беккерс и доктор медицины В. И. Тарасов) выехали на театр военных действий вместе с действительным статским советником, хирургом Н. И. Пироговым. Руководить деятельностью общины на театре военных действий было поручено Пирогову. Первым главным врачом был назначен В. И. Тарасов.

С. Н. Сергеев-Ценский в своём романе-эпопее «Севастопольская страда» так описывает внешний вид сестёр общины накануне их отъезда в Крым:

На всех сестрах были коричневые платья с белыми накрахмаленными обшлагами; ярко-белые и тоже накрахмаленные чепчики на простых гладких прическах; белые фартуки с карманами и — самое главное и самое заметное — наперсные золотые продолговатые кресты на широких голубых лентах.

Лев Толстой в «Севастопольских рассказах» описал прибывших в действующую армию сестёр милосердия, которые позднее были награждены медалью «За защиту Севастополя», среди них — Екатерина Михайловна Бакунина, Карцева, Стахович, Екатерина Александровна Хитрово и другие. Из 120 сестёр Крестовоздвиженской общины, которые работали в осаждённом Севастополе, 17 погибли при исполнении служебных обязанностей.

В своей «Докладной записке об основных началах и правилах Крестовоздвиженской общины сестёр попечения», написанной 14 октября 1855 года, Н. И. Пирогов писал: «Доказано уже опытом, что никто лучше женщин не может сочувствовать страданиям больного и окружить его попечениями, не известными и, так сказать, не свойственными мужчинам».

Позднее А. Ф. Кони сказал: «В этом Россия имеет полное право гордиться своим почином. Тут не было обычного заимствования „последнего слова“ с Запада — наоборот, Англия (…) стала подражать нам, прислав под Севастополь (…) мисс Найтингель со своим отрядом». [1]

После Крымской войны

Когда сёстры вернулись в Петербург с Крымской войны в сентябре 1856 года, община насчитывала 96 сестёр милосердия и 10 испытуемых. Они были направлены на работу в морские госпитали — Калинкинский (ныне — Военно-морской) и Кронштадтский, в больницу для чернорабочих (ныне — Александровская больница), Максимилиановскую больницу, Повивальный институт (ныне — НИИ акушерства и гинекологии имени Д. О. Отта). Сначала сёстры жили в специально нанятом для них доме на Петербургской стороне, затем — в Михайловском дворце.

В январе 1860 года община переехала в купленный у Л. Ф. Доста трёхэтажный ампирный особняк на набережной Фонтанки, тогда же великая княгиня Елена Павловна передала общине свою дворцовую церковь, которая заняла большой зал на втором этаже дворового флигеля. До 1882 года она была приписана к Екатерингофскому храму. В 1861 году община открыла собственную больницу на 16 мест и лечебницу для приходящих больных, ставшие очень популярными среди бедного населения. Спустя два года при общине начали работать трёх-четырёхгодичная школа для девочек и ясли для дневного пребывания до 100 детей [2] .

С 1860 по 1863 год Крестовоздвиженскую общину по просьбе великой княгини Елены Павловны возглавлял известный в то время христианский активист Александр Гумилевский [3] .

В послевоенные годы сестрой-настоятельницей Крестовоздвиженской общины была Екатерина Бакунина, летом 1860 года её сменила Е. И. Карпова, остававшаяся на этом посту до 1867 года. Для управления общиной был создан особый комитет под председательством Николая Пирогова, а с 1861 года его возглавил общественный деятель, писатель и музыкант Владимир Одоевский.

14 января 1863 года император Александр II утвердил «Положение о сёстрах Крестовоздвиженской общины, назначаемых для ухода за больными в военных госпиталях», а 10 мая 1870 года — штат и новый устав общины. Целью деятельности общины провозглашалось «безвозмездное христианское служение страждущим и неимущим» [2] .

Читать еще:  В какие даты поминают умерших

В 1860—1870-е годы больница неоднократно перестраивалась, возводились новые здания. В 1873 году, после смерти великой княгини Елены Павловны, руководство общиной было вверено её дочери, великой княгине Екатерине Михайловне.

В августе 1876 года отряд сестёр общины выехал на Балканы в зону военных действий в Черногории. Это был первый опыт деятельности общины в другой стране. Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов более 30 сестёр под начальством старшей сестры Н. А. Щеховской оказывали помощь раненым [4] . Екатерина Бакунина, несмотря на свой 65-летний возраст, поехала на Кавказ в качестве руководительницы медицинских сестёр временных госпиталей, пробыв на фронте больше года.

В литературе наиболее полно образ сестры милосердия воспет в одном из «Стихотворений в прозе» Ивана Тургенева — «Памяти Ю. П. Вревской», посвящённом Юлии Вревской, участнице Русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

Крестовоздвиженская община стала широко известна не только в России, но и за границей. Она участвовала в международной гигиенической выставке в Брюсселе в 1876 году, а сёстры Е. С. Высотская и С. П. Сухонен оказали помощь в создании первой общины сестёр милосердия в Болгарии в 1900 году по просьбе Болгарского общества Красного Креста.

С 1884 года в течение 14 лет главным врачом общины работал хирург Николай Вельяминов. По его инициативе была перестроена лечебница, возведён дом для служащих, организованы систематические курсы лекций для сестёр.

На 1 января 1891 года в общине было 119 сестёр милосердия и 19 испытуемых. В 1894 году, после смерти великой княгини Екатерины Михайловны, община перешла в ведение Российского общества Красного Креста.

В 1893—1897 годах по проекту архитектора общины Юлия Бенуа при участии Роберта Гёдике была возведена небольшая женская больница. К полувековому юбилею общины Бенуа в 1903—1904 годах полностью перестроил здание особняка на Фонтанке в неорусском стиле. На третьем этаже была устроена церковь на 1000 человек, 11 декабря 1904 года освящённая митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием (Вадковским) во имя Воздвижения Креста Господня [2] .

Отчёты о деятельности общины во время Первой мировой войны не были опубликованы, и статистика за этот период отсутствует [5] .

После Октябрьской революции

После Октябрьской революции, в 1918 году, больница была изъята у Крестовоздвиженской общины и на её базе была открыта 10-я больница Петроградского губернского отдела здравоохранения (позднее — Балтийская клиническая центральная бассейновая больница), в 1919 году ей было присвоено имя профессионального революционера Григория Чудновского, которое она носила до 2002 года [6] . Община была ликвидирована в 1920 году, а её имущество было передано в ведение народного комиссариата здравоохранения РСФСР. Последним настоятелем Крестовоздвиженской церкви был протоиерей Иоанн Благодатов, при котором 28 сентября 1922 года был закрыт храм, помещение которого до 1993 года использовалось как спортзал больницы.

В 1990-е годы инициативная группа попыталась возродить деятельность Крестовоздвиженской общины.

В 2002 году на базе больницы был создан Северо-Западный окружной медицинский центр Министерства здравоохранения РФ. В 2011 году центр вошёл в состав Федерального государственного учреждения «Национальный медико-хирургический центр имени Пирогова».

В 2010 году движение «Воины жизни» начало кампанию по прекращению абортов в здании, принадлежавшем Крестовоздвиженской общине, и возвращению этого здания Русской православной церкви [7] . С этой целью движение провело несколько пикетов и митингов в Москве и Санкт-Петербурге, инициировано голосование за возвращение здания на сайте Демократор [8] . Поскольку в течение нескольких месяцев ответа со стороны администрации Петербурга не последовало, «Воины жизни» направили обращение с аналогичными требованиями, собравшее более тысячи подписей, президенту России [9] .

17 июня 2011 года призыв движения поддержал в своём блоге председатель Совета Федерации России Сергей Миронов:

Недавно пришло письмо от православной молодёжи, которая просит вернуть церкви Крестовоздвиженский храм (Фонтанка, д. 154). Этот храм находится в здании, которое было построено для Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия. Сёстры спасали раненых в Севастополе во время Крымской войны. Эту общину сестёр милосердия создавал лично Николай Пирогов, знаменитый русский хирург. Сегодня, как пишут мне защитники этого храма, в нём находится абортарий. Вдумайтесь — абортарий в храме! Этого нет ни в одном городе России, и я думаю — в мире. А в Петербурге — есть! И печально и странно наблюдать за этой ситуацией. Будем её менять [10] .

В 2013 году в часовне святых равноапостольных Константина и Елены при здании общины возобновлены регулярные богослужения. Настоятелем назначен иерей Сергий Сартаков [11] [12] .

Автор воспоминаний сестры милосердия крестовоздвиженской общины

«В 1854 г. во время Крымской войны была создана по поручению Великой княгини Елены Павловны, вдовы младшего брата Николая I, община сестёр милосердия, впоследствии получившее название «Крестовоздвиженской общины».

В то время на войне не хватало врачей и медицинского персонала, поэтому женщины Севастополя принимали активное участие в лечении больных и раненых, большинство из которых медицинской подготовки не проходили. Великая княгиня Елена Павловна сумела убедить императора в том, что необходимо создавать отряды подготовленных сестёр-милосердия из женщин-добровольцев для помощи по уходу за ранеными бойцами. 5 ноября 1854 г. в Санкт-Петербурге была создана знаменитая Крестовоздвиженская община сестёр милосердия. Её члены, женщины разного сословного происхождения, проходили обучение в пехотном госпитале в течение 2-3 месяцев. Великая княгиня Елена Павловна, назвав созданную с её помощью общину Крестовоздвиженской, выразила тем самым общее чувство преданности православному монарху и отечеству в годы тяжёлого испытания.

Всего за время Крымской войны было отправлено три отряда сестер милосердия, что составило 202 человека. 24 ноября 1854 г. в Крым прибыл первый отряд сестёр милосердия, состоявший из 30 человек, второй отряд отправился в путь 13 января 1855 г., последний — в феврале 1855 г.

Для организации сёстринского ухода был приглашён Великой княгиней известный хирург Н.И. Пирогов.

Пирогов разделил сестер на следующие категории:

1. операционные сёстры;
2. перевязочные сёстры;
3. сестры-аптекари;
4. сестры-хозяйки.

Для каждой из них хирург разработал точную инструкцию их действий и задач.

Однако Пирогов указывал на то, что врачи должны учитывать опыт медсестёр, которые не обязаны подчиняться приказам тех, кто только приступил к выполнению медицинской работы. Сёстры милосердия не только ухаживали за ранеными бойцами. Они помогали хирургам, врачам, фельдшерам в операционных и на перевязочных пунктах, принимали участие в распределении раненых по степени ранения и его тяжести. Нередко сёстрам приходилось перевязывать раненых в антисанитарных условиях: на открытой местности, под дождём, в грязи. От того, что из-за огромного количества раненых врачей стало не хватать, остались на попечении женщин и перевязочные пункты. Уже к концу войны сёстры милосердия руководили перевозкой раненых из Крыма на путях эвакуации: в Перекоп, Симферополь, Николаев, Херсон, Харьков, Екатеринослав, Киев, Одессу.

Всего было 70 госпиталей. Сёстры милосердия облегчали своей помощью и уходом страдания раненых, им бойцы доверяли и своё последнее желание, и последний вздох воина, погибшего в войне.

Привлечение сестёр милосердия к оказанию медицинской помощи в Крымской войне не осталось незамеченным средствами массовых информаций. Газеты и журналы того времени начали писать о самоотверженном труде сестёр в лазаретах и госпиталях, на поле боя под открытым огнем.

В те времена женщин не привлекали для оказания медицинской помощи непосредственно в местах боевых действий, они работали только в мирное время, и только в больницах и госпиталях. Это событие стало первым мировым опытом по подготовке сестёр милосердия к работе в военно-полевых условиях. Данный опыт стал столь успешным не только благодаря удачному подбору персонала, но и талантливым и старательным старшим сёстрам: Меркуловой, А.П. Стахович, Е.П. Карцевой, Е.А. Хитрово, Е.М. Бакуниной.

Сохранились в истории имена многих самоотверженных и трудолюбивых сестёр милосердия; хотя не все дожили до конца войны. Каждая четвёртая из женщин умерла от болезней, каждая вторая переболела крымской лихорадкой или тифом. 68 сестер милосердия были награждены медалью «За оборону Севастополя», а самые отличившиеся из них — Георгиевской медалыо.

Сёстры милосердия с честью выполнили свой долг в годы Крымской войны. Их главные традиции самоотверженного служения людям были продолжены уже другими женщинами во времена русско-турецкой войны (1877-1878 г.). Но об этой кампании оставили свои воспоминания Н.И. Пирогов, Е.М. Бакунина, П.И. Орлова-Савина и др.

Пирогов стал первым в мире врачом, который смог организовать и применить женский уход за ранеными в местах боевых действий. Именно ему принадлежит великая честь введения этого вида оказания медицинской помощи раненым в армии. Пирогов первый основал и организовал «Крестовоздвиженскую общину сестер попечения о раненых и больных». Среди сестёр милосердия особенно выделялись A.M. Крупская и Е.М. Бакунина, последняя из которых после окончания войны занялась созданием новой общины сестер. Простой русский солдат знал, что в любую погоду, в дождь, снег и бурю, где бы он не оказался, в перевязочной, на бастионе, в палатке или во время эвакуации всегда может рассчитывать на помощь своих «севастопольских сёстричек». Слава об этих первых русских женщинах, которые служили беззаветно своей стране и народу, с каждым днем росла, распространяясь по всему миру. И героические советские женщины, которые заслужили такую же, неувядаемую славу, принимая активное участие в Великой Отечественной войне, вспоминают с уважением своих севастопольских предшественниц. Следует сказать, что иностранцы, особенно немцы, сделали попытку приписать инициативу в организации женского ухода за ранеными бойцами в войне англичанке Нейтингель.

Пирогов против подобного предположения очень резко высказывался в письме, которое он писал баронессе Раден. В качестве доказательств он привёл год создания «Крествоздвиженской общины сестер попечения о раненых и больных» — осень 1854 г. Пирогов настаивал на том, что русские должны бороться за истину и не позволять зарубежным странам оспаривать вклад отечественных медсестер и врачей в развитие медицины».

История медицины и фармации / Под ред. Д.В. Михеля, М., «Эксмо», 2010 г., с. 140-142.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector